ЛитМир - Электронная Библиотека

Элизабет засмеялась:

— Как хорошо! Для вас. А как она должна заботиться, чтобы ее герцог был счастлив?

Остин медленно смерил взглядом ее высокую красивую фигуру.

— Для вас это будет совсем нетрудно, обещаю. — Он собирался показать ей, как именно она сможет сделать своего герцога счастливым, в их брачную ночь.

Он думал о том, как, черт побери, он выдержит такое ожидание.

Следующий день Элизабет провела, или, как выразился Остин, «была замурована», в залитой солнцем библиотеке вместе с его матерью, Каролиной, леди Пенброук и портнихами. Тем временем Остин трудился над отчетами, поступившими из его поместья в Суррее.

К концу дня цифры начали расплываться перед его усталыми глазами, и когда в дверь кабинета постучали, он с радостью отложил перо.

— Войдите.

Вошел Майлс и плотно закрыл за собой дверь.

— Ну, должен сказать тебе, Остин, с тобой не соскучишься.

Остин изобразил смущение:

— В самом деле? А я-то думал, что я довольно скучен и предсказуем…

— Что угодно, но только не это, старина. Сначала ты отправляешь меня в Лондон собирать сведения о мисс Мэтьюз. Затем вызываешь обратно, чтобы я присутствовал на вашей с этой женщиной свадьбе. — Майлс подошел к столу и с хорошо разыгранным вниманием принялся рассматривать Остина. — Гм… ты выглядишь вполне здоровым… никаких внешних признаков помешательства вроде диких прыжков или непристойных выкриков. Следовательно, я могу объяснить эту внезапную свадьбу либо тем, что ты безумно, страстно влюблен, либо… — Он замолчал и вопросительно поднял брови.

К своему большому огорчению, Остин почувствовал, что у него покраснела шея.

— От тряски в карете у тебя явно мозги съехали набекрень.

— Либо, — словно не слыша, продолжал Майлс, — ты обесчестил девушку. — Помолчав, он кивнул:

— Понятно. Не мог держать руки от нее подальше, а?

— Она спасла мне жизнь.

Майлс застыл на месте:

— Что?

Остин посвятил его во все события, произошедшие с ним за последние несколько дней. Когда он закончил, Майлс покачал головой:

— Боже милостивый, Остин! Тебе повезло, что ты жив и невредим. — Перегнувшись через стол, Майлс сжал его плечо. — Мы все в неоплатном долгу перед мисс Мэтьюз.

— И особенно я.

Глаза Майлса насмешливо блеснули.

— Спорю, ты благодарен судьбе, что тебя не нашла раненым одна из девиц Дигби.

Дрожь пробежала по спине Остина.

— Господи, конечно!

— Что наводит меня на мысль: как удалось мисс Мэтьюз найти тебя?

Прежде чем Остин смог придумать правдоподобное объяснение тому, чему не было правдоподобного объяснения, Майлс поднял руки:

— Не важно. Ясно, что вы договорились о свидании. Подробности меня не интересуют.

— Ну хорошо. — Остин прочистил горло. — Теперь расскажи, что ты узнал о мисс Мэтьюз.

Майлс удобно расположился в глубоком кресле рядом со столом Остина. Достав из кармана небольшую записную книжку в кожаном переплете, он сверился со своими записями.

— Мои расследования подтвердили, что она прибыла в Лондон третьего января сего года на борту «Звездного охотника». Мне повезло: «Звездный охотник» задержался в порту для ремонта, и я поговорил с его капитаном Гарольдом Бичемом. По словам капитана, мисс Мэтьюз была прекрасным пассажиром. Она никогда не жаловалась, даже в штормовую погоду. Вместе со своей компаньонкой по вечерам она часто выходила на палубу, чтобы посмотреть на звезды. Она очень хорошо разбиралась в астрономии, и он получал удовольствие от ее общества. — Майлс подмигнул Остину:

— Полагаю, он питал романтические чувства к твоей невесте.

Остин сжал челюсти, но не ответил на шутливый укол.

— А он не знал, впервые ли она ехала в Англию?

— Она ему сказала, что впервые. Он говорил, что хотя она с нетерпением ждала прибытия в Англию, но определенно была чем-то опечалена. По мнению Бичема, она скучала по дому, но сама она ничего об этом не говорила. — Майлс перевернул несколько страниц. — Я также нашел миссис Лоретту Томкинс, дорожную компаньонку.

Остин выпрямился:

— И что она сказала?

Майлс закатил глаза:

— Чего только она не говорила! Черт бы ее побрал: не успела она меня увидеть, как начала трещать не переставая. — Он потянул себя за мочки ушей. — Хорошо еще, что они крепко сидят, а то отвалились бы от ее болтовни. Я знаю об этой женщине больше, чем хотел бы узнать.

— И я надеюсь, ты поделишься со мной только теми подробностями, которые имеют отношение к делу.

Майлс изобразил обиду:

— Как пожелаешь. Но почему, черт возьми, я один должен знать всю историю ее жизни? — Театрально вздохнув, он заглянул в записную книжку. — По словам миссис Томкинс, мисс Мэтьюз — она называла ее «эта милая славная девочка» — поселилась после смерти отца у дальних родственников с его стороны, по фамилии Лонгрен.

— Она осталась без средств?

— Не нищей, но далеко не богатой. Она тяжело переживала неожиданную смерть отца. Мисс Мэтьюз, как рассказала миссис Томкинс, не могла оставаться одна в доме, поэтому она продала небольшой домик, где они с отцом жили, и переехала к родственникам. Очевидно, все шло гладко, пока что-то не случилось девять месяцев тому назад. Вот тогда-то мисс Мэтьюз собрала вещи и уехала.

— А что произошло?

— Миссис Томкинс точно не знала, но подозревала ссору с родственниками, ибо мисс Мэтьюз никогда о них не рассказывала и каждый раз, когда миссис Томкинс пыталась о них заговорить, переводила разговор на другую тему. Какова бы ни была причина, мисс Мэтьюз была страшно огорчена и решила уехать из Америки, по мнению миссис Томкинс, во что бы то ни стало.

— Уехать во что бы то ни стало?

— Уехать с намерением никогда не возвращаться. — Майлс пожал плечами. — Миссис Томкинс слишком все драматизировала. Она еще говорила, что «милая славная девочка» в первые дни плавания была как потерянная, и она очень привязалась к ней. — Он захлопнул записную книжку и положил ее в карман жилета. — Вот насколько я продвинулся в своем расследовании до того, как ты вызвал меня обратно.

Остин выслушал рассказ с удивлением. Что заставило Элизабет так внезапно покинуть Америку, да еще с намерением никогда туда не возвращаться? Ясно, что за ее поездкой в Англию крылось нечто большее, чем визит к тетушке. Но была ли это ссора с родственниками? Странно, что она никогда не упоминала о них, однако, возможно, воспоминания были слишком мучительны, чтобы о них говорить, — причина, которую он мог понять.

— Благодарю, Майлс. Я ценю твою помощь.

— Всегда рад помочь. Нужно сделать для тебя что-либо еще?

— Не думаю. Почему бы после свадьбы тебе не остаться в Брэдфорд-Холле еще на несколько дней? Роберт вернулся из Европы, а мама любит, когда ты путаешься под ногами. И Каролина тоже.

Странное выражение промелькнуло на лице Майлса, и Остину показалось, что он собирается отклонить приглашение. Но Майлс кивнул:

— С большим удовольствием. Спасибо. А теперь ты должен удовлетворить мое любопытство. Меня смущает та таинственность, которой ты окружил свою просьбу. Мисс Мэтьюз не богата, но ведь у тебя нет необходимости жениться на богатой наследнице. И хотя она американка, она в то же время племянница графини. Если ты питал к ней нежные чувства, ты мог бы сказать мне. Естественно, я бы понял твое желание осторожно навести справки о будущей невесте.

Остин нахмурился. Он хотел рассказать Майлсу, что расследование не имеет никакого отношения к его чувствам — нежным или каким-то иным, но было проще не опровергать выдвинутые другом предположения. Это избавляло от объяснений, давать которые у него не было желания.

— Прости за осторожность, — сказал он, — но ты представляешь, как бы на меня накинулись, если бы кто-нибудь пронюхал про мои планы.

— Рад, что смог оказать тебе услугу. — Майлс усмехнулся. — Вдвойне рад, что не узнал о твоей нареченной ничего ужасного.

— Я тоже. Хотя полагаю, это ничего бы не изменило. Мой долг — жениться на ней.

30
{"b":"6405","o":1}