ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ну что ж, вам придется привыкнуть к шуму. До скорой встречи. Я вернусь через неделю. Если до того случите; что-либо важное, я или приеду раньше, или пришлю письмо.

— Спасибо, — тихо проговорил Стивен. — Я ценю все что вы делаете для меня, пока я нахожусь в полном бездействии.

Джастин бросил многозначительный взгляд на дом.

— Этим вы и дальше намерены заниматься? Ничегонеделанием? Что-то я сильно в этом сомневаюсь.

— Кажется, вы вновь на что-то намекаете? — спросил Стивен.

— Да. Мне очень понравилась эта женщина, Стивен. Будет жаль, если мисс Олбрайт подарит вам свое сердце, а потом окажется брошенной.

Стивен сверкнул глазами.

— Вы совсем сошли с ума? Я вовсе не собираюсь соблазнять ее. Она слишком высока ростом, слишком откровенна и слишком чужда условностей.

— Судя по тому, что я увидел, она заботлива, бесхитростна, дружелюбна и мила. Вам же всегда нравились женщины холодные, расчетливые и нравственно развращенные. Пожалуй, мне не стоит беспокоиться, как бы мисс Олбрайт не осталась с разбитым сердцем. Скорее она разобьет ваше.

— Черта с два, — пробормотал Стивен.

— Вы считаете, друг мой, что у вас вообще нет сердца? Именно так я думал о себе. А потом встретил вашу сестру. — Джастин смущенно помолчал. — Итак, прощайте на неделю, друг мой. Желаю удачи.

Стивен смотрел, как друг исчезает за поворотом дороги. Идя к дому, он вспомнил слова Хейли: «Он вовсе не капризный, не надменный и не циничный. Просто одинокий». Недоверчивый возглас сорвался с его губ. Возможно, мисс Хейли Олбрайт и разумна, но в разборе его свойств она оказалась далека от истины. Одинокий?.. Стивен покачал головой. Его окружает столько людей, что не перечтешь. Порой он задыхается в объятиях очередной любовницы. Ему кажется, что всем и всегда от него чего-то нужно. Казалось до сих пор. Он остановился, пораженный этой мыслью. Огляделся, вдыхая легкий аромат цветов. Он был один. Никто перед ним не раболепствовал, никто ему не кланялся, не шаркал ножкой, стремясь заручиться милостями маркиза Гленфилда. Олбрайты понятия не имеют, кто он такой. Для них он просто мистер Барретсон, домашний учитель. Они открыли перед ним свой дом с бескорыстием, удивившим его. Он и понятия не имел, что такая доброта действительно существует. Слова Джастина непроизвольно пришли на ум: «Скорее она разобьет ваше». Стивен громко расхохотался. Вот уж воистину нелепая мысль! Он знает давно, что все женщины неискренние и вероломные. Никакой женщине никогда не завоевать его сердца.

Глава 7

— Ваш друг мистер Мэллори был очень мил, — заметила Хейли, когда Стивен вернулся во внутренний дворик. — Вы с ним давно дружите?

Стивен опустился в кресло напротив Хейли.

— Больше десяти лет.

Хейли налила ему чаю, и Стивен кивнул в знак благодарности. На самом деле ему ужасно хотелось выпить портвейна, но он сомневался, что мисс Олбрайт держит его у себя дома. Стивен бросил взгляд на лежащую перед ней книгу.

— Что вы читаете?

— «Гордость и предубеждение». А вы любите читать?

— Очень. Хотя на это редко находится время.

— Я понимаю, что вы имеете в виду. Я тоже редко оказываюсь без дела.

Вдруг Стивен понял, что они совершенно одни.

— А где все?

— Тетя Оливия, Гримзли и Уинстон повезли детей в город за покупками.

— Вы не захотели поехать с ними?

— Нет. Мне больше нравится читать, нежели ходить по лавкам.

— А я вам помешал, — заметил он.

— Вовсе нет, — успокоила она его, улыбаясь. — Уверяю вас, это такое удовольствие — поговорить с таким ученым человеком, как вы. У нас весьма обширная библиотека, мистер Барретсон. Не хотите ли взглянуть?

— Непременно, — ответил Стивен.

Войдя в дом, Хейли провела его по коридору.

— Это моя самая любимая комната во всем доме, — сказала она, открывая двустворчатую дубовую дверь.

Одну стену целиком занимали окна от пола до потолка. Три остальные были просто книжными полками, поднимавшимися от пола к потолку на высоту двадцати футов. Тут были книги по всем отраслям знаний — от архитектуры до зоологии.

— Это действительно богатая библиотека, мисс Олбрайт, — сказал Стивен. — Как получилось, что у вас оказалось такое прекрасное собрание?

— Многие из книг принадлежали еще моему деду. Отец же мой расширил библиотеку во время своих путешествий.

Стивен медленно провел пальцами по красивому кожаному переплету какого-то поэтического сборника и заметил:

— Теперь я понимаю, почему это ваша самая любимая комната.

— Пожалуйста, не стесняйтесь, пользуйтесь библиотекой, пока вы здесь, мистер Барретсон, — предложила Хейли. — Одно из величайших удовольствий от обладания книгами состоит в том, чтобы делиться ими с тем, кто их 60 любит.

— Весьма великодушно с вашей стороны, мисс Олбрайт, и я не премину воспользоваться вашим предложением.

Стивен еще какое-то время рассматривал книги; когда он снова повернулся к Хейли, то заметил, что она внимательно смотрит на него.

— Что нибудь случилось? — спросил он. Щеки ее окрасил румянец.

— Нет. Просто я подумала, не трудно ли было бы вам побриться?

— Я бы с удовольствием, — осторожно начал он, — но боюсь, что из-за раны в плече буду неловок.

— Глупости. Если вы не в состоянии сделать это самостоятельно, я с удовольствием побрею вас сама.

— Вы уверены, что знаете как…

— Целиком и полностью. Пойдемте со мной.

И она вышла из библиотеки. Стивен шел следом.

Вскоре он уже сидел на массивном стуле; на груди у него лежало полотенце, а Хейли стояла над ним, взбалтывая мыло в фарфоровой миске. Увидев, что она взяла в руки острую бритву, Стивен вдруг засомневался в успехе операции.

— Вы уверены, что умеете это делать? Она лишь улыбнулась в ответ.

— Мистер Барретсон, мне стоило немалых усилий спасти вам жизнь. Я не собираюсь перерезать вам горло и уничтожить результаты своих тяжких трудов. Закройте-ка глаза.

Крайне неохотно Стивен подчинился.

— А это, черт побери, что такое? — возопил он, резко выпрямляясь, когда нечто теплое коснулось его лица.

— Это всего-навсего салфетка, смоченная в воде, чтобы размягчить щетину. А теперь я должна попросить вас сидеть смирно, иначе я и впрямь могу перерезать вам горло.

Заглушив сомнения, Стивен откинулся на спинку и позволил ей приложить к своему лицу компресс. Она несколько раз промокнула его лицо, и Стивен признался, что ему приятно то, что она делает.

— Сейчас я начну, мистер Барретсон. Вы обещаете не дергаться?

— А вы обещаете не перерезать мне горло, мисс Олбрайт?

— Обещаю.

— Вот и прекрасно.

Она взяла его за подбородок и немного сжала его. Стивен подчинился, слегка повернув голову набок. Мало-помалу напряжение уходило. Вскоре стало ясно, что мисс Олбрайт действительно умеет брить мужчин, и, поняв это, Стивен почему-то встревожился. До этого момента ему никогда не приходило в голову, какое это интимное действо — бритье. Ее убаюкивающий голос, ее осторожные руки, уверенные движения — все это погрузило его в некое забытье. Пока он не открыл глаз. Ее лицо оказалось совсем близко, лоб был сосредоточенно нахмурен. Ее теплая грудь слегка касалась его лица, и его окутало ароматом корицы. Она протянула руку, чтобы взять чистое полотенце, и груди ее прижались к его плечу, отчего чресла его немедленно оживились. Стивен постарался держать глаза закрытыми, но не сумел. Он был поражен ее видом, ее прикосновениями, ее ароматом. Когда она стерла остатки пены с его лица, их глаза встретились.

Он откашлялся.

— Вы закончили?

Она кивнула, и взгляд его упал на ее пухлые губы. Они, казалось, призывали его, и ему представилось, как он припадает к этим устам, касается языком ее языка. Мысли эти были неожиданно прерваны — ее ладонь мягко легла на его гладкую щеку.

— Вы необычайно красивы, — прошептала она. Стивен смотрел на нее как зачарованный. В прошлом многие женщины делали ему комплименты, но он всегда отмахивался от их лести, зная, что это лишь попытки заманить его в свои силки.

12
{"b":"6404","o":1}