ЛитМир - Электронная Библиотека

Он понимал, что поведение Хейли лишено всякого кокетства. Она дотрагивалась до него осторожно и ласково. Он знал, что такое эротическая ласка, но ее невинные прикосновения решительно приводили его в смятение. Наверное, она понятия не имеет, какое впечатление они на него производят.

А может быть, она все понимает? Стивен прищурился. Может быть, мисс Хейли Олбрайт вовсе не так невинна, как кажется? Выпрямившись на стуле, он провел руками по своему гладкому лицу и разорвал окутывающие их чары.

— Мое лицо кажется вам привлекательным?

— О да, мистер Барретсон. Я считаю вас самым красивым мужчиной, которого мне приходилось видеть. — Уголки ее губ изогнулись в улыбке, и на щеках появился румянец. — Но я уверена, что вам это говорили многие.

Стивен впился в нее взглядом, пытаясь отыскать в ее глазах признаки женского коварства. И не нашел.

— Говорил кое-кто, но я никогда этому не верил.

— Я всегда стараюсь быть правдивой.

— В таком случае вы — первая такая из всех знакомых мне женщин.

— Как это грустно, мистер Барретсон. Родители учили нас, что честность — свойство, самое важное из всех, которыми может обладать человек.

— Вот как? А мои родители учили меня никому не доверять.

Взгляд ее смягчился от искреннего сочувствия. Она примостилась на краешке его кресла и тронула его за руку.

— Мне очень жаль. Но ведь вы на самом деле доверяете людям. Недобрые уроки ваших родителей не смогли омрачить лучшую сторону вашей натуры.

Он усмехнулся:

— Господи, и как это вы пришли к такому выводу?

— Вы же доверяете вашему другу мистеру Мэллори. И мне тоже.

Стивен хотел ответить шуткой, но вдруг понял, что в ее голосе звучат серьезные нотки. Доверяет ли он ей? Вот уж нет! Он никому не доверяет. Кроме Джастина. — И Виктории. Но Хейли? Он же почти не знает ее!

Он раскрыл было рот, но промолчал. Она спасла ему жизнь. Она понятия не имеет, кто он такой, и у нее не было никаких причин помогать ему, кроме доброго сердца. Разумеется, она не ждет выгоды от своего поступка. Как называются такие люди? Он пошарил у себя в памяти и наконец нашел непривычное слово: бескорыстные. Она бескорыстный человек. И надежный. Впервые в жизни — если не считать Джастина и Виктории — кто-то относится к нему с добротой, ничего не ожидая получить взамен. Такого никогда не случалось со Стивеном Александром Барретсоном, восьмым маркизом Гленфилдом. Но это случилось со Стивеном Барретсоном, домашним учителем. Это открытие озарило его, точно вспышка молнии. Как странно — простой человек может иметь что-то такое, чего нет у маркиза.

— Пожалуйста, простите меня, мистер Барретсон, — сказала Хейли. — Мне не следовало выражаться так откровенно.

— Напротив, мисс Олбрайт. Это я должен принести вам свои извинения. От вас я не видел ничего, кроме доброты.

Он не мог не заметить удовольствия, которое расплылось по ее лицу при этих словах. На щеках снова расцвел румянец. Повернувшись, она направилась к двери.

— Мисс Олбрайт! — Да?

Стивен и сам не знал, зачем он ее окликнул.

— Я… э-э… увидимся за обедом, — сказал он, чувствуя себя явно по-дурацки.

— Да, мистер Барретсон. В шесть часов.

И она вышла, мягко притворив за собой дверь. Проклятие! Он не может ждать до шести!

Глава 8

После того как Хейли ушла, Стивен хотел отдохнуть, не ум его был слишком взбудоражен. Мисс Хейли Олбрайт. Он никак не мог выбросить ее из головы. И не мог понять, почему это происходит. Да, она привлекательна, но он знает множество женщин куда более красивых. Раздраженный и совершенно выбитый из колеи, он вышагивал по комнате. Черт побери, что же в ней такого, что так будоражит его? С раздражением он вспомнил, как одно прикосновение ее груди к его плечу вызвало спазмы в его чреслах. Он остановился, пытаясь вспомнить, когда у него в последний раз была женщина, и с удивлением сообразил, что посещал свою содержанку почти три недели назад. Неудивительно, что его тело так реагирует на Хейли. Он изголодался по женщине. Чем скорее он вернется в Лондон к своей любовнице, тем лучше. Но несмотря на то что в голове у него мелькали картины любовных утех, он никак не мог вызвать в своем воображении лицо своей белокурой миниатюрной любовницы. Мысленно он целовал высокую стройную женщину с каштановыми волосами, смотревшую на него невероятными глазами цвета морской волны. Стивену представлялось, как он прикасается губами к ее пухлым губам, как горячо ее прижавшееся к нему тело. Он потряс головой, чтобы отогнать видение и призвать свое тело к порядку. Он уедет отсюда через пару недель. А Хейли Олбрайт — всего-навсего засидевшаяся в глуши старая дева. Да, с глазами, в которых может потеряться мужчина, и сострадательным сердцем, которое она, кажется, открывает любому. У нее насмешливая улыбка и восхитительный, неожиданный румянец. Не говоря уже о роскошной, богатой изгибами плоти, взывающей к прикосновениям… Ну и что? Возмущенно фыркнув, Стивен направился к двери и спустился в библиотеку. Может быть, чтение развлечет его. Оказавшись в библиотеке, он заметил в углу кипу журналов. Очевидно, капитан Олбрайт выписывал «Еженедельник джентльмена». Это показалось Стивену странным, поскольку, по его мнению, подобное периодическое издание не принадлежало к тем, которые могут доставить удовольствие моряку. Он взял лежавший сверху номер и с удивлением воззрился на него. Это был свежий номер, так что журнал явно выписывал не отец Хейли. Сунув журнал под мышку, Стивен огляделся и вдруг обнаружил набор наполненных хрустальных графинов. Он налил себе немного какого-то напитка, выпил и удовлетворенно вздохнул — бренди оказалось превосходным. Наполнив стакан еще раз, Стивен уселся в мягкое кресло и раскрыл журнал. Казалось, прошло всего лишь несколько минут, когда он услышал стук в дверь.

— Вот вы где, — сказала Хейли с улыбкой, входя в библиотеку. — Я зашла к вам в спальню узнать, хотите ли вы обедать внизу или предпочитаете, чтобы вам принесли еду на подносе. Думала, что вы отдыхаете.

— Я не смог уснуть и решил воспользоваться богатством вашей библиотеки. — Он взглянул на пустой стакан. — С удовольствием выпил вашего бренди. Надеюсь, вы не возражаете?

— Вовсе нет. Отец любил бренди и держал только самое лучшее. Замечательно, что кому-то оно понравилось. — Она уселась в кресло напротив Стивена. — Что вы читаете?

— Последний выпуск «Еженедельника джентльмена». — Он смотрел, как она перевела взгляд на раскрытый журнал, лежащий у него на коленях, и побледнела. — Должен признаться, я удивился, найдя это издание в вашей библиотеке.

Она снова смотрела прямо на него.

— Удивились? Почему же?

— Не могу себе представить, чтобы Уинстон или Гримз-ли читали этот журнал, а для женщин он явно не подходит.

— Э-э… мальчики с удовольствием рассматривают его.

— Мальчики? А вам не кажется, что для них это несколько сложное чтение?

Румянец вспыхнул на ее бледном лице.

— Натан и Эндрю весьма неглупы, а в «Еженедельнике джентльмена» нет ничего непристойного.

— Это верно, но согласитесь, журнал все же предназначен для мужчин, а не для мальчиков… Я сам его постоянно читаю. В особенности мне нравятся там серии рассказов, написанных неким джентльменом по имени X. Трипп. Каждую неделю он рассказывает новую историю о путешествиях капитана Хейдона Миллза, с которым неизменно случаются забавные происшествия. Писания мистера Триппа не отнесешь к шедеврам, но неповторимое своеобразие этих рассказов примиряет с нехваткой у него литературного мастерства. Ее брови взлетели.

— Нехватка литературного мастерства? А мне кажется, мистер Трипп — прекрасный писатель, и это мнение разделяют многие.

Он не сумел скрыть удивления, которое вызвал у него воинственный тон Хейли.

— А что вам известно о рассказах X. Триппа, мисс Олбрайт?

— Я прочла их все до единого. И они мне очень понравились.

— Понятно. Просто я думал, что женщинам не интересны рассказы о приключениях.

13
{"b":"6404","o":1}