ЛитМир - Электронная Библиотека

— Почему же?

— Прежде чем уехать, я должен кое-что уладить здесь, — неопределенно ответил Стивен, с отвращением чувствуя, что заливается краской.

— Например? — Джастин внимательно посмотрел на друга. — Тысяча чертей! Неужели вы покраснели?

— Конечно, нет! — пылко возразил Стивен, направляясь к дому. — Просто я не могу уехать раньше чем через несколько дней.

— Почему?

— А это вас не касается, — заявил Стивен, но тут же смягчился: — Я обещал сопроводить завтра Хейли и ее сестру на званый вечер, отсюда и моя просьба о платье. Я не могу нарушить обещание.

— Понятно, — сказал Джастин, меря его взглядом. — А как у вас дела с мисс Олбрайт?

— Памела — красивая молодая леди, — сказал Стивен, притворившись, что не понимает, о ком речь.

— Памела — вовсе не та мисс Олбрайт, которую я имел в виду, — сказал Джастин, не отставая от Стивена.

— Мы с Хейли прекрасно ладим, — ответил Стивен так выразительно, что это могло отбить всякую охоту к дальнейшим расспросам.

Джастин не обратил никакого внимания на его тон.

— Жаль, что я не увиделся с ней на этот раз.

— Она не знала, что вы приедете.

— Вот как? А почему вы ей не сказали? Вы нарочно сделали так, чтобы я с ней не встретился? — спросил Джастин. — Вы что же, испугались, что я замечу что-то в ее поведении? Или, может быть, в вашем?

Стивен остановился. Черт бы побрал Джастина и его дурацкую дотошность!

— У меня нет ни малейшего желания обсуждать свои отношения с Хейли.

— Как хотите, — проговорил Джастин. Они двинулись к дому. — Между тем, раз вы не хотите говорить о мисс Олбрайт, вас, наверное, не заинтересует, что я узнал о ней кое-что интересное.

— И что же это? — нетерпеливо спросил Стивен, поскольку друг его хранил молчание.

— Мне показалось, что вы не хотите говорить о ней.

— Я передумал!

— В таком случае рассказываю. Я навел кое-какие справки — крайне осторожно, заметьте, — и выяснил, что отец Хейли после своей смерти оставил семью в долгах.

Стивен нахмурился:

— Вот как?

— Да. Судя по всему, после продажи принадлежавшего ему корабля денег хватило только на то, чтобы расплатиться с долгами, в результате семья не унаследовала и сотни фунтов.

— На что же они в таком случае живут? — удивился Стивен. — Они, должно быть, имеют какой-то доход. Может быть, от родных со стороны матери? Или от тети Оливии?

— Сомневаюсь, — сказал Джастин, качая головой. — Ничего подобного мне не удалось выяснить.

— Я знаю, что они небогаты, но откуда-то они получают деньги. Наверное, вы что-то упустили, Джастин.

— Может быть.

Они уже подошли к конюшням. Джастин вскочил в седло.

— Жду вас в Лондоне послезавтра. — Он усмехнулся. — Желаю хорошо повеселиться.

Стивен посмотрел вслед Джастину, затем повернул к дому, прижимая к груди пакет с одеждой. Он возвращается в Лондон послезавтра. Он должен быть вне себя от радости. Так почему же, черт возьми, он так подавлен?

Глава 17

Вернувшись домой, Хейли вошла в спальню и нахмурилась в недоумении. Откуда бы взяться пакету на ее кровати? Притянув к себе сверток, она вытащила из-под бечевки маленькую карточку и, сломав печать, прочла: «Хейли с глубочайшей благодарностью. Стивен». Стивен сделал ей подарок! Весь день она старалась отогнать мысли о нем и о страстном свидании накануне ночью, но голова ее была полна только им. Его улыбка, глаза, то насмешливые, то потемневшие от желания. Прикосновение его рук, вкус губ… Она крепко зажмурилась. Нужно не думать о нем. Но как? Она прижала к себе сверток; радостный вздох вырвался из ее груди. Потом она снова положила сверток на кровать и развязала дрожащими пальцами ленточку. Развернула бумагу и благоговейно уставилась на содержимое — платье, самое красивое из всех, которые она когда-либо видела в жизни. Ярд за ярдом мягкого муслина падал на пол, ткань самого светлого, какой только можно вообразить, оттенка морской волкы. Платье с короткими рукавами-буфами украшали ленты кремового цвета. По краю низкого лифа шла вышивка из темно-фиолетовых и кремовых цветов.

Анютины глазки. Такой же узор из анютиных глазок украшал подол; вышитые стебли светло-зеленого плюща спускались сверху по юбке. Прижав к себе платье, Хейли посмотрела вниз, не веря своим глазам. Длина идеальная — подол доходил как раз до края ее коричневых кожаных башмаков. Хейли быстро сбросила свое выцветшее коричневое платье и с трепетом надела аквамариновый шедевр. Платье сидело, словно сшитое специально на нее. Задыхаясь, она подошла к высокому зеркалу, стоявшему в углу.

Низкий вырез обнажал грудь так сильно, что Хейли . зарделась. От кремовой ленты под грудью мягкая ткань свободно ниспадала к ногам. Хейли потрогала одну из анютиных глазок, вышитых на лифе, не веря, что это на ней такое роскошное платье. Она казалась себе принцессой из сказки.

В дверь постучали.

— Войдите, — откликнулась она рассеянно, не в силах оторвать взгляд от своего отражения.

— Хейли, ты не могла бы… — Увидев сестру, стоящую перед зеркалом, Памела замерла. — Хейли! Какое чудесное платье! Где ты его взяла?

— Это подарок.

— Подарок? От кого?! — И Памела потрогала пальчиком прекрасный муслин.

— От Стивена, — тихо ответила Хейли. Памела от удивления раскрыла рот.

— Но где же он достал его? И откуда у него такие деньги? Оно ведь стоит целое состояние.

— Понятия не имею. — Хейли покачала головой. — Все, что я знаю, — это то, что сверток, когда я вернулась из города, лежал вот здесь. К нему была прикреплена карточка. Она там, на кровати.

Памела подошла к кровати, взяла карточку и прочла единственную написанную на ней фразу. Потом взглянула на сверток и ахнула.

— А ты видела все остальное?

— Что остальное? — рассеянно спросила Хейли. Она не могла оторваться от созерцания платья и переключиться на что-то другое.

— Ты только посмотри, — прошептала Памела. — Ты видела когда-нибудь такую красоту?

Хейли повернулась — и замерла. Памела держала в руках сорочку. Белье было ослепительно белого цвета, а ткань соткана так тонко, что казалась прозрачной.

— Боже праведный! — воскликнула Хейли, подходя к сестре.

Они доставали из свертка вещи одну за другой. Прозрачные шелковые чулки, подвязки из атласа цвета слоновой кости, украшенные ленточками цвета морской воды, пара атласных туфелек такого же цвета. Хейли сунула ноги в туфельки. Они оказались ей впору.

— Ах, Хейли, — прошептала Памела, — наверное, он купил это, чтобы ты надела завтра вечером. Очень романтично!

— Не могу в это поверить, — сказала ошеломленная Хейли. — Как он сумел это сделать? Где он взял все это? Откуда он узнал о размерах? — Она вспыхнула, вспомнив, что Стивен прикасался к ее телу почти везде. И мог составить представление о точных размерах ее одежды.

— Должно быть, он очень любит тебя, — тихо проговорила Памела. Она схватила сестру за руки и крепко сжала их. — Я так рада за тебя. Мне очень нравится мистер Барретсон, и если он сделает тебя счастливой, я приму его с распростертыми объятиями.

Хейли перевела испуганные глаза от дивных туфелек на сияющее личико Памелы.

— Ты действительно думаешь, что он меня любит?

— Конечно, — ответила Памела, нимало не сомневаясь в своих словах. — Мужчина ни за что не сделает женщине такого подарка, если не испытывает к ней сильной любви.

Хейли закрыла глаза и глубоко вздохнула.

— Ах, Памела. Надеюсь, ты права.

— Конечно же, права. — Памела порывисто обняла ее. — А теперь давай-ка снимем это платье, пока ты его не измяла.

— Вот подожди, едва мистер Барретсон увидит тебя в нем, тут же упадет на колени и признается в вечной любви, — предсказала Памела.

Рука об руку сестры вышли из спальни и спустились вниз, В холле они встретили Стивена. Памела, застенчиво улыбнувшись, извинилась и ушла, оставив Стивена наедине с Хейли.

Хейли раскрыла было рот, чтобы поблагодарить его за подарок, но все слова вылетели у нее из головы, когда она заметила его подбородок, покрытый множеством порезов.

31
{"b":"6404","o":1}