ЛитМир - Электронная Библиотека

Она вышла, и он с облегчением вздохнул. «Что это, черт побери, со мной случилось? Должно быть, я сильно ударился головой, если какая-то провинциальная скромница так меня возбуждает».

Вскоре Хейли вернулась, но Стивен уже успел овладеть собой.

— Как вы думаете, вы можете встать? — спросила она.

— Я сумею подняться, — заявил Стивен. — Но пожалуй, г мне потребуется помощь. Вы не могли бы прислать ко мне Гримзли?

— Гримзли? Ах нет, боюсь, что нет. Он на озере. Они с Эндрю и Натаном ловят рыбу.

— А другой слуга?

— Уинстон? Его тоже нет.

Хейли чуть отступила от кровати, и Стивен впервые обратил внимание на ее простенькое платье. Его никак нельзя было назвать соблазнительным, и все же в фигуре молодой женщины было что-то… необыкновенно привлекательное. Но что же именно? Может быть, пышная грудь и стройный стан? И наверное, у нее необычайно длинные ноги… Черт побери, почему же он сразу не обратил внимания на ее фигуру?

Стивен нахмурился, почувствовав, что снова возбудился.

— Думаю, что Уинстон и Гримзли вернутся через несколько часов, не раньше, — сказала Хейли. — Если вы не хотите ждать, я вам помогу.

Стивен понимал, что без помощи ему не обойтись. Неужели она забыла, что он голый? Или она не знает, что такое стыд?

— Я и сам прекрасно управлюсь, — проворчал Стивен.

— Не думаю… Вы пролежали на спине целую неделю, и у вас закружится голова, прежде чем вы успеете подняться на ноги.

Хейли наклонилась и чуть приподняла больного. Затем с некоторым раздражением проговорила:

— Так вы предпочитаете оставаться в постели, мистер Барретсон?

— Зовите меня Стивеном. И кроме того… Дело в том, что я…

— Вы лежите в постели голый, — перебила Хей-38 ли. — Я прекрасно это знаю. Вам не следует сму-

щаться. — Она улыбнулась. — Обещаю, что не буду смотреть.

Стивен нахмурился. Мысль о том, что эта женщина увидит его обнаженным, почему-то тревожила его. А может, его просто раздражает то, что она, ухаживая за ним, оставалась совершенно безразличной к его достоинствам? В Лондоне множество женщин находили их… весьма внушительными. Эта провинциалка кажется совершенно спокойной, в то время как он возбужден до крайности.

И тут Стивен понял, что его ужасно раздражает спокойствие этой женщины. Ему захотелось смутить ее. Глядя прямо ей в глаза, он с усмешкой проговорил:

— Я так понял, что именно вы сняли с меня одежду? Жаркий румянец залил ее лицо, и она, резко выпрямившись отступила на шаг.

— Я… я только помогла Уинстону и Гримзли. Нельзя было терять время.

Удовлетворенный своей победой, Стивен приободрился и спросил:

— Что ж, поскольку под этой простыней явно нет ничего такого, чего бы вы не видели, давайте продолжим.

Румянец на щеках Хейли стал еще гуще. Судорожно сглотнув, она повторила:

— Продолжим?

— Конечно. Почему бы вам не подать мне халат? Помедлив, Хейли подала ему черный шелковый халат и тотчас же отвернулась.

Стивен наконец-то овладел собой. Осторожно просунул руки в рукава — ребра ныли при каждом движении, — затянул пояс и свесил ноги с кровати. Затем, ухватившись за руки Хейли, резко приподнялся и сел.

В следующее мгновение в глазах у него потемнело и к горлу подступила тошнота. Стиснув зубы, Стивен несколько раз глубоко вздохнул и почувствовал резкую боль в ребрах. Однако тошнота прекратилась. По-прежнему держась за руку Хейли, он поднялся с кровати. Проклятые ноги были точно ватные, и Стивен ухватился за плечи девушки, чтобы не упасть. Она обхватила его руками и поддерживала, пока он не почувствовал себя увереннее. Наконец спросила:

— Ну и как?

Стивен поднял голову — и вдруг понял, что смотрит прямо ей в глаза.

— О Господи! Какой же у вас рост? Хейли с улыбкой ответила:

— Ровно шесть футов, если без обуви. А у вас?

— Шесть футов два дюйма. — Стивен смотрел на нее с удивлением: он впервые видел такую рослую женщину — настоящую амазонку.

Светские женщины, с которыми общался Стивен, почти все были невысокими, как и его любовницы. Шесть футов! Но даже при своем росте и в старом платье она казалась необычайно женственной и изящной.

— Ах, как замечательно, что вы выше меня! Таких мужчин, как вы, почти не бывает.

— Да, ' вполне могу себе представить.

К удивлению Стивена, она не обиделась.

— Уверяю вас, я уже давно привыкла к своему необычному росту. И имейте в виду: вам очень повезло. Я бы не смогла вытащить из оврага такого крупного мужчину, как вы, если бы была маленькой и хрупкой. Пожалуй, мой рост неудобен только на балу, потому что я обычно возвышаюсь над моими партнерами. К счастью, я редко бываю на балах. А когда бываю, меня редко приглашают танцевать, так что мне не стоит особенно огорчаться.

Стивен прилагал отчаянные усилия, чтобы не упасть. Заметив, что больной едва стоит на ногах, Хейли снова обхватила его руками. Тепло ее ладоней проникало сквозь тонкий шелк халата, чувственные губы находились совсем рядом, а чарующие аквамариновые глаза смотрели прямо в его глаза…

Почувствовав, что снова возбуждается, Стивен по-40 спешно отстранился и, покачнувшись, едва не упал.

— Осторожнее, — предупредила Хейли. — Держитесь за меня, и, может быть, нам удастся сделать несколько шагов.

[ Скрипнув зубами, Стивен обхватил девушку за плечи и сделал шаг, потом другой… В конце концов они пересекли комнату, вернулись к кровати, и Хейли помогла ему сесть.

— Жуткая слабость… — пробормотал Стивен.

— Вы еще не окрепли. Доктор советует вам отдохнуть еще несколько недель, чтобы зажили все раны. Мы будем рады, если вы останетесь у нас столько, сколько понадобится. — Хейли подошла к двери. — Попытайтесь заснуть. Я зайду к вам часа через два.

Она уже взялась за ручку, но тут Стивен окликнул ее:

— Хейли!..

Она обернулась и вопросительно посмотрела на него.

— Благодарю вас за все. Вы спасли мне жизнь. Она улыбнулась. Это была ангельская улыбка.

— Не стоит благодарности.

Она вышла из комнаты, осторожно притворив за собой дверь.

Человек стоял у окна своего лондонского особняка на Парк-лейн. «Стивен, где вы? Если вы мертвы, то почему мы не нашли вас в овраге у ручья? А если живы, то почему не вернулись домой?»

Он в волнении прошелся по комнате. «Впрочем, не важно. Если вы мертвы, ваШе тело в конце концов найдут. А если живы… Ну что ж, вам недолго остается жить».

Глава 4

Джастин Мэллори, сидевший за письменным столом, поднял голову.

— Рандэлл, что у вас? — Граф вопросительно посмотрел на своего невозмутимого дворецкого. — Надеюсь, корреспонденция вся?

Дворецкий поклонился и протянул графу серебряный поднос, на котором лежало запечатанное письмо.

— Его принес какой-то молодой человек, милорд. Он сказал, что письмо срочное и что он подождет ответа.

Джастин поднял брови.

— Срочное?

— Да, милорд. Он сказал, что письмо ему вручила некая мисс Хейли Олбрайт из Холстеда и что оно должно быть доставлено мистеру Джастину Мэллори.

— Вот как? — Граф взглянул на письмо и похолодел: он сразу же узнал почерк Стивена. Но почему он отправляет срочное письмо таким странным образом?

— Как вы сказали? От кого оно?

— От мисс Хейли Олбрайт.

— А где тот, кто его принес? Рандэлл поджал губы.

— Я оставил этого невоспитанного юношу на лестнице, У двери.

— Понятно. Можете идти.

— Слушаюсь, милорд.

Дворецкий вышел и закрыл за собой дверь.

Джастин развернул письмо и впился глазами в строчки.

«Дорогой Джастин, мои планы изменились. Со мной все в порядке, но я хочу, чтобы Вы немедленно приехали в дом Олбрайтов в Холстеде. Здесь все считают, что меня зовут Стивен Барретсон и что я — домашний учитель. Пожалуйста, привезите мне что-нибудь из одежды — что-нибудь такое, что мог бы носить учитель. И сами оденьтесь соответствующим образом. Называйте себя просто Джастином Мэллори. И еще: никому не рассказывайте об этом письме, даже Виктории. Жду вас сегодня к вечеру или завтра. При встрече все объясню. Стивен».

8
{"b":"6404","o":1}