ЛитМир - Электронная Библиотека

А Келли упорствовала:

— Не бойтесь, мистер Барретсон. Это всего лишь вода. Он с улыбкой посмотрел на девочку.

— А я и не боюсь.

Приподнявшись на цыпочки, Келли вполголоса проговорила:

— Если бы Уинстон был здесь, он сказал бы: «Да окунитесь же, черт побери! Не бойтесь, ваша задница не растает». Так он говорит Эндрю и Натану, когда они не хотят мыться.

Стивен снова взглянул на малышку — и громко рассмеялся. Келли же, очевидно, истолковавшая этот смех как капитуляцию, дернула его за руку, и Стивен в конце концов уступил. «Какого черта, ведь никто ничего не узнает», — подумал он.

Едва лишь маркиз приблизился к веселому семейству, как на голову ему обрушились потоки воды. Задыхаясь, он принялся отплевываться. Хейли весело рассмеялась.

Прошло почти полчаса, прежде чем Хейли объявила о прекращении огня.

— Довольно! — крикнула она, с трудом переводя дух.

Противоборствующие армии пожали друг другу руки и со смехом выбрались из озера. Со всех ручьями стекала вода.

Они поднялись на берег, и тут из зарослей раздался мужской голос:

— Здравствуйте! Это вы, мисс Олбрайт?

В следующее мгновение из леса вышли двое мужчин и молодая дама.

— Господи, это ведь доктор Уэнтбридж, — расстроилась Памела. — Что он обо мне подумает? Какой ужас!..

— Пошли быстрее. — Хейли схватила Памелу за руку и потащила ее к одеялу. — С твоими волосами мы ничего не можем сделать, но по крайней мере спрячем твое платье.

Хейли накинула одеяло на плечи сестры и отбросила пряди с ее раскрасневшегося лица. Затем повернулась к молодым джентльменам и их спутнице; все трое остановились в нескольких метрах от Памелы.

— Мисс Олбрайт, что с вами произошло? — проговорил невысокий молодой человек со светло-каштановыми волосами и синими глазами.

Стивен внимательно посмотрел на незнакомца и заметил, что тот, обращаясь к Хейли, то и дело поглядывает на Памелу. Старшая же сестра по-прежнему молчала, и было похоже, что она не очень-то рада этой встрече. Стивен перевел взгляд на высокого джентльмена, белокурого и голубоглазого. Заметив, что тот пристально смотрит на Хейли, облепленную мокрым платьем, Стивен невольно нахмурился.

Что же касается молодой незнакомки, то она, хотя и была весьма привлекательной особой, почему-то сразу же не понравилась Стивену.

Хейли откашлялась.

— Мы играли с собаками и, к сожалению, оказались в воде.

— Какое несчастье… Но это так похоже на вас, милая Хейли, — сказала молодая дама, наморщив носик. Она окинула Олбрайтов надменным взглядом и уставилась на Стивена; ее светло-карие глаза округлились. — Полагаю, Хейли, нас необходимо представить друг другу, — пробормотала высокомерная красавица.

— Представить? — Хейли проследила за ее взглядом и увидела, что он устремлен на Стивена. — Ах да, конечно. Это мистер Стивен Барретсон, из Лондона. Он прогостит у нас несколько недель. — Хейли кивнула в сторону дамы: — Мистер Барретсон, позвольте представить вам миссис Лорелею Смит, нашу соседку.

Стивен склонился над протянутой рукой женщины:

— Весьма рад, миссис Смит.

— Я также, мистер Барретсон, — улыбнулась миссис Смит; она по-прежнему пожирала глазами Стивена.

Хейли, откашлявшись, продолжала:

— А это мистер Маршалл Уэнтбридж, тоже наш сосед. Он недавно закончил учебу и теперь он доктор. Он навещал вас, мистер Барретсон, когда вы были больны.

Маршалл Уэнтбридж протянул Стивену руку.

— Рад видеть вас в добром здравии, мистер Барретсон. Судя по всему, вы уже познакомились с Уинки, Пинки и Стинки, — добавил он с усмешкой.

— Печально, но факт. — Стивен скорчил гримасу.

Доктор Уэнтбридж отступил в сторону, и Стивен взглянул на высокого белокурого джентльмена. К величайшему неудовольствию Стивена, он смотрел прямо на грудь Хейли. Маркиз снова нахмурился.

Наконец Хейли вновь заговорила:

— Мистер Барретсон, позвольте познакомить вас с мистером Джереми Попплмором. Он тоже наш сосед.

Когда Стивен услышал это имя, ему показалось, что его ударили в солнечное сплетение. Стараясь казаться невозмутимым, он разглядывай бывшего возлюбленного Хейли.

Джереми протянул ему руку.

— Рад познакомиться, мистер Барретсон, — пробормотал он, по-прежнему глядя на Хейли.

Стивен сделал шаг в сторону и, заслонив девушку от глаз Джереми, пожал ему руку.

— Что ж, было очень приятно встретиться с вами, — сказала Хейли, выглядывая из-за плеча Стивена. — Но к сожалению, мы не очень-то прилично выглядим. Нам нужно вернуться домой. Пожалуйста, извините нас.

Хейли повернулась, взяла Келли за руку и зашагала в сторону дома. Но Лорелея Смит тотчас же ее окликнула:

— Подождите, милая Хейли! Пока вы не ушли, мне нужно сказать вам, зачем мы вас искали. — Она протянула Хейли сложенный листок бумаги, запечатанный красным воском. — Это приглашение для вас и Памелы. Через неделю я устраиваю у себя небольшой прием в честь благополучного возвращения Джереми. — Миссис Смит повернулась к Стивену: — Надеюсь, мистер Барретсон, вы еще не уедете из Холстеда к тому времени. Буду очень рада видеть вас у себя. — Она многозначительно улыбнулась.

Маркиз прекрасно понял значение этой улыбки. Было совершенно очевидно, что миссис Смит не прочь познакомиться с ним поближе.

Решив, что не следует огорчать соседку Хейли, Стивен наклонил голову.

— Сочту за честь побывать у вас.

— Чудесно! — просияла миссис Смит. Затем снова повернулась к Хейли. — Надеюсь, к тому времени вам удастся высохнуть, моя милая, — проговорила она с гортанным смехом. Потом, взяв под руки своих спутников, сказала: — Пойдемте, джентльмены. Давайте уйдем отсюда до появления этих жутких собак.

Мужчины попрощались, и Стивен развеселился, заметив, что Маршалл Уэнтбридж не отводил глаз от Памелы до самого последнего мгновения. Но его совсем не веселило то, что Джереми до последней секунды смотрел на Хейли.

— Хейли, постойте!

Стивену не хотелось, чтобы эта просьба прозвучала как приказание, но он не сумел скрыть свое раздражение.

Хейли повернулась к нему и вопросительно подняла брови. Ее младшие братья и сестры по-прежнему шагали по дорожке, ведущей к дому.

— Что, Стивен?

Он окинул взглядом ее мокрое, облегавшее тело платье, и его охватило желание… Еще больше разозлившись, Стивен заявил:

— Нам нужно обсудить… ваше поведение. Брови Хейли взлетели еще выше.

— Мое поведение?

— Этот человек, этот… Попплкарт…

— Попплмор.

— Вот именно. Он чуть не проглотил язык, увидев, как платье облепило вас совершенно непристойным образом.

Хейли вспыхнула.

— Вы, разумеется, ошибаетесь. Джереми никогда не относился ко мне неуважительно.

— Черт побери, ведь и пяти минут не прошло с тех пор, как он раздевал вас взглядом. — «Проклятие, я ведь делал то же самое», — подумал Стивен и еще больше распалился. — Вид у вас совершенно неприличный. Если вы не разгуливаете в бриджах, облегающих вас, точно вторая кожа…

— Разгуливаю?!

— А теперь вы ходите мокрой и выглядите… — Стивен движением руки обрисовал, как, по его мнению, выглядит в данный момент Хейли. — Ну да, ходите мокрой. Ваше поведение просто шокирует.

Глаза ее вспыхнули.

— Вот как? Что же именно кажется вам оскорбительным?

— Все! — вскипел Стивен. — И то, что вы ездите верхом по-мужски. И то, что читаете мужские журналы. И то, что волосы у вас всегда распущены. Господи, да ведь только дети и шлюхи носят волосы таким манером. — Он принялся расхаживать перед ней. — Вы то и дело… ко всем прикасаетесь. Вы хотя бы отчасти представляете себе, сколько неприличного было в том, что вы меня побрили? А в том, что гуляли ночью в саду вместе со мной? А в том, что позволили мне поцеловать вас? И потом… как вы ведете хозяйство? — продолжал Стивен. — Вашим братьям место в пансионе, а Келли нужна гувернантка. И всем им пошла бы на пользу строгая дисциплина. Занятия следует проводить в классной комнате, а не на изъеденном молью одеяле. Дети и слуги не садятся за один стол. — Прервав свою тираду, Стивен запустил пятерню в волосы. — Уинстону следует следить за своей речью, а Пьеру — сдерживать свой темперамент. Ваше хозяйство — форменный хаос, а поведение всего семейства — скандальное и непристойное.

20
{"b":"6404","o":1}