ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 11

Когда утром Стивен вошел в столовую, он увидел, что там никого нет, кроме тети Оливии.

— Доброе утро, мистер Барретсон, — сказала она. — Кофе, фрукты и булочки на буфете.

— Благодарю вас, мисс Олбрайт, — сказал Стивен. Из-за неумеренного поглощения бренди накануне вечером у маркиза ужасно болела голова, и он решил, что кофе — это именно то, что ему в данный момент требуется. Он собирался извиниться перед Хейли, и ему хотелось перед встречей с ней как следует собраться с мыслями.

— Вы должны называть меня тетей Оливией, — сказала пожилая дама с дружелюбной улыбкой. — Ведь вы член нашей семьи, мой милый.

Стивен в изумлении уставился на мисс Олбрайт. «Член семьи»? Он даже не чувствовал себя членом своей собственной семьи.

— Э-э… благодарю вас… тетя Оливия, — в смущении пробормотал Стивен.

— Вы сегодня неважно выглядите, — заметила она. Вспомнив о Хейли, Стивен потупился.

— Боюсь, что я сегодня неважно спал.

— Ах, Боже мой! Это очень плохо. Я тоже иногда по утрам встаю не с той ноги.

Тетя Оливия с сочувствием покачала головой. Стивен чуть не поперхнулся кофе.

— Я сказал «спал», а не «встал».

Радостная улыбка озарила лицо пожилой дамы.

— А!.. Очень рада, что вы чувствуете себя хорошо. Хотя я удивлена, что вы так говорите. Вы немного бледны.

— Я прекрасно себя чувствую, — с отчаянием в голосе проговорил Стивен и тотчас же почувствовал, что в висках у него словно застучали молоточки. — А где… все остальные? — чуть ли не прокричал он, надеясь, что тетя Оливия его услышит.

— Хейли и дети пошли на озеро. Они там занимаются.

— Занимаются? На озере?

— Конечно. Хейли всегда проводит уроки на свежем воздухе, если погода позволяет. А я осталась дома, чтобы присмотреть за прачкой, она приходит к нам из городка. Хейли говорит, что не знает, как обошлась бы без моей помощи. Знаете… если бы я не присматривала за стиркой, мы все давно уже ходили бы в лохмотьях!

Стивен едва заметно улыбнулся. Как это похоже на Хейли — сделать так, чтобы тетка почувствовала себя нужной. Допив кофе, он поднялся из-за стола, подошел к тете Оливии и запечатлел поцелуй на ее пальцах.

— Хейли и детям очень повезло, вы за ними присматриваете, тетя Оливия.

Стивен старался говорить как можно громче, чтобы пожилая дама расслышала его. И она действительно услышала — Стивен понял это, заметив на щеках тетушки румянец.

— Ах! — Она пригладила волосы и потупилась. — Как вы замечательно говорите, мистер Барретсон. Знаете, я думаю, что вы очаровательнее самого короля. — Она взглянула на него и еще больше порозовела. Стивен засмеялся.

— Не уверен, что «очаровательный» — наилучшее слово для описания достоинств его величества.

Она широко раскрыла глаза.

— Боже мой, неужели вы с ним встречались?

— Разумеется, я… — Стивен осекся, закашлялся. Он совсем забыл, за кого себя выдает. Ведь домашний учитель никак не может быть знаком с королем Георгом. — Прошу прощения. Конечно же, я с ним не знаком… Знаете, я, пожалуй, схожу к озеру и посмотрю на них.

Стивен снова склонился над рукой тетушки, а затем поспешно вышел из столовой.

— Какой чудесный молодой человек, — пробормотала Оливия. — Такой очаровательный… И дьявольски красив. Интересно, что моя племянница собирается с этим делать?

Голоса Стивен услышал раньше, чем увидел говоривших. Остановившись у прибрежных зарослей, он прислушался.

— Превосходно, — раздался голос Хейли. — А теперь кто мне скажет, кто такой Брабанцио?

— Это отец Дездемоны из «Отелло», — ответил Натан. — Он категорически возражал против ее брака с мавром.

— Правильно, — сказала Хейли. — А Гонерилья?

— Она старшая дочь короля из «Короля Лира», — ответил Эндрю. — Это слишком легкие вопросы, Хейли. Спроси что-нибудь потруднее.

— Хорошо. Кто такой Деметрий?

— Молодой человек, влюбленный в Гермию из «Сна в летнюю ночь», — сказал Натан.

— Нет, — возразил Эндрю. — Он друг Антония из «Антония и Клеопатры».

— Вы оба правы, — улыбнулась Хейли. — Шекспир часто использует одно и то же имя в разных пьесах.

— Деметрием зовут также брата Хирона из «Тита Андроника», — проговорил Стивен, выходя из-за деревьев.

Он осмотрелся. Хейли и мальчики устроились на огромном, изъеденном молью стеганом одеяле. Натан и Эндрю лежали, а Хейли сидела, подобрав под себя ноги. Немного в стороне расположились перед мольбертами Келли и Памела — обе с кисточками для акварели.

Услышав голос гостя, Хейли обернулась.

— Сти… Мистер Барретсон! Какой… приятный сюрприз.

— Можно присоединиться к вам?

Она заколебалась, потом чуть подвинулась.

— Да, конечно, мистер Барретсон.

Стивен сел рядом с Хейли, окинул ее взглядом — и сердце его гулко забилось. Ее каштановые волосы сейчас казались чуть рыжеватыми. А безобразное платье нисколько не портило ее; Хейли, как всегда, была прекрасна.

Он протянул ей букетик цветов.

— Это вам.

Лицо ее озарилось чудесной улыбкой, и сердце Стивена екнуло.

— Анютины глазки, — сказала она. — Спасибо. Он придвинулся к ней ближе и тихо проговорил:

— Простите меня. Вчера вечером я позволил себе забыться.

Хейли вспыхнула.

— Ничего страшного.

У него точно гора с плеч свалилась, хотя здравый смысл подсказывал: было бы лучше, если бы она рассердилась.

— Не хотите ли позаниматься вместе с нами? — спросила Хейли. — Ведь вы учитель.

— Судя по всему, мальчики неплохо знакомы с Шекспиром, — сказал Стивен, радуясь, что прервал не урок латыни.

— А вы любите Шекспира, мистер Барретсон? — спросил Эндрю, с любопытством глядя на Стивена.

— Да, конечно. Но все-таки мне больше нравятся рассказы о короле Артуре и рыцарях Круглого стола.

Стивен вспомнил, как в детстве убегал в лес, окружающий Барретсон-Холл, и увлекал за собой Викторию и Грегори. Это было одно из очень немногих приятных воспоминаний детства.

— Мы часто играем в рыцарей короля Артура! — воскликнул Натан и указал на лужайку неподалеку. — Мы там строим из камней замок Камелот. Эндрю у нас Артур, а я — Ланселот. Мы ищем Галахада. Хотите играть с нами?

— Насколько я помню, Галахад — безупречный молодой человек, — усмехнулся Стивен. — Боюсь, что не подойду для этой роли.

— Тогда как насчет Парсифаля? — вмешался Эндрю.

— Ладно, — кивнул Стивен. — А вы кого изображаете в Камелоте? — обратился он к Хейли.

Та рассмеялась.

— Мы с Памелой вдвоем играем роль королевы Джиневры. Мы редко совершаем подвиги. Наша задача — заботиться о замке и дожидаться возвращения благородных рыцарей.

— А Келли — паж короля Артура, — сказал Натан.

— Судя по всему, у вас неплохие шансы отыскать чашу Грааля, — улыбнулся Стивен. — Когда состоится следующий поход?

Эндрю и Натан с надеждой посмотрели на Хейли.

— Сегодня, Хейли? Ну пожалуйста…

— Завтра, мои добрые рыцари. Никаких поисков Грааля, пока мы не покончим с домашними делами. К тому же сейчас у нас урок.

Мальчики вздохнули. Стивен с интересом наблюдал за Хейли. Сначала она велела Натану придумать короткий рассказ и составила полдюжины сложных математических задач для Эндрю. Потом объяснила Келли, как пользоваться кисточкой и красками. После обсудила с Памелой некоторые хозяйственные вопросы. Стивен слушал и удивлялся. Эти занятия совершенно не походили на те уроки, которые когда-то давали в Барретсон-Холле домашние учителя Стивена. Хейли все делает не так, как принято. Может быть, это его и привлекает?.. Когда дети выполнили свои задания, Хейли открыла корзинку и принялась готовиться к завтраку.

— Мистер Барретсон, надеюсь, вы проголодались? — спросила она.

— Умираю от голода, — улыбнулся он.

— Какую часть курицы вы предпочитаете? У меня есть еще четыре ножки и два крылышка.

— Неужели четыре? — проговорил он вполголоса. — Полагаю, они очаровательны.

Хейли не сразу поняла смысл его слов. Когда же наконец поняла, залилась ярким румянцем.

18
{"b":"6404","o":1}