ЛитМир - Электронная Библиотека

— Хм-м… может, вы и правы. Кажется, некий мистер Попплмор проводит много времени в Олбрайт-Коттедже, Поскольку Памела выходит замуж, а тетя Оливия несколько старовата, могу предположить: его привлекает Хейли.

При упоминании о мистере Попплморе Стивен резко отвернулся от окна.

Джастин держал в руках письмо Келли, с интересом просматривая его.

— Не помню, чтобы я разрешил вам прочесть это письмо, — ледяным тоном заметил Стивен.

Джастин ответил ему сияющей улыбкой.

— Разумеется, нет. Я и не спрашивал разрешения. Так что это за Попплмор? Поклонник?

Стивен почувствовал укол ревности.

— Бывший поклонник, — отрезал он.

— Вот как? Бывший? — удивился Джастин. — Судя по письму малышки Келли, он очень даже нынешний. Она пишет, что он бывает у них почти каждый день. Подумать только!

— Джастин! — В голосе Стивена звучала нешуточная угроза.

Джастин широко открыл глаза; лицо его изображало святую невинность.

— Я лишь прочел слова этого ребенка. Если вас устраивает, что этот Попплмор ухаживает за той, кого вы любите, тут и говорить нечего и я не собираюсь оспаривать ваше решение. Вам, конечно, виднее, что для вас лучше.

Стивен стукнул донышком стакана о стол.

— Да! Вот именно!

Джастин помахал письмом в воздухе.

— Стало быть, вы не собираетесь ничего предпринимать?

Стивен подошел к другу и выхватил письмо у него из рук.

— Я ничего не могу с этим поделать, поймите же.

— В действительности вы можете сделать очень многое

— Бросьте, Джастин. Так будет лучше.

— Лучше? Неужели? Для кого? Судя по этому письму. Хейли несчастна, и совершенно очевидно, что и вам плохо.

— Я чувствую себя прекрасно.

Какое-то время они молча смотрели друг другу в глаза.

— Как знаете, Стивен. Но я считаю, что вы совершаете большую ошибку.

— Принял к сведению.

— В общем-то меня это совершенно не касается. К чему мне беспокоиться о ваших делах? У меня хватает и своих забот, к примеру держать в руках Викторию.

— Вот именно.

— Моя супруга может и святого вывести из себя. На месте не сидит, вмешивается то в одно щекотливое дело, то в другое. Как она ловко заманила Хейли на свой прием…

И тут из дальнего угла комнаты послышался грохот. Стивен и Джастин обернулись и увидели, что маленькая дверца в углу внезапно распахнулась.

В комнату головой вперед ввалилась Виктория. С испуганным возгласом она самым позорным образом растянулась на ковре, с шумом выдохнув воздух.

— Дурацкая дверь! Надо же — какая хлипкая!

— Виктория! — воскликнул Джастин, бросаясь к ней. — Вы не ушиблись?

Он протянул руки, чтобы помочь ей, но Виктория оттолкнула его.

— Не трогайте меня, вы… вы… Ох! — Она встала на колени и нетерпеливо отбросила волосы с лица. — Никогда больше не прикасайтесь ко мне, грубиян! — Она поднялась, тяжело дыша. Оправив юбки, графиня подошла к онемевшему от удивления мужу. — Так я могу вывести из себя даже святого, да? Какая наглость! Я докажу вам, что «держать Викторию в руках» вовсе не обязательно. Я вполне могу сама за собой присмотреть! Весьма вам признательна! — Подойдя к брату и вздернув подбородок, она выпалила: — А вы! Вы самый упрямый, ограниченный и тупоголовый болван, какого я имела несчастье знать в своей жизни! — Все эти оскорбительные эпитеты она сопровождала весьма чувствительными тычками пальчика в грудь Стивена.

— Уф! — Стивен потер грудь и сердито зыркнул на сестру. — Дорогая сестрица, привычка подслушивать под дверью не лучшим образом характеризует леди.

Виктория фыркнула:

— Только так я могу узнавать, что здесь происходит. Должна признаться, ушам своим не верю. Неужто вы не хотите поехать к Хейли и поговорить с ней?

— Я не обязан давать вам объяснения, Виктория, — гневно бросил Стивен сестре. — Прошу прощения у вас обоих, но я вас покину. — И он направился к двери.

Но Виктория схватила его за руку и резко дернула к себе.

— Не раньше чем вы выслушаете, что я вам скажу! Стивен остановился, глянул на ее руку, вцепившуюся ему в рукав, и обреченно вздохнул.

— Хорошо. Говорите, что вы хотели мне сказать, только побыстрее. Ровно через две минуты я ухожу.

— Насколько вам известно, я знакома с Хейли, — сказала Виктория без малейших колебаний. — Я считаю, что она удивительный человек. Она красива, умна, добра и щедра, но это еще не самое главное.

— Вот как? — раздраженно проговорил Стивен. — А что же, поясните Бога ради, вы считаете самым главным?

— Она любит вас, Стивен.

— Я в этом сильно сомневаюсь.

От гнева Виктория даже притопнула ногой.

— Бог свидетель, Стивен, но вы глупец! Она сидела вот в этом самом кресле и говорила мне, что любит вас. И вам она это сказала сама. Больше того, и вы любите ее. — Она дернула брата за рукав, но он словно окаменел. — Можете говорить что угодно, — продолжала Виктория, — но для меня ваше поведение остается загадкой. Она спасла вам жизнь, и не один раз — дважды. Вы были счастливы с ней, живя в Холстеде. И всякий, у кого есть глаза, видит, что сейчас вы глубоко несчастны. Поезжайте, повидайтесь с Хейли. Поговорите с ней. Она пришла к вам, но вы ее прогнали. Теперь вы обязаны поехать к ней.

— Она не хочет меня видеть, — процедил Стивен сквозь зубы.

— Откуда вы знаете? — едва не закричала Виктория. — Вы когда-нибудь задумывались над тем, что чувствует она?! Ребенок пишет в письме, что Хейли несчастна. И этот… другой? Поппл… как-его-там. Вы можете терпеть, что за ней ухаживает другой мужчина? Любит ее? Женится на ней? — Она ласково положила руку на его щеку, при этом изготовясь дать пощечину, если он заслужит. — Как вы можете допустить, что Хейли достанется кому-то, когда она необходима вам? — тихо спросила она. — Не отказывайтесь от счастья, Стивен. Я совершенно уверена, что достаточно разумного объяснения вашего поведения, слов извинения и она вас простит. Любовь — это дар. Не отбрасывайте же его. — Потом она повернулась к мужу: — Знайте же, я никогда не забуду того, что вы сказали обо мне. Но я действительно измучилась, имея дело с таким болваном, как мой братец..И прежде чем я поговорю с вами, мне необходимо подкрепиться чашкой чая.

И, подобрав юбки, она гордо выплыла из комнаты, закрыв за собой дверь.

— У меня такое ощущение, будто меня только что переехала карета, — сказал Стивен, глядя на неплотно прикрытые створки двери.

— Воистину так. Карета переехала вас, а потом развернулась и прикончила меня.

Стивен растерянно посмотрел на Джастина.

— Ваша жена обозвала меня болваном.

— А ваша сестра обозвала меня грубияном.

— А также она обозвала меня глупцом.

— Вы и есть глупец, — сказал Джастин с самым невинным видом.

— Ваша жена весьма дерзка, и у нее слишком много свободного времени. Ей необходимо чем-то заняться или увлечься — тем, что могло бы ее захватить и, как мне кажется, удерживало бы от болтовни. — Он бросил на Джастина многозначительный взгляд. — Возможно, младенец помог бы ее занять. Тогда она не станет подслушивать у дверей.

— Превосходное предложение, — согласился Джастин, и глаза его озорно заблестели. — Поскольку вы собираетесь уходить, я, пожалуй, нанесу визит своей супруге и поддержу ее настроение чем-то более интересным, нежели чашка чаю. — И он направился к двери. — Вы ведь уходите, не так ли?

Стивен медленно кивнул:

— Да, я ухожу. Честно говоря, у меня множество дел.

— Вот как? Чем же вы хотите заняться?

— Кажется, мне нужно кое-что купить. Джастин поднял брови:

— Купить?

— Да. Меня пригласили на день рождения. Не могу же я прийти с пустыми руками, верно?

Джастин какое-то время удивленно смотрел на него. Затем молча кивнул. Стивен же оставался непроницаем.

— Что ж, верно, — проговорил наконец граф, положив руку на плечо друга. — Вы действительно не можете прийти без подарка.

Глава 30

На следующий день, ближе к вечеру, Стивен стоял у Олбрайт-Коттеджа с двумя пакетами в руках. Он смотрел на входную дверь, и сердце у него учащенно билось. В этом доме он был счастлив, абсолютно счастлив. Он и не знал этого, пока не потерял то, что обрел. После того как сестрица подвергла его словесному бичеванию, он понял, что должен отправиться сюда. Не говоря уже обо всем прочем, он хотя бы скажет Хейли правду о себе, о том, почему он ей лгал, и извинится за то, что сгоряча наговорил ей в саду у Джастина. Если же и после этого объяснения она по-прежнему будет презирать его, значит, он того заслуживает. Но все же он надеялся, он уповал на счастливый исход. Придерживая под мышкой пакеты в веселой упаковке, он постучал. Спустя мгновение дверь открылась. На пороге, щурясь, стоял Гримзли.

58
{"b":"6404","o":1}