ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы красивы, Хейли. Вы невероятно красивы.

Сердце не умещалось у него в груди. На него обрушились какие-то неведомые ему доселе чувства, оглушая и переполняя восторгом. Она стояла перед ним нагая, высокая и гордая, но ее огромные глаза и нервно вздымающаяся грудь выдавали волнение. Выпустив ее руки, он погладил ее плечи, спину. Опустил голову и поцеловал ее, медленно, с томительной нежностью, заставляя ее расслабиться. Легонько обвел языком контуры ее губ, наслаждаясь ею, не отпуская ее до тех пор, пока она, воспламеняясь, не обвила его руками.

Он соблазнял ее медленно — губами, руками, взглядом, чтобы она полностью ощутила его нежность. Она этого заслуживает. Ангелы заслуживают небес, и этого ангела он намерен перенести на небеса — или умереть, желая это сделать. Проводя руками вверх-вниз по ее спине, от плеч до ягодиц, он гладил ее нежную кожу. Она поеживалась, прижимаясь к нему и прерывисто дыша. Ее дыхание перемежалось с восхитительно-чувственными вздохами — поистине звуками небес. Откинувшись назад, чтобы видеть ее всю, он легонько провел пальцами по ее соскам. И был вознагражден восторженным вздохом. Наполнив ладони ее восхитительной плотью, он дразнил ее пальцами, потом опустил голову и провел по поднявшимся соскам языком. Она вздохнула и погрузила пальцы в его волосы, придвинув его голову еще ближе к своей груди. Он осторожно потер сосок языком и, взяв его в рот, принялся посасывать. Его губы уходили от одной груди к другой, пока стоны молодой женщины не слились в одно долгое восторженное бормотание.

Он провел рукой вниз.по ее телу, и пальцы его погрузились в мягкие завитки волос.

— Раздвинь ножки, Хейли.

Она послушала его, и он одарил ее самыми интимными ласками. Ее так никто никогда не ласкал, кроме него. И она пылала, отвечая ему. Только ему. Острое чувство собственника оглушило его. Эта женщина — его. Только его. Он осторожно погрузил палец в ее влажные глубины, и бархатистые стенки сомкнулись.

Глаза ее закрылись, она припала к его плечу.

— Стивен, — прошептала она.

При виде ее пылающего лица, влажных губ, пунцовых от его поцелуев, чувствуя, с каким жаром она принимает его, он не смог дольше владеть собой. Он хотел, он вожделел, чтобы ее руки обхватили его. Всего. Хотел прикасаться к ней всем телом. Сейчас. Он быстро стянул с себя одежду и неподвижно остановился перед Хейли — она должна видеть его, знать его. Она медленно обводила его взглядом, а он жаждал ее прикосновений, но давал ей время… И вот пришел миг, когда он больше не мог терпеть.

— Коснись меня, Хейли.

В глазах ее мелькнула неуверенность.

— Я не знаю, что нужно делать.

— Только… только коснись меня. Почувствуй, 208 как я тебя хочу.

И он притянул ее руку к своей груди.

— Сердце сильно бьется, — прошептала она. — А кожа очень горячая.

— Не бойся, дотронься еще.

Она провела рукой по его груди, поначалу нерешительно, потом смелее, скользнув по плечам и обратно. Мышцы v его отвердевали и сжимались под ее осторожными, неумелыми прикосновениями, и это сводило его с ума. Но вот рука ее переместилась ниже, и он не сумел сдержать стон.

Рука замерла.

— Тебе больно?

— Нет, мой ангел. Не останавливайся. Ты просто убиваешь меня.

Явно ободренная его ответом, она снова и снова проводила руками по его телу. Стивен терпел сладостные муки, зная, какие бы страдания он ни испытывал, они стоили чуда открытия, светящегося в ее глазах. Когда она наклонилась и прижалась губами к его торсу, он резко втянул воздух и руки его сжались в кулаки.

— Тебе это нравится?

— Боже! Да!

Губы ее изогнулись в лукавой улыбке. Она медленно провела губами по его груди, отчего кожа у него запылала и ему показалось, что внутри его вспыхнул пожар. Когда она провела языком по его соску, он уже не мог больше терпеть эту восхитительную пытку. Схватив ее в охапку, он отнес ее на кровать и осторожно положил поверх одеяла. Он уже был готов лечь рядом, когда вдруг замер, пораженный выражением ее лица. Чувственность, смешанная с любопытством и вновь обретенной женской властью, — все это светилось в ее глазах. Она встала на колени, медленно осмотрела его с ног до головы, после чего взгляд ее задержался на его естестве. Она передвинулась к краю кровати, все еще не поднимаясь с колен, не сводя глаз с той части его тела, которая, казалось, вот-вот взорвется от вожделения.

Ее пылающий взгляд вызывал у него невыносимое возбуждение; он взял ее руку и притянул к себе.

— Коснись меня, Хейли. Не бойся.

Стоя в нерешительности перед ним на коленях, нестерпимо красивая, она прикоснулась указательным пальцем к самой его верхушке. Стон раздался в тихой комнате. Никогда в жизни один-единственный намек на прикосновение не приводил его в такое состояние. Ему показалось, что он умрет, если она коснется его еще раз. И умрет, если она остановится.

— Коснись еще раз, — почти резко велел он. — Не останавливайся.

Она провела пальцем вдоль всей его длины, и Стивен стиснул зубы, охваченный невероятным ощущением. Когда же она обхватила его пальцами и осторожно сжала, сердце у него остановилось. Она несколько раз легонько потерла его ладонью, но он схватил ее за запястье. Мог наступить конец игры. А ему хотелось не этого. Оба они хотели не этого. Больше он не мог ждать.

Чуть отодвинув ее от себя, он лег на нее, глядя прямо в ее светящиеся глаза.

— Тебе может быть больно…

— Ты никогда не сможешь сделать мне больно, Стивен, Она приподнялась и поцеловала его в губы, и все рассуждения его мигом исчезли, растопленные жаром страсти. Он входил в нее, осторожно и постепенно, пока не достиг преграды. Уйти или продолжать?..

Он не мог уйти.

Он схватил ее за бедра.

— Я не хочу делать тебе больно, — прохрипел он.

— Я не боюсь, — прошептала она и подалась вперед. Стивен опустился, и совместными усилиями они разрушили легкую преграду, разделяющую девушку от женщины.

Стивен прижался лбом ко лбу Хейли и замер. Замер, насколько позволяли его прерывистое дыхание и сильно бьющееся сердце. Господи, какая же она жаркая и узкая! Точно бархатная перчатка охватила пульсирующий кулак.

От попыток сохранять неподвижность на лбу у него выступил пот; он хотел, чтобы она свыклась с новым ощущением.

— С тобой все в порядке? — с трудом выговорил он.

— В жизни мне не было так хорошо. Будет еще что-то или это все?

— Будет.

Она обвила руками его шею и поерзала, лежа под ним.

— Покажи мне. Я хочу знать все.

Отбросив все колебания, он медленно вошел в нее; он не сводил с нее взгляда, зачарованный игрой чувств, то и дело сменявшихся на ее лице. Удары его стали быстрее и глубже; он решил непременно довести ее до пика наслаждения прежде, чем сам его испытает. Он чувствовал, как напряжение в ней нарастает. Она впилась в его плечи, отвечая на его удары; наконец она запрокинула голову и вцепилась пальцами в его кожу.

— Стивен. О Боже… Стивен…

Снова и снова она повторяла со стоном его имя. Стивен видел, что она охвачена порывом высшего восторга. Ее судороги довели его до предела, и он излил в нее свое семя, оставив в ней частицу себя и своей души.

Когда его судороги наконец стихли, он обнял ее и лег на бок рядом, повернув к себе. Он спрятал лицо в ее растрепанные локоны и дышал глубоко, наполняя легкие нежным запахом розы и пряным ароматом их любовных ласк.

Прижавшись к нему, она запечатлела нежный поцелуй на его шее.

Почувствовав ее поцелуй, Стивен откинул голову, и взгляды их встретились. Глаза ее были полны томного жара. Только что испытанной радости любви.

— Я не сделал тебе больно? — тихо спросил он.

— Только на мгновение. После этого было… — Голос ее замер, сменившись прерывистым вздохом.

Он провел пальцем по ее переносице.

— Было что?

— Неописуемо. Невероятно. — В глазах ее зажглось озорство. — Ты что же, напрашиваешься на подробности, Стивен?

Он усмехнулся и покачал головой.

42
{"b":"6404","o":1}