ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 9

В тот же вечер Хейли осторожно спустилась по лестнице. Зажечь свечу она не рискнула, пока не закрыла за собой дверь в отцовский кабинет. Когда комнату залил мягкий свет, Хейли села на стул, стоявший у письменного стола. Она и сама не знала, какую комнату любит больше — библиотеку или кабинет. Все личные вещи ее отца находились на тех же местах, где он их оставил. Хейли улыбнулась — ей вдруг показалось, что комната наполнилась запахом табака и свежим морским ветром. Но кое-что в кабинете все-таки изменилось… На стене висели рисунки Келли, а в огромном столе теперь хранились не только бумаги Триппа Олбрайта, но и тайны его дочери. Хейли вздохнула и помассировала пальцами виски. О Господи, как она устала! Больше всего на свете ей хотелось улечься в постель и заснуть. Но сначала придется поработать… «Работу я люблю — и ненавижу», — подумала Хейли, приготовив письменные принадлежности. Не будь Хейли такой усталой, она посмеялась бы над собой. Потому что с удовольствием писала свои рассказы! Она сочиняла истории о приключениях капитана Хейдона Миллза, и это занятие казалось ей весьма достойным. К тому же оно приносило подлинное удовлетворение — и кое-какой доход. К сожалению, Хейли приходилось лгать своим близким, и это ее очень угнетало. Но она не имела права рисковать. Если бы кто-нибудь узнал, что автором морских рассказов является женщина, Хейли лишилась бы своего единственного заработка. Она прекрасно понимала: без ее денег семейство не проживет, поэтому ей придется лгать и в дальнейшем. Только мистер Тимоти, издатель, знал о том, что X. Трипп — это Хейли Олбрайт, и он требовал, чтобы она молчала. Мистер Тимоти не желал рисковать — ведь рассказы о приключениях капитана Хейдона Миллза пользовались огромным успехом и давали значительную прибыль. Хейли писала, не отрываясь, часа два. Погружаясь в мир, который творила сама, она даже забывала об усталости. Закончив очередной рассказ, Хейли убрала рукопись в ящик стола и задула свечу. Потом подошла к французскому окну и посмотрела на ночное небо. Открыв французское окно, девушка вышла в сад. Она шла, наслаждаясь ночной прохладой, и чувствовала, что в душе воцаряется покой. Она любила этот сад. Много лет назад его разбила ее мать, и они проводили здесь долгие часы, с любовью ухаживая за цветами. Подойдя к своей любимой скамье, она села. Посмотрев на дом, тихонько вздохнула. Уже давно следовало починить крышу. И вообще содержать такой большой дом, как Олбрайт-Коттедж, очень непросто. Хотя несколько комнат были заперты, на содержание дома уходили значительные средства. Хейли рассудила, что гонорара, полученного от мистера Тимоти в ее последнюю поездку в Лондон, хватит на несколько месяцев. Она даже сможет отложить немного денег на новые платья для Памелы. Хейли хотелось, чтобы у сестры были все возможности привлечь внимание достойного молодого джентльмена. Такая красивая девушка, как Памела, не должна была остаться старой девой. Хейли невольно улыбнулась. Если интуиция ее не обманывает, Маршалл Уэнтбридж, местный доктор, весьма увлечен Памелой. Хейли с удовольствием заметила, что всякий раз, когда ее сестрица оказывается неподалеку от Маршалла, уши его делаются красными, а на лице появляется румянец. Несмотря на всю свою робость, Маршалл — очень достойный молодой человек. Он добр, умен и к тому же весьма привлекателен. Можно было надеяться, что доктор вскоре начнет ухаживать за Памелой. Хейли тяжело вздохнула. Она вдруг подумала о том, что Маршалл Уэнтбридж — не единственный привлекательный мужчина в Холстеде. Сейчас здесь появился мистер Стивен Барретсон. Она прежде никогда не видела таких мужчин. Он казался совершенством во всех отношениях. Высокий, красивый, умный. Но кроме того, он был одинок. Хейли и сама не понимала, почему так думала, но знала, что это именно так. Во всяком случае, она чувствовала, что жизнь у мистера Барретсона не очень-то счастливая. У него не было семьи, и уже поэтому он заслуживал сочувствия. Не иметь родственников, не иметь близких людей — что может быть хуже? А мистер Барретсон… он все свои переживания держал в себе. Хейли уже не раз замечала, с каким удивлением гость смотрел на ее домашних. Что ж, он ведь учитель и привык к спокойным ученым занятиям, а шум и крики, конечно же, очень его смущают. Но почему же ее так влечет к нему? Стоит ей взглянуть на него — и у нее перехватывает дыхание, а сердце начинает отчаянно колотиться. Прежде ни один мужчина не действовал на нее таким образом, и это очень ее тревожило. Стивен Барретсон был необычайно привлекателен с бородой, но чисто выбритый он просто неотразим. Хейли вспомнила, как склонялась над ним, когда брила. Если бы она наклонилась еще чуть-чуть, то коснулась бы губами его губ…

— Мисс Олбрайт, что вы делаете здесь в такое время?

Хейли вздрогнула от неожиданности и вскочила. Прямо перед ней стоял мистер Барретсон.

— Боже, как вы меня напугали… — пробормотала девушка.

Хейли сама себе удивлялась — ей вдруг захотелось повернуться и убежать, скрыться в доме. А ведь она всегда считала себя совершенно бесстрашной… Очевидно, этот мужчина гобладал способностью нарушать ее душевный покой.

Он подошел к ней почти вплотную.

— Простите меня. Я просто удивился… Почему вы не в доме в такое время?

Хейли надеялась, что румянец, запылавший на ее щеках, не виден в лунном свете.

— Я часто гуляю по саду, когда все спят. Но вас-то что привело сюда? Вам следует отдыхать.

— Я внезапно проснулся и никак не мог уснуть. А потом решил, что прогулка меня успокоит.

— Кажется, нам в голову пришла одна и та же мысль, — сказала Хейли с улыбкой. — Может, прогуляемся вместе?

Стивен колебался. Перед ним стояла женщина, из-за которой ему никак не удавалось уснуть. Он проснулся час ' назад после восхитительного сна — ему снилась очаровательная мисс Хейли Олбрайт. Потребовались отчаянные усилия, чтобы подавить возбуждение. Прогулка с ней по саду, озаренному лунным светом, — вероятно, не самый разумный способ успокоиться. Стивен уже хотел отказаться, но слова замерли у него на устах, когда он увидел, как она одета. Хейли была в белой блузке и темных бриджах для верховой езды. Окинув взглядом ее фигуру, Стивен судорожно сглотнул. Да, на ней были самые обычные бриджи, но они так обтягивали ее ноги и ягодицы, что Стивену в какой-то момент показалось, будто она голая. Во всяком случае, ему не приходилось видеть более захватывающее зрелище, чем Хейли в бриджах.

Улыбка тронула губы Хейли.

— Простите, я и не думала, что предложение прогуляться так смутит вас.

Стивен нахмурился. Неужели она насмехается над ним? А эти ее проклятые бриджи… У него из-за них вот-вот выскочит из груди сердце.

Должно быть, мысли эти отразились на лице Стивена, потому что Хейли проследила за его взглядом — и ахнула.

— Боже правый! Я и забыла, что я в бриджах! — Она обхватила себя за талию и отступила на два шага; вид у нее был смущенный. — Ой… Прошу извинить меня. Я иногда надеваю их, чтобы не путаться в юбках. Мне никогда не приходило в голову, что я могу наткнуться на кого-нибудь в такой поздний час. Очень сожалею. Надеюсь, я вас не оскорбила?

Он не мог оторвать от нее глаз. Проклятие! Если бы он был всего лишь оскорблен!

— Нет-нет. Просто я немного удивился.

— Могу себе представить. Прошу вас, простите меня. — Хейли отступила еще на шаг. — Если вы на меня не сердитесь…

— Вам больше не хочется прогуляться? Этот вопрос явно удивил ее.

— А вам?

Стивен пожал плечами.

— Не вижу ничего дурного в том, чтобы пройтись с вами по саду.

«Неужели я не сумею держать себя в руках, пока мы будем прогуливаться? Без сомнения, сумею. Скорее всего…»

Стивен предложил Хейли руку, и девушка после некоторого колебания повела его по узкой дорожке.

— Как вы себя чувствуете? — спросила она, покосившись на него.

Проклятие! Разумеется, он чертовски возбужден.

— Спасибо, очень хорошо.

— И никаких пульсирующих болей?

15
{"b":"6404","o":1}