ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да-да, кто там? — спросил старик, хлопая себя по куртке и хмурясь. — Проклятие! Куда, черт побери, запропастились мои очки?

— Они у вас на макушке, Гримзли, — сказал Стивен, не в состоянии удержаться от усмешки. Господи, как же хорошо вернуться в этот дом!

Гримзли похлопал себя по голове, нащупал очки и нацепил их на кончик своего длинного носа. Когда он увидел наконец Стивена, его морщинистое лицо застыло и на нем появилось отвращение. Он раскрыл было рот, но чей-то бас не дал ему произнести ни слова.

— Черт побери, кто это там и что ему, черт побери, нужно? — В дверях появился Уинстон. При виде Стивена глаза его превратились в щелки. — Сбросьте меня с мачты и скормите рыбам! Да это, никак, их спасенное достопочтенство! Быть того не может!

Стивен вспыхнул под их уничтожающими взглядами. Кажется, все, с кем он входит в контакт, считают своим долгом задать ему хорошую взбучку.

— Как поживаете, Гримзли? А вы, Уинстон?

— Хорошо поживали, пока не увидели, что вы стоите на пороге, — ответил Гримзли, презрительно фыркнув.

— Зачем вы здесь? — спросил Уинстон. — Мало горя вы нам, что ли, причинили?

Хотя Стивен и понимал справедливость их укоров, он все же не имел ни малейшего желания обсуждать свои пороки, стоя на пороге.

— Могу я войти?

Гримзли поджал губы с таким видом, словно он только что хлебнул прокисшего вина.

— Ясное дело, нет. У нас скоро начнется праздник, и все очень заняты.

И он потянул дверь на себя. Стивен сунул ногу в щель.

— Мне нужно многое искупить, а, стоя за порогом, я вряд ли смогу это сделать.

Гримзли фыркнул:.

— Искупить?

Уинстон скрестил на груди свои мясистые руки, покрытые татуировкой.

— Хотел бы я поглядеть, как вам это удастся,

— Я тоже хотел бы, — спокойно ответил Стивен. — Так вы меня впустите?

Он был готов проложить себе путь в дом силой, если придется, но все же надеялся, что до этого не дойдет. Он объективно взвесил свои шансы одолеть Уинстона, у которого был такой вид, словно он с огромным удовольствием сжует Стивена, выплюнет и зароет поглубже в землю.

— Нет, вам нельзя войти, — сказал Гримзли, гневно сверкнув глазами. — Мисс Хейли наконец-то перестала плакать. Ох, она-то думает, что никто не замечает, какая она несчастная, но ведь я знаю эту девочку с ее младенчества. Она спасла вашу мерзкую жизнь, и не один, а два раза. Она отдала вам все, что имела, а вам этого мало? — Губы его скривились в ухмылке. — Ну вот, а теперь у нее приличный жених. Не дам я вам снова мучить ее.

— Я вовсе не собираюсь ее мучить, — сказал Стивен, изо всех сил стараясь сохранять спокойствие и не обращать внимания на упоминание о «приличном женихе». — Я только хочу с ней поговорить.

Уинстон еще больше помрачнел.

— Только через мой труп! Я уже решил, что запросто выну из вас кишки. Черт побери…

— Она любит меня, — прервал его Стивен, надеясь, что кишки его останутся при нем.

— Ничего, ее любовь пройдет — Я люблю ее.

В ответ на это заявление Гримзли красноречиво фыркнул:

— Вы выбрали странный способ показать это, ваша светлость.

— Надеюсь все исправить.

— Как?

Стивену удалось сохранить самообладание.

— Это мое личное дело, Гримзли.

— Ладно. — Дверь потихоньку стала отворяться.

— Вот и хорошо. Если хотите знать, я собираюсь просить руки мисс Хейли.

Гримзли, судя по выражению его лица, был поражен, но брови Уинстона насупились еще суровее.

— Чего еще?

— Я намерен жениться на ней.

Верные стражи дома явно не ожидали такого поворота событий. Уинстон почесал в затылке и спросил:

— С какой стати?

— Я ее люблю.

— Вы обошлись с ней как с половой тряпкой.

— Я знаю. — Заметив, что глаза Уинстона потемнели, Стивен добавил: — Но я был идиотом, был не прав. Ужасно не прав. И сожалею об этом. И я восхищен вашей преданностью. Дайте мне только поговорить с мисс Хейли. Если она попросит меня уехать, обещаю сделать это немедленно.

Уинстон тихонько проворчал что-то и потянул Гримзли за рукав в сторону. Они немного пошептались, затем вернулись. Гримзли откашлялся.

— Мы решили, что, если вы и впрямь любите мисс Хейли и она найдет в своем сердце прощение вам, мы не будем стоять у вас на дороге. Мисс Хейли сама должна решать.

— Но если вы опять станете ее мучить, — предупредил Уинстон, — я привяжу вашу благородную задницу к якорю и выкину вас за борт.

Они отошли в сторону и молча сделали знак Стивену войти.

— Благодарю вас. Даю слово, вы не пожалеете, что впустили меня.

— Она заслуживает самого наилучшего в жизни, — сказал Уинстон грубым голосом, в котором звучала нежность.

— У нее будет все, что в моей власти дать ей, — торжественно поклялся Стивен. — А с ней и всей ее семье. В том числе и вам, джентльмены.

Слуги удивились.

— Мы просто хотим, чтоб она была счастлива, — проворчал Уинстон.

— Тогда мы с вами думаем одинаково.

Они стояли в холле, глядя друг на друга. Затем в доказательство дружбы — раньше Стивену и в голову не могло прийти, что можно подружиться со слугой, — он протянул руку сначала Гримзли, потом Уинстону.

Обменявшись рукопожатиями с моряками, Стивен с облегчением шумно вздохнул:

— Так где Хейли?

— Все пошли на озеро, — ответил Гримзли. — Должны вернуться через час.

Уинстон извинился, сказав, что ему нужно закончить кое-какие домашние дела, и Гримзли провел Стивена в библиотеку.

— Можете подождать здесь, — милостиво разрешил Гримзли. — Я дам вам знать, когда они придут.

— Спасибо. А скажите, Гримзли, все остальные тоже сердиты на меня?

Гримзли поскреб подбородок.

— Дети не сердятся, ну да ведь они и не знают, что вы разбили сердце мисс Хейли. Про тетю Оливию не скажу, но я не стал бы надеяться на радостный прием со стороны мисс Памелы, и если вам не нравится, когда вас пинают в благородный зад и стукают по голове сковородкой, советую избегать Пьера.

Стивен скрыл удивление, вызванное резкими словами слуги. Но сдержанно ответил:

— Понятно.

Гримзли пошел к двери, но остановился:

— Наверное, вас, такого знатного лорда, немного покоробило наше обхождение?

— Уверяю вас, Гримзли, все, что меня коробило у Олбрайтов, было самым лучшим во всей моей жизни.

Лед в настороженных глазах Гримзли растаял.

— Ну что же, вас ждет серьезная работка. Доктор Уэнтбридж сделал предложение мисс Памеле, и они собираются обвенчаться через два месяца. Я полагаю, что мистер Попплмор — весьма нетерпеливый малый и хотел бы устроить двойное венчание. — И Гримзли деликатно кашлянул в кулак, оставляя Стивена одного.

Стивен подошел к окну, глядя в него невидящими глазами; в голове у него звучали последние слова Гримзли: «Значит, Попплединк — нетерпеливый малый, вот как? Если он хотя бы прикоснется к моей Хейли, очень скоро он станет избитым и беззубым малым». Яркое пятно привлекло его внимание, и он устремил взгляд на тропу, ведущую от озера. Из зарослей показались Натан и Эндрю, за ними шла Келли. Уинки, Пинки и Стинки, у которых был весьма благопристойный вид, вприпрыжку бежали за детьми. Потом появились Памела с доктором Уэнтбриджем, причем Памела держала его под руку, а доктор улыбался. Даже издали было видно, какой у них счастливый вид. На губах у Стивена появилась улыбка.

Впрочем, улыбка эта быстро исчезла, когда он заметил Хейли, вышедшую из леса и держащую под руку Джереми Поппинхилла. Кровь у Стивена потихоньку закипала, ибо он увидел, как Джереми быстро чмокнул Хейли в висок, отчего на щеках у Хейли вспыхнул румянец. «Сейчас я выдерну у этого мерзавца все конечности. И прежде всего оторву губы. И в Холстеде его будут знать как Джереми Безгубого».

Стивен все еще сердито смотрел в окно, размышляя, какой страшной каре он подвергнет человека, посмевшего коснуться того, что принадлежит ему, Стивену, как дверь в библиотеку распахнулась.

— Приехал! Приехал!

Стивен повернулся и увидел бегущую по ковру Келли. Она бросилась к нему в объятия. Стивен схватил ее, поднял и закружил в воздухе.

59
{"b":"6404","o":1}