ЛитМир - Электронная Библиотека

– Это хорошо. Но завтра еще поболит. Горячая ванна вам поможет. – Он взглянул на большую медную лохань, поставленную лакеями возле камина. – Я распоряжусь, чтобы принесли воду. Закончите – сразу ложитесь в постель, вам нужен отдых.

Он повернулся к тете.

– Могу я проводить вас вниз, леди Делия? Мой отец сидит в гостиной, надеясь заполучить партнера для игры в триктрак. – И шепотом добавил: – Он не любит играть со мной, я всегда побеждаю.

– Я тоже рада буду обыграть его, – сказала тетя Делия со смехом.

Она наклонилась к Виктории и поцеловала ее в щеку.

– Подумай над тем, что я сказала, дорогая, – прошептала она ей на ухо.

Натан с тетей пошли к выходу. Прежде чем закрыть дверь, он обернулся и посмотрел на Викторию долгим взглядом. Ее сердце заколотилось, и ей стало интересно, о чем он думает в такой момент.

Его глаза блеснули, и он сказал мягко:

– Наслаждайтесь ванной.

И ушел. Оставив яркое воспоминание о себе.

Глава 17

Если современная женщина когда-либо решит взять судьбу в собственные руки и сказать объекту страсти «я хочу тебя», она может быть уверенной в своих действиях, потому что мужчина вряд ли посмеет отвергнуть приглашение.

«Дамский путеводитель к счастью и душевному комфорту»

Чарлза Брайтмора

С кошачьей грацией, которая очень помогала ему во время королевской службы, Натан вскочил на подоконник в пустой комнате, прямо над спальней Виктории. Он мягко приземлился на ее балкон, затем, быстро спрятавшись в тени, куда не доставал лунный свет, стал смотреть в окно. И замер от увиденного зрелища.

Виктория полулежала в лохани, ее плечи поблескивали в золотом свечении огня, потрескивавшего в камине. Блестящие темные волосы были красиво и небрежно собраны на затылке, и несколько выбившихся длинных прядей падали на шею и щеки. Поднимавшиеся клубы пара делали ее щеки румяными и влажными.

Перед собой Виктория держала книгу и была глубоко погружена в чтение, покусывая нижнюю губу. Натан наблюдал, как загадочная, интригующая улыбка играла на ее губах, и он очень понадеялся, что этот взгляд порожден мыслями о нем.

Она неторопливо отложила книгу на маленький круглый столик, поставленный рядом с лоханью, – на нем лежали два чистых толстых полотенца. Затем закрыла глаза.

С легкостью, наработанной годами, Натан бесшумно открыл окно и, проникнув в комнату, крадучись стал приближаться, держа в руке красную розу на длинном стебле. Встав рядом с лоханью, он посмотрел вниз. Она положила голову на полированный медный край, обнажив изящную влажную шею. Взглянув на красную отметину там, куда вонзился нож, он стиснул зубы. Заставив себя отвлечься от медицины, Натан продолжал разглядывать женщину.

Теплая вода покрывала ее плечи, образовывая маленькие лужицы в выемках ключицы. Виднелась полная грудь с розовыми сосками. Его взгляд опустился к ее животу, к треугольнику маленьких темных кудрей, затем двинулся дальше, по линии стройных ног. Лохань была короче Виктории: ее красивые скрещенные лодыжки лежали на другом краю. Ступни выступали наружу. У нее была маленькая ножка, изгиб плюсны был высокий, и его пальцам очень захотелось погладить ее.

– Наслаждаетесь ванной, Виктория?

Вздрогнув, она резко открыла глаза. Быстро убрав ноги с края, отчего часть воды выплеснулась наружу, она скрестила их, одновременно прикрыв грудь руками.

– Что... что вы тут делаете?!

– Пришел посмотреть, нравится ли ванна. – Он протянул ей розу. – Это вам.

Ее взгляд метался между ним и цветком. Затем она вытянулась и, приняв подарок, вдохнула аромат бархатистых лепестков. Глядя на него поверх лепестков розы, она заметила его наряд и спросила:

– А почему вы одеты в черное?

– Чтобы избежать разоблачения, если кто-то следил снаружи, как я пробирался к вам на балкон.

Она быстро посмотрела в сторону окон, потом опять на него. Хотя Виктория и была потрясена, все же в ней пробудился интерес.

– Вы вошли через балкон? Как?

– Спрыгнул из окна этажом выше.

У нее округлились глаза:

– Нет, вы не могли!

– Мог.

– Вы с ума сошли? Если бы вы упали, могли серьезно пострадать.

– Скорее погибнуть, – поправил он. – К счастью, я хорошо обучен.

– А вы не знали, что на свете бывают двери?

– Это слишком предсказуемо, а мне хотелось включить элемент неожиданности в свое появление. Кроме того, я сильно рисковал быть замеченным, входя в вашу спальню из коридора. А если бы дверь была заперта? Кто-нибудь мог увидеть, как я подбираю ключ. Стучать мне тоже не хотелось, потому что вам пришлось бы вылезти и накинуть на себя платье, чтобы открыть дверь. Тогда я не смог бы лицезреть вас в ванне, а такое зрелище, позвольте заверить вас, дорогая Виктория, нельзя упускать.

Румянец, не уступавший по яркости подаренной розе, залил ее щеки.

– Так вы выпрыгнули из окна и приземлились на мой балкон?

– Это наш, шпионский способ, – ответил Натан, пожав плечами. – Я очень рад, что не повредил ни одной важной части тела. Боюсь, я немного позабыл этот маневр.

– И вы здесь, чтобы осмотреть мои царапины?

– Не совсем, – ответил он, подойдя к двери и повернув ключ в замке.

В воздухе раздался мягкий щелчок. Медленно направившись обратно к ней, он по локоть засучил рукава, отметив напряженность, с какой она следила за ним, – в ее глазах вскипали настороженность и понимание. Он подошел к лохани и, опустившись на колени, положил руки на край и окунул в воду кончики пальцев.

– Конечно, я был бы очень рад проверить, как там ваши повреждения, – сказал он, глядя на нее, – но чтобы играть честно, должен предупредить вас, что сейчас я здесь не как врач, а как мужчина, намеревающийся...

Его голос затих, он вытянулся вперед и медленно провел пальцем по ее ключице.

Она посмотрела на него большими ясными глазами.

– Что? – спросила Виктория, затаив дыхание. – Обольстить?

– Обольстить, – медленно повторил он, наслаждаясь словом, будто превосходным кларетом с изысканным вкусом. – Это превосходная, возбуждающая мысль. Я обязательно обдумаю ее, но в следующий раз.

– В следующий раз? – не понимая, переспросила она.

– Да. – На его лице появилась маска сожаления. – Как ни велик соблазн, боюсь, этот визит – с целью отомстить.

Не дав ей ответить, он встал и легко смахнул со столика ее полотенца. Затем отошел к дальнему концу камина, покинув зону досягаемости, и как ни в чем не бывало облокотился на мраморную доску.

Ее взгляд метнулся от пустого столика к полотенцам, которые он держал в руке, затем она оглядела комнату. Рубашка и халат лежали на кровати. Ближайшее, чем она могла прикрыть себя, были полотенца, находившиеся у него. Виктория посмотрела на него и сжала губы.

– А, я поняла, – сказала она, кивая. – Это ваша месть за то, что произошло на озере. Я видела вас голым и мокрым, теперь вы хотите посмотреть на меня в таком же виде.

– Это будет честно. Я же предупреждал вас, что буду ждать часа расплаты. Но созерцание меня голым и мокрым – это еще не все, что произошло. – Он медленно улыбнулся. – И я намерен отплатить.

Натан был глубоко удовлетворен интересом, возникшим в ее глазах. Не прекращая зрительного контакта, она подалась вперед, положив скрещенные руки на край лохани и опустив на них подбородок.

– А если я не вылезу?

– Когда-нибудь вам придется это сделать. – Он улыбнулся и занес ногу за ногу. – Я готов ждать, сколько потребуется.

– Хм, а если я откажусь?

– Тогда, полагаю, мне придется залезть к вам в ванну.

– Вы действительно бы это сделали?

– Это приглашение?

Она покривилась:

– Нет, это вопрос. Я взвешиваю свои решения, и мне нужен ответ.

– В таком случае – да. Залез бы в мгновение ока.

– Понятно. Ну, мне нужно немного времени, чтобы подумать и спланировать. Решить, как быть.

– Не торопитесь, – сказал Натан, великодушно взмахнув рукой. Он наклонился, чтобы положить полотенца на ковер, и понял, что между полотенцами – книга. Он прочитал название и приподнял брови. – А, тот самый постыдный «Дамский путеводитель», – сказал он, выпрямляясь. Открыв первую попавшуюся страницу, он прочел: – «Есть множество способов, которыми современная женщина может обольстить понравившегося ей мужчину, нужно только воображение. Предложите прогулку под луной с намерением свернуть на отдельную дорожку, на тайное место встречи. Он не сможет отвергнуть записку, не подписанную, но надушенную вашим ароматом, в которой вы укажете только место и время».

46
{"b":"6403","o":1}