ЛитМир - Электронная Библиотека

— Это был я, — проговорил он шепотом, в котором звучала мука. — Тот человек, о существовании которого я и не подозревал. Тот, кто оказался способным чувствовать то, чего я не чувствовал. До вас, Хейли.

Она опустила голову, пытаясь справиться с бурным потоком чувств, вызванных его словами.

— Я ужасно обошелся с вами, Хейли, и не могу выразить словами, как сожалею об этом, но вы должны позволить мне объясниться. В тот вечер, когда я увидел вас на балу у Виктории, я думал о вас. Я просто не мог перестать о вас думать. Потом я обернулся — а вы передо мной. Я был так потрясен, так рад, что вижу вас наяву.

Она горько усмехнулась:

— Вам удалось прекрасно скрыть свою радость.

— Я знал, что мне грозит опасность. Мы с Джастином устроили ловушку, чтобы поймать того, кто пытался от меня избавиться. Я был приманкой. Мне было необходи-300 мо удалить вас от себя. Чтобы отвести от вас опасность. Я бы умер, если бы вам причинили вред. А вы не хотели уходить. — Он глубоко вздохнул. — И тут-то я и совершил самую большую ошибку в жизни.

— То, что вы сказали мне…

— Это и была непростительная глупость. — Он покачал головой. — На одно безумное мгновение мне показалось, что вы решили… решили посмотреть, нельзя ли чего-нибудь от меня получить. Из-за моего титула подобные вещи случались со мной до отвращения часто. У меня почти нет друзей, потому что я никому не могу доверять… почти нет людей, которым ничего от меня не нужно. Но вы… — продолжал он, но тут дыхание его прервалось, и некоторое время он не мог говорить, — вы не способны на такую низость, на эгоизм, и я глубоко сожалею, что мог вас хотя бы на минуту в нем заподозрить.

— А как же та ложь, с которой началось наше знакомство?

— Кто-то хотел меня убить. И я решил, что, скрыв свое имя, я не буду обнаружен, пока не выздоровею. Как вам известно, я был не в состоянии ни уехать отсюда, ни защитить себя.

— А как вы меня бросили, — прошептала она, — и это ужасное письмо…

— Простите меня. Господи, вы представить себе не можете, как я о нем сожалею. Я пытался сказать вам, что должен уехать, но когда вы попросили меня остаться, когда вы сказали, что любите меня… — он провел рукой по волосам, — я потерял контроль над собой. Я так хотел быть с вами. Но я боялся разоблачения, боялся, что моя ложь убьет вашу любовь. Я думал, что никогда больше вас не увижу, и мне хотелось сохранить в памяти ваше любящее лицо. Это был непростительный эгоизм, и мне нет прощения. Но если это имеет для вас значение, знайте-я сожалел об этом с тех пор постоянно. Каждую минуту.

Хейли крепко зажмурила глаза, стараясь справиться с чувствами, а они, обрушиваясь на нее лавиной, обжигали, возродили то, что она так безуспешно старалась похоронить. Если он сейчас не уйдет, она… Боже мой, что с ней будет!

— Хейли, мне очень многое хочется вам сказать, но я не нахожу слов… поэтому я и привез вам подарок.

Она открыла глаза, уповая, что силы не оставят ее.

— Подарок?

— Подождите здесь.

Стивен на секунду вышел за дверь, Потом вернулся снова, держа в руках небольшой букет цветов.

— В моем лондонском доме есть скромная оранжерея, — сказал он, подавая ей цветы. — Вчера вечером я побеседовал с Десмоном.

— Десмоном?

— Моим садовником. Он хорошо разбирается, как и вы, в цветах, в языке цветов. — Например, Десмон сказал, что тюльпаны вроде вот этого, — он коснулся изящного цветка, — означают «охвачен любовью». Это верно?

Хейли устремила взгляд на букет и молча кивнула.

— А вот этот цветок, — сказал Стивен, тронув белый лепесток, — это камелия. Она означает «совершенное очарование». А это махровая гвоздика. Вы знаете, что она означает?

— «Моя любовь никогда не умрет», — прошептала Хейли, не отрывая глаз от мелких розовых цветочков.

— Да. Моя любовь никогда не умрет, — тихо повторил он. Потом указал на маленький розовый бутон. — По словам Десмона, этот цветок обозначает «сердце, не знавшее любви». — Он осторожно приподнял пальцами ее подбородок, и глаза их встретились. — Это был я. Не знавший любви. Пока не встретил вас. — Он вынул из букета единственную красную розу и подал ее Хейли. — Красная роза означает любовь. Я люблю вас, Хейли.

Хейли взяла розу дрожащими пальцами и поднесла ее к лицу, вдыхая опьяняющий аромат; голова у нее закружилась. «Я люблю вас, Хейли». Он на самом деле это сказал? Но прежде чем она успела подумать над его словами, он достал из букета маленький желтый цветок. Хейли увидела, что это вербена, и замерла. Глаза ее были прикованы к его глазам.

— Вы знаете, что она обозначает? — тихо спросил он. Хейли едва дышала.

— А вы сами знаете? — прошептала она. Кивнув, он отдал ей цветок:

— Будьте моей женой.

Хейли смотрела на него во все глаза. Это, конечно, сон. Так не бывает.

А он наклонился и легко коснулся губами ее губ.

— Боже мой, я вас люблю, Хейли, — тихонько проговорил он. — Будьте моей женой. Клянусь посвятить свою жизнь тому, чтобы сделать вас счастливой, чтобы заставить вас забыть, что когда-то я причинил вам боль.

Он вскинул голову, пристально глядя на нее. Хейли не могла отвести глаз от его прекрасного серьезного лица, и слезы, которые она больше не могла сдержать, хлынули из ее глаз. Он обнял ее, смяв при этом букет.

— Пожалуйста, не плачьте. Это невыносимо — видеть плачущего ангела. — Он нежно поцеловал ее веки, потом провел губами по мокрым от слез щекам.

— Хейли, милая моя, ну пожалуйста, скажите же что-нибудь, — шептал он ей на ухо. — Я страдаю… — Он прислонил свой лоб к ее лбу. — Вы просто должны выйти за меня. Иначе я превращусь в ужасного человека. Мрачного и несчастного. — Он поднял голову и коснулся пальцем уголка ее глаза. — Вот какие получаются морщинки, когда человек постоянно мрачен. Пожалейте бедного аристократа и богача, который становится нищим без вас.

— Моя семья… — начала она, но Стивен прервал ее.

— Ваша семья будет моей семьей, и я впервые в жизни буду иметь такую чудную семью, — искренне сказал он. — Они будут жить с нами, и я постараюсь, чтобы все они были довольны и счастливы.

— Полагаю, мне придется отказаться от бриджей и перестать резвиться в озере.

Лицо его смягчилось, он покачал головой:

— Нет. Не нужно ничего менять. Я люблю все, что вас окружает, а в особенности то, что делает вас такой дивно не похожей на других.

Радость переполняла ее. Но на пути этой радости стояло еще кое-что.

— Я должна сказать вам одну вещь, Стивен.

— Скажите мне только «да».

Хейли покачала головой.

— Я говорю о том, что вы должны кое-что узнать. Обо мне.

— Я слушаю.

Хейли отступила от него и приложила руку к груди.

— Я не очень-то знаю, как начать, поэтому скажу прямо. — Она глубоко втянула воздух, набираясь решимости. — Я хочу по-прежнему писать и продавать рассказы для «Еженедельника джентльмена».

Стивен удивленно поднял бровь:

— Став моей женой, вы не будете нуждаться в деньгах.

— Это не имеет ничего общего с деньгами. Мне очень нравится писать эти рассказы. Мне кажется, таким образом я продлеваю жизнь папы. — Поскольку Стивен молчал, она добавила: — Это важно для меня, Стивен.

— Я понимаю.

От его равнодушного голоса сердце у Хейли упало. Он, конечно, не одобрит ее намерений.

— Разумеется, если кто-нибудь узнает, что капитан X. Трипп — это я, разразится скандал. Вы, наверное, думаете, что я…

— Чудо. Да вы просто чудо! — Легкая улыбка тронула его губы. — У меня такое впечатление, будто я сделал предложение одному из самых популярных мужчин в Англии. Черт побери, мы в самом деле заставим общество удивляться! — Он притянул ее к себе и целовал так долго, пока у нее не закружилась голова.

— То есть вы не возражаете? — прошептала Хейли, когда Стивен отодвинулся от нее.

Он удивленно выгнул бровь:

— Не возражаю? Против того, что моя любимая женщина не только красива, но и талантлива и вообще чудо?! Как я могу против этого возражать?

61
{"b":"6404","o":1}