ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Технологии Четвертой промышленной революции
Мысли, которые нас выбирают. Почему одних захватывает безумие, а других вдохновение
Спасти нельзя оставить. Сбежавшая невеста
Секрет легкой жизни. Как жить без проблем
Тарен-Странник
Центр тяжести
Стеклянное сердце
Инферно
Принципы. Жизнь и работа

– Что, например?

– Не знаю. Может, куст высокой морской травы? Натан придвинул стул ближе к ней и начал внимательно вглядываться в рисунок.

– Если это морская трава, то либо мы проглядели драгоценности, либо Бэйлор дал неправильные указания. – Он провел пальцем по плану местности, который заново нарисовал, и указал на неисследованные места. – Оставшиеся пять квадратов находятся внутри, слишком далеко от места, где растет морская трава. Но ты, возможно, права, что это не скалы, а что-то другое.

Они оба стали изучать линии, и Виктория сказала задумчиво:

– А могут ли это быть какие-нибудь дорожки, тропинки? Натан кивнул и указал на место, где линии пересекались.

– Возможно, три дороги, которые сходятся здесь.

Волнение Виктории росло с каждой секундой.

– Ты знаешь какое-нибудь место в имении, похожее на это? Где три тропы сходятся у скал?

Натан встал и зашагал по комнате, нахмурив брови. Чтобы не мешать ему думать, Виктория сидела, не издавая ни звука. Ей казалось, она видела, как работал его мозг, пока он мысленно осматривал обширную площадь имения.

– В северной стороне, – пробормотал он, затем покачал головой. – Нет, скал там нет.

Он остановился у стола и снова изучил план.

– Здесь так много дорог, – сказал он почти обреченно, – но ничего не приходит в голову. Мне надо подумать над этим...

Тут он вдруг замер и всмотрелся в ее рисунок.

– Вода, – сказал он. – Это никакие не дороги, а потоки воды!

Натан несколько раз повторил слово «потоки», с каждым разом все более взволнованно. Он показал на один из квадратов, в котором они еще не были. Эта зона была в самом дальнем, северо-западном конце имения.

– Вот. Три потока, которые сходятся здесь. Это граница между имением моей семьи и собственностью Элвиков.

– Там есть скалы?

Они переглянулись.

– Нет, там развалины старого каменного дома. Так, три разрушенные стены, нет крыши... Господи, вот оно!

Его голос был на пике волнения, глаза горели. Обхватив лицо Виктории руками, он быстро поцеловал ее в губы, затем испустил короткий победный смех.

– Ты просто гений!

– Я? Это же ты обо всем догадался.

– Да, но идея – твоя. Вдохновение! – Он погладил ее пальцем по щеке. – Кажется, из нас получится непревзойденная команда.

Его голос, неожиданная серьезность во взгляде – все это так сильно согрело ее, что она не смогла больше думать. На следующей неделе ей в голову придет какой-нибудь оригинальный ответ, но сейчас она была в состоянии лишь кивать.

«На следующей неделе ты скорее всего будешь уже на пути в Лондон», – прошептал ее внутренний голос. Виктория вздрогнула от грустного напоминания.

Откашлявшись, она спросила:

– Мы прямо сейчас отправимся к этому заброшенному дому или ты хочешь дождаться рассвета?

Натан нахмурился.

– Виктория, я хочу, чтобы ты осталась тут.

Она отступила, и его пальцы соскользнули с ее щеки. Подперев бока, она встала, глядя на него.

– Сидеть в доме, пока ты в одиночку не найдешь драгоценности? Боюсь, не выйдет.

Он потянулся было к ней, но она сделала еще шаг назад, уворачиваясь.

– Виктория, мне нужно быть уверенным в твоей безопасности...

– А мне – в твоей!

– Теперь, когда у меня нет настоящей карты и письма, случиться может что угодно. Я не могу позволить тебе рисковать. – На этот раз, вытянувшись вперед, он все-таки сумел схватить ее за плечи. – После этого ублюдка с ножом... – Он зажмурился. – Твой отец наказал мне защищать тебя, и я не подведу его снова.

Подняв руки, Виктория взялась за его сильные плечи.

– В тот раз ты никого не подвел, Натан. Насколько я понимаю, для меня самое безопасное место – рядом с тобой. Я уже так далеко зашла с поисками, что не могу позволить, чтобы меня убрали, не дав досмотреть до конца. Все это время мы были партнерами, так давай останемся ими. Кроме того, работа идет быстрее, когда ищут двое.

Натан собрался возразить, но она опередила его:

– Ты можешь не согласиться, но тогда я просто пойду за тобой. Так что остается лишь один вопрос: пойдем сейчас, в ночь, или дождемся рассвета?

– Я удивлен, что ты оставила мне выбор, – пробормотал он мрачно.

Она скромно опустила глаза.

– У тебя больше опыта в этом, чем у меня.

– Да, и поэтому...

– Ты выбираешь, когда нам лучше отправиться.

– Ты всегда была такой упрямой?

– Возможно, просто до недавнего времени эта черта была скрыта во мне.

– Тебе стоило прятать ее подольше.

– Ты не можешь так думать. Сам говорил, что хорошо открывать в себе что-то новое. Я помню твои слова, что прошлый опыт не давал мне достаточно свободы, чтобы понять, кто я на самом деле. Что я делала скорее то, чего от меня хотели, а не следовала зову сердца. Что говорить начистоту, действовать импульсивно – все это освобождает. И наконец, что я могу спокойно довериться тебе во всем.

Натан что-то пробормотал про себя, и Виктория с трудом сдержала улыбку.

– Но ты ни в коем случае не отойдешь от меня ни на шаг!

– Клянусь. И давай не забудем про маленький пистолет в сумке с инструментами. Я воспользуюсь им сразу же, если понадобится, – сказала она твердо.

Однако это заявление не обрадовало его. Он еще больше нахмурился.

– Но ты можешь не успеть вытащить его, и я вообще не хочу, чтобы он оказался у тебя в руках. Есть опасность подстрелить кого-нибудь.

– А разве не для этого нужны пистолеты?

– Я имел в виду тебя. Или себя.

– О, тогда я наполню ридикюль камнями и буду держать его наготове.

Он поморщил нос и покачал головой:

– Ридикюль? Камнями?

Виктория вздернула подбородок:

– Да. Об этом ведь написано в «Настольной книге шпиона»?

– Поверь мне, такого там нет.

– Значит, должно быть. Ридикюль маленький, его легко держать в руке, и он не похож на оружие. И, честное слово, я не премину побить им какого-нибудь негодяя. – Она приподняла бровь. – Надеюсь, ты не вынудишь меня испробовать это на тебе.

Ей показалось, что он заскрипел зубами от раздражения.

– Пойдем на рассвете, – сказал он, чуть ли не рыча.

– Я бы тоже выбрала это время.

– Как хорошо, что хоть в чем-то мы сегодня согласились.

– Держу пари, у нас есть еще одно одинаковое мнение.

– Я бы не был так уверен. У меня не то расположение духа.

Она обвила его руками и, вытянувшись вверх, легонько куснула в шею.

– Мы ведь оба понимаем, что есть более интересные способы провести оставшиеся до рассвета часы, нежели споры. Ты так не думаешь?

Его руки скользнули к ее талии. Тепло ладоней прошло сквозь шелковую ткань.

– Ну, не знаю. – У него вырвался тихий стон, когда она стала нежно покусывать мочку его уха. – Меня надо будет еще убедить.

Рука Виктории опустилась к его груди, потом к животу, затем еще ниже, лаская его через шелковую рубашку. Он поспешно вобрал в себя воздух, его глаза сияли, как две новые монеты.

– Это лучше споров? – прошептала она, гладя напрягающийся орган.

– Все, убедила, – ответил Натан и прижал ее к себе.

Они тихо выскользнули из дома, как только первые рассветные лучи коснулись неба. С бьющимся от предвкушения сердцем Виктория шагала в ногу с Натаном, крепко взявшим ее за руку. В свободной руке она держала темно-синий бархатный ридикюль, наполненный камнями.

– Мы лучше пойдем пешком, не будем брать лошадей, – проговорил он, когда они проходили мимо конюшен. – Так проще осмотреть окрестности развалин без риска быть замеченными.

Виктория кивнула, затем сосредоточилась на дороге. Они шли торопливо. Миновали озеро и продолжили путь по дороге, сворачивавшей направо. Где-то через полчаса Натан замедлил шаг. Небо делалось пасмурным, а воздух – прохладнее и тяжелее от приближавшегося дождя. Виктория услышала журчание воды среди скал, означавшее, что рядом был поток. Натан завел ее за широкий вяз, держа одной рукой за плечи.

– Развалины, – сказал он шепотом.

55
{"b":"6403","o":1}