ЛитМир - Электронная Библиотека

— Разве мог бы я пропустить день рождения самой лучшей хозяйки в Холстеде? — спросил он. — Я не пропустил бы чаепития у тебя, даже если бы находился на расстоянии в тысячу лет. — Он поставил девочку на пол и ласково дернул за блестящий локон.

— Я им говорила, что вы приедете, — громко прошептала Келли, — а мне никто не верил. Все твердили, что вы очень далеко и очень заняты, а я знала, что вы приедете. — И она обняла Стивена за коленки.

— Мистер Барретсон! — К Стивену подбежал Натан с лицом, вспыхнувшим от волнения. — Гримзли сказал, что вы здесь. Какой замечательный сюрприз!

Стивен взъерошил мальчику волосы и усмехнулся в ответ.

— Это не мистер Барретсон, олух, — сказал брату Эндрю с презрением. — Это лорд Гленфилд. — Он повернулся к Стивену. — Рад снова видеть вас, милорд.

— Я тоже очень рад, — отозвался Стивен, протягивая ему руку. Эндрю улыбнулся и протянул свою ладонь.

К ним подошла тетя Оливия. Старая дама страшно покраснела, когда Стивен галантно поцеловал ей руку.

— Боже мой! — воскликнула она. — Этот мужчина не только хорош собой и обворожителен, он еще к тому же и маркиз. Кажется, мне нужно сесть.

Доктор Уэнтбридж дружески приветствовал Стивена, но Памела поздоровалась с ним более сдержанно. Она только склонила голову и произнесла:

— Лорд Гленфилд.

Кивок Джереми тоже был весьма холодей.

— Что снова привело вас в Холстед? — спросил он.

— Келли пригласила меня на свой день рождения, — ответил Стивен, не отрывая глаз от Хейли, которая пока еще не взглянула на него и хранила молчание. Все ее внимание, похоже, было сосредоточено на рисунке ковра, покрывавшего пол.

Джереми поднял брови:

— Келли вас пригласила?

Стивен бросил взгляд на лицо этого человека, потом на его руку, которой тот с видом собственника держал Хейли за локоть. Если Попплепусс не уберет свою лапу, он превратит этого мерзавца в лепешку.

— Да. Келли меня пригласила. — Он снова посмотрел на Хейли. — Здравствуйте, Хейли.

Хейли все так же смотрела на ковер.

— Добрый день, лорд Гленфилд. Келли дернула Стивена за руку:

— Ну пойдемте же. Сейчас начнется чаепитие.

Стивен позволил девочке увлечь себя, все прочие двинулись следом во внутренний дворик, где и был накрыт праздничный чайный стол. Келли председательствовала, угощая всех свежим печеньем и ватрушками, а Хейли разливала чай. Стивен отдал малышке купленный для нее подарок, и та восторженно пискнула, открыв коробку и обнаружив там великолепную куклу.

— Ах! — с благоговейным ужасом выдохнула Келли. — Какая красивая! — Она прижала куклу к себе, потом крепко обняла Стивена. — Благодарю вас, лорд Гленфилд. Мы с мисс Джозефиной всегда будем любить ее. — Она прижала губки к уху Стивена. — И вас я тоже люблю.

Спазм сжал ему горло.

— Очень рад, Келли, — отозвался он, а потом нагнулся к ней и прошептал на ухо: — И я тебя люблю.

Он привлек малышку к себе, и на сердце у него стало тепло и радостно. Боже мой! Какие невероятные чувства испытываешь, когда слышишь и произносишь такие слова. Разговор возобновился, чай и печенье исчезали молниеносно, и Стивену казалось, что все говорят одновременно. Все, кроме Хейли. Она сидела молча, пила чай и упорно не смотрела на Стивена. Стивен присоединился к разговору, отчаянно стараясь не бросать гневные взгляды на Поппледарда. Он что, не может не гладить Хейли по руке?

— Скажите, лорд Гленфилд, — начал Натан, глядя на Стивена обожающим взглядом, — каково это — быть маркизом.

Стивен тщательно обдумывал вопрос, прежде тем ответить,

— Говоря по правде, Натан, чувствуешь себя страшно одиноким. — Он откинулся к спинке кресла и устремил взгляд на Хейли, так на него ни разу и не взглянувшую. — У меня шесть поместий, и я отвечаю за благосостояние сотен арендаторов. Большую часть времени я провожу разъезжая по своим имениям. Мои обязанности почти не оставляют мне времени, чтобы подружиться с кем-нибудь.

— Но ведь мистер Мэллори, то есть граф Блэкмор, — ваш друг, — сказал Эндрю с набитым печеньем ртом.

— Уверяю тебя, он один из очень немногих. Но я считаю, что мне повезло, поскольку я могу считать всех вас своими друзьями.

Келли, сидевшая справа от Стивена, сунула свою ладошку в его руку.

— У меня еще никогда не было друга-каприза. Натан вытаращил глаза:

— Он маркиз, а не каприз.

Стивен оторвал взгляд от Хейли и улыбнулся, глядя на очаровательное личико Келли.

— А у меня никогда не было друга — славной маленькой леди. — Он устремил взгляд на Памелу и доктора Уэнтбриджа, сидящих напротив. — Я так понял, что вы собираетесь вступить в брак. Примите мои поздравления.

При этих словах на щеках Памелы заиграл румянец.

Стивен снова посмотрел на Хейли. Она не сводила глаз со своей тарелки и была бледна. Ему очень хотелось подойти к ней, взять на руки и унести из дома; он едва мог усидеть на месте. Пристально глядя на нее, он сказал:

— Кстати, о браке. Я тоже думаю об этом последнее время.

— А что вы думаете о браке, лорд Гленфилд? — спросила Келли.

Устремив пристальный взгляд на Хейли, он ответил:

— Я решил жениться.

Краска сбежала с ее лица, она зажмурила глаза. Потом резко встала, пробормотала что-то насчет страшной головной боли и выбежала с террасы.

Глава 31

Хейли бежала так, словно за ней гнался сам дьявол. Ей было невообразимо стыдно, потому что все сидевшие за столом, включая Стивена, поняли, почему она так резко вскочила. Но оставаться со всеми она не могла больше ни минуты. Он женится. Господи, ей казалось, что ее проткнули ржавым железом. Она взбежала по лестнице не останавливаясь, пока не добралась до убежища — своей спальни. Там она бросилась в свое любимое кресло и закрыла лицо руками, безуспешно пытаясь остановить поток слез, бегущих по лицу. «Зачем, ну зачем он приехал? Нужно было заставить его уехать. Вышвырнуть немедленно, как только я его увидела. Тут же натравить на него собак». Но она знала, как обрадовалась его появлению Келли, и у нее не хватило духу выгнать его. Вместо этого она упорно его игнорировала, надеясь, что ей удастся сохранять самообладание до самого его отъезда. Но Господи, когда он объявил, что собирается жениться, она не могла притворяться ни минуты. Она убежала, а сердце у нее разрывалось от горя. Несмотря на все усилия забыть его, она все еще его любит. Это безумно возмущало ее. «Как посмел этот негодяй явиться сюда и спокойно сообщать о своих брачных намерениях! — Хейли порывисто вытерла мокрые глаза носовым платком. — Какая наглость! Как мне хотелось бы…»

— Хейли.

Такой знакомый голос прервал ее размышления. Она обернулась; в спальню вошел Стивен, и Хейли охватила ярость. А он, закрыв за собой дверь, прислонился к ней спиной.

— Вон отсюда! — зашипела она, вскакивая на ноги.

— Мне нужно вам кое-что сказать, — спокойно проговорил он, медленно двигаясь к ней. — После того как я все скажу, я уйду — если вы по-прежнему будете на этом настаивать.

— Все, что мне было нужно от вас услышать, я уже слышала. — Она отчаянно старалась, чтобы голос ее не дрожал, и почувствовала удовлетворение, когда это почти удалось. — Как вы смеете входить в мою спальню?

Он продолжал идти к ней. Но Хейли, не желая выдавать своего страха, стояла, не двигаясь с места, даже когда он подошел к ней совсем близко.

— Насколько я помню, вы когда-то радовались, что я прихожу в вашу комнату, — хрипло проговорил он. — Вы радовались, что я в ваших объятиях. В вашей постели. В вашем теле.

Унижение, растерянность и боль слились воедино, испепеляя ее.

— Как вы смеете?! Должна сообщить вам, ваше сиятельство, что вы не тот человек, присутствие которого в моей комнате меня радовало. Я узнала, но, к несчастью, слишком поздно, что такого человека не существует. Он был всего-навсего порождением лжи и обмана.

Он протянул сильно дрожащую руку и коснулся ее щеки, но Хейли резко отдернула голову.

60
{"b":"6404","o":1}