ЛитМир - Электронная Библиотека

Нежные пальцы ласкали ее медленными круговыми движениями, которые, казалось, сведут с ума.

– Я говорил тебе, – произнес он сухим шепотом над ее ухом, – что ты никогда не заставишь меня встать перед тобой на колени. Помнишь?

Боже, неужели он думает, что она в силах отвечать на вопросы?!

– Да... – произнесла она, делая блаженный вдох.

– А ты ответила: «Никогда не говорите «никогда»». И была права.

Он убрал руки, на что она отреагировала возгласом протеста, перешедшим в сладостный стон, когда он встал перед ней. Их губы слились в пламенном поцелуе, в переплетении языков; его руки скользили по ее спине, затем перешли вперед, сжимая грудь. Оборвав поцелуй, он спустился к ее шее, потом к груди, обхватывая сосок горячими губами, и ее охватил сладостный восторг. Погруженная в ощущения, она сжала его плечи в поисках опоры и откинула назад голову.

Уделив должное внимание груди, он медленно опустился на колени, проводя языком линию от верхней части живота к пупку. Покрывая поцелуями нижнюю часть, он глубоко вдохнул, и она слышала, как он с блаженством произнес:

– Розы...

Его руки обвились вокруг ее лодыжек, затем медленно поднялись вверх по ногам, лаская внутреннюю сторону бедер, обхватывая ягодицы и мягко их массируя. Он продолжал целовать, опускаясь ниже, пока его губы и язык не достигли того места, где он нежил ее пальцами. Ее плечи сильнее сжались, в то время как колени все больше ослабевали. Он мягко протиснулся плечом меж ее ног, расставляя их шире. Ее пробила дрожь, но его сильные руки, державшие ягодицы, начали двигать ее бедра. Блаженство выросло, достигло неизмеримых высот и взорвалось, выплеснувшись наружу вскриком и судорогами, пробежавшими по всему телу. Унявшись, дрожь лишила Викторию последних сил, оставив насытившейся, удовлетворенной и совершенно ослабевшей.

Не говоря ни слова, он поднялся и, подхватив ее на руки, отнес к кровати и осторожно положил на постельное белье. Она посмотрела вверх, ожидая увидеть озорство в его взгляде. Но он смотрел на нее очень серьезно. Накрыв ее простыней, он присел на край кровати и дрожащими пальцами убрал ей за ухо волнистую прядь.

– А месть действительно сладка, – тихо сказал он.

Ее сердце замерло. Как он сейчас сказал это, как заботливо укрыл ее... кажется, все подходило к концу. Набравшись смелости, она сказала:

– Это ведь не конец, верно?

У него блеснули глаза.

– Ты хочешь продолжения?

– А ты нет?

– Ты все обдумала?

– Очень тщательно. И, как ты сказал, не во время возбуждения или испытывая блаженство после.

– Во всех деталях?

– Да. При других обстоятельствах я бы не ввязалась в это, но есть смягчающие факторы.

– Например?

– Эта местность. В Лондоне трудно быть осмотрительной, а здесь меня никто не знает. Возвращаться я сюда не собираюсь, и поблизости нет никого из моих знакомых.

– Но если о нас узнают, то никакое расстояние не спасет тебя от скандала. Кроме того, опасность забеременеть...

– Есть много способов, чтобы предотвратить это, – ответила она. – Как доктор ты должен их знать.

– Конечно, знаю. – Он удивленно посмотрел на нее. – Я не представлял только, что они известны тебе.

– Я почерпнула много сведений из «Дамского путеводителя».

– Ах да, «Путеводитель». Действительно, в нем информации – как в роге изобилия. Должен признать, что нахожу прочтенную мной часть весьма щекотливой.

– Это вовсе не так, – сказала Виктория, вынужденная защищать книгу, ставшую для нее великой ценностью. – В ней содержится такая информация для женщин, которую нам больше негде почерпнуть.

– Вроде того, как прикасаться к мужчине? Соблазнять его?

Она выпрямилась.

– Да, помимо многих других вещей.

– Хм, ну, в таком случае с меня благодарственное письмо автору книги. Однако стоит учесть еще кое-что. Даже если здесь ничего не узнают, то когда вы будете обвенчаны, все раскроется в первую же брачную ночь, что возымеет печальный результат. Не думаю, что Брэнрипл или Дрейвенсби будут рады узнать, что у их невесты был любовник.

– Выход из такой ситуации тоже описан в «Дамском путеводителе». Автор утверждает, что это не должно касаться мужчины, это не его дело. Ведь от него не ждут, что он ляжет в постель девственником.

– Возможно. Но мне очень любопытно, какой же выход предлагает автор?

– Мой личный выбор – энтузиазм. В «Путеводителе» сказано, что если в брачную ночь невеста – активный, оживленный участник любовной игры, а не бесчувственное пустое место, то жених будет так увлечен, что ему и в голову не придет выяснять... э-э... подробности.

Выражение лица Натана было нечитаемым, и только один мускул на лице дрогнул.

– Ясно, – ответил он спокойно.

– Я не могу понять, сударь, почему вас так волнует исход моей брачной ночи.

В его глазах что-то пронеслось, но исчезло раньше, чем она успела понять, что именно.

– Я беспокоюсь, потому что не хотел бы, чтобы вам было больно. Во всех смыслах.

Она нахмурилась.

– Спасибо, я ценю вашу заботу, но...

– Но что?

Виктория тяжело вздохнула.

– Ну, для человека, который заявляет, что хочет меня, вы не очень сильно рветесь ко мне в любовники. К сожалению, прочитав «Дамский путеводитель» сотни раз, я ничего не нашла о том, как ладить с мужчиной, который не желает...

– Не желает? – Глаза Натана потемнели, и он поднялся с кровати. Пронзая ее взглядом, он медленно расстегнул рубашку. – Моя дорогая Виктория, я-то как раз очень хочу, уверяю тебя. Просто мне нужно быть уверенным, что ты знаешь, на что идешь.

Он сдернул с себя рубашку и небрежно отбросил ее на иол. Виктория окинула взглядом его грудь, остановившись на шелковистых завитках волос, собиравшихся в черную ленточку, которая делила его плоский, сильный живот на две части. Признаки возбуждения четко вырисовывались под обтягивающей тканью бриджей.

«О Боже...»

В нем не было ничего, что указывало бы на нежелание.

– И на что же я иду? – спросила она, чувствуя учащение пульса.

– На то, что есть любовник, который не удовлетворится тем, что получит тебя лишь единожды. Я рассчитываю, что наша любовная связь будет продолжаться все оставшееся время, что ты проведешь в Корнуолле.

– Понятно. – Она выпрямилась в постели, смахнув с себя простыню, и встала на колени. Вытянувшись вперед, она провела кончиком пальца по очаровательной ленточке волос. – Тогда, чтобы играть честно, мне лучше предупредить вас, что и вы втягиваетесь в интригу с женщиной, которая после одного раза вас не отпустит. Я тоже буду ждать продолжения в течение всего моего пребывания в Корнуолле.

Ее палец скользнул по участку кожи прямо над поясной линией бриджей. От одного легкого прикосновения его мышцы вздрогнули.

– Тяжелый труд, который я постараюсь выдержать с улыбкой на лице.

– Конечно, если ты не уверен в своей выносливости...

Он приподнял бровь:

– Ты сомневаешься в моих силах?

– А если я скажу «да», вы докажете мою неправоту?

– Боюсь, это вынудит меня усилить вызов.

– Да! – сказала она без колебаний.

Глава 18

Выбором современной женщины должен стать щедрый, заботливый любовник, который сделает все, чтобы доставить ей удовольствие. Также важно, чтобы и она видела, что ему хорошо, – это увеличит ее наслаждение.

«Дамский путеводитель к счастью и душевному комфорту»

Чарлза Брайтмора

Натан уже не медлил. Казалось, он прождал целую вечность, когда окажется так близко к ней. Ему понадобилось тридцать долгих секунд, чтобы скинуть с себя оставшуюся одежду; руки, обычно спокойные, дрожали, пальцы обмякли. Он никогда еще не чувствовал себя таким распущенным, страждущим, не мог контролировать свою страсть.

Освободившись от бриджей, он залез к ней в постель, накрывая своим телом. Чувствуя ее под собой, поглощенный волшебным ощущением, он погрузил пальцы в шелковистые локоны и страстно поцеловал Викторию, вонзив язык прямо в ее горящий рот. Самообладание, стремительно исчезавшее, получило новый удар, когда она обвила руками его шею и встретила мощную атаку его языка своим языком.

48
{"b":"6403","o":1}