ЛитМир - Электронная Библиотека

Насмешка тотчас исчезла из глаз Майлса.

— Ты же знаешь, что тебе стоит только попросить…

Остин вздохнул с облегчением. Он даже не подозревал, что ждал ответа, затаив дыхание. Конечно, он мог рассчитывать на Майлса, как и всегда. То, что он скрывал свою тайну от человека, с детских лет бывшего его самым близким другом, вызывало чувство вины. И только ради своего собственного благополучия и безопасности Майлс не должен был знать обстоятельств, в которых находился Уильям во время войны. «Мне нужно навести справки, но так, чтобы об этом никто не знал», — убеждал себя Остин.

В светящихся умом глазах Майлса мелькнула заинтересованность.

— Относительно чего?

— Одной молодой особы.

— А, понятно. Собираешься сунуть шею в брачную петлю? — Прежде чем Остин успел ответить, Майлс продолжал:

— Не могу сказать, что завидую тебе. Не существует ни одной женщины, которую я бы хотел видеть за своим обеденным столом каждый день. От одних слов «пока смерть не разлучит нас» у меня от ужаса мурашки бегут по спине! Но полагаю, ты обязан исполнить свой долг перед титулом, а моложе ты не становишься. Я постоянно благодарю Бога за то, что мой кузен Джерард может наследовать мой титул. Конечно, наследовать герцогский титул может Роберт, но нам обоим известно, что для твоего младшего брата титул все равно что чума. По правде говоря…

— Майлс!

Короткое восклицание остановило поток слов из уст Майлса.

— Да?

— Это дело совершенно другого рода.

Майлс понимающе улыбнулся:

— Ага. Ничего больше не говори. Тебе нужны сведения о ком-то, кто совершенно не подходит… Понимаю. — Он подмигнул Остину. — Такие доставляют наибольшее удовольствие.

Раздражение Остина росло, и он с трудом сдерживал себя.

— Молодая леди, о которой я хочу узнать, — некая мисс Элизабет Мэтьюз.

Майлс удивился:

— Американка, племянница леди Пенброук?

Остин постарался спросить как можно равнодушнее:

— Ты встречал ее?

— Несколько раз. В отличие от некоторых известных нам нелюдимых типов я побывал в этом сезоне на десятке балов, где присутствовали леди Пенброук и мисс Мэтьюз. Кстати, мисс Мэтьюз сегодня здесь. Хочешь, я представлю ей тебя?

— Мы уже встречались в саду.

— Понятно. — И хотя ему явно хотелось задать немало вопросов, Майлс лишь спросил:

— А что ты хочешь о ней знать?

— Все. Поскольку ты с ней знаком, скажи, каково твое впечатление о ней.

Майлс ответил не сразу, он устроился перед камином в мягком кресле с подголовником, затем неторопливо помешал бренди в бокале, отчего Остин нетерпеливо заскрипел зубами.

— Я думаю, — наконец начал Майлс, — что она прекрасная молодая женщина, умная, с хорошим чувством юмора. К сожалению, она несколько неловко держится в свете: то молчалива и застенчива, то высказывается слишком смело. Откровенно говоря, я воспринял ее как глоток свежего воздуха, но, судя по сплетням, я единственный, кто придерживается такого мнения.

— Какие сплетни? Что-нибудь скандальное?

Майлс махнул рукой:

— Да нет, ничего особенного. Да и как, в самом деле, может женщина впутаться в скандал, если почти все ее сторонятся.

Остин представил себе растрепанную улыбающуюся женщину.

— Почему ее сторонятся?

Майлс пожал плечами:

— Кто может объяснить, с чего это начинается? Женщины, прикрывшись веерами, посмеялись над ее неумением танцевать и над ее молчаливостью. Кто-то назвал ее синим чулком, после того как она вступила в спор с группой лордов о пользе лечения травами. Стоит только кому-то одному объявить ее неподходящей для общества, как и остальные будут думать так же.

— Разве леди Пенброук не оказывает племяннице поддержку?

— Я не обратил на это особого внимания, но, бесспорно, наиболее оскорбительные выпады делаются вдали от острых глаз графини. Но даже при ее мощной поддержке мисс Мэтьюз не сможет одна — без посторонней помощи — завоевать благосклонность света.

— Ты не знаешь, сколько времени она находится в Англии?

Майлс потер подбородок.

— Думаю, она приехала вскоре после Рождества, так что около шести месяцев.

— Я бы хотел, чтобы ты точно узнал, когда она прибыла сюда и на каком корабле. Я также хочу знать, в первый ли раз она приезжает в Англию.

— Почему бы тебе просто не спросить ее?

— Я спрашивал. Она утверждает, что приехала шесть месяцев назад и что это ее первый приезд.

Майлс заинтересовался еще больше.

— И ты ей не поверил? Можно спросить почему?

Стараясь казаться равнодушным, Остин ответил:

— Возможно, что она была знакома с Уильямом. Я должен удостовериться в этом. Если так оно и есть, то я хочу знать, как, когда и где они познакомились.

— И все-таки, почему ты не спросишь ее?

В раздражении Остину хотелось схватиться за голову, но он удержался.

— Я не могу ничего сказать, пока не узнаю больше. Я также хочу знать о ее прошлом. Почему она уехала из Америки. Ее финансовое положение. Ее семейное положение. Все, что тебе удастся узнать.

— Может, тебе следует нанять сыщика с Боу-стрит? Они…

— Нет, — отрезал Остин. Две недели назад он уже нанял сыщика, чтобы тот нашел француза по имени Гаспар — человека, которого он видел с Уильямом в последний раз и которого Остин подозревал в причастности к письму, запертому в его письменном столе. У него не было желания привлекать к этому делу Боу-стрит. — Мне нужна гарантия соблюдения секретности человеком, которому я доверяю. Так как, наведешь ты необходимые справки? Вполне возможно, что тебе придется поехать в Лондон.

Несколько долгих секунд Майлс пристально смотрел на него.

— Для тебя это важно?

Остин подумал об Уильяме.

— Да.

Они молча обменялись взглядами, научившись понимать друг друга за долгие годы связывавшей их дружбы.

— Я поеду утром, — сказал Майлс. — А пока я сейчас же начну прощупывать некоторых, гостей по поводу леди, о которой мы говорим.

— Прекрасная мысль. Нет нужды уточнять, что мне требуется любая информация — и возможно более полная. Чем скорее, тем лучше.

— Я понял. — Майлс допил бренди и поднялся. — Полагаю, тебе известно, что мисс Мэтьюз и леди Пенброук пробудут здесь несколько недель в качестве гостей твоей матери.

— Да. Посылая тебя в Лондон, я получаю возможность оставаться здесь и не спускать глаз с мисс Мэтьюз.

Майлс насмешливо приподнял бровь:

— И это все, что ты намереваешься делать? Только не спускать глаз?

Холод в сузившихся глазах Остина превратился в настоящий лед.

— Ты все сказал?

Майлс благоразумно принял к сведению наступившее похолодание.

— Абсолютно все. — Он стал серьезным и ободряюще положил руку Остину на плечо. — Не беспокойся, друг мой. Обещаю тебе, мы узнаем о мисс Элизабет Мэтьюз все, что только можно узнать.

Когда дверь за Майлсом закрылась, Остин вынул из жилетного кармана серебряный ключ и отпер нижний ящик стола. Он достал полученное две недели назад письмо и еще раз перечитал слова, которые уже запечатлелись в его голове, словно выжженные огнем: «Ваш брат Уильям предал Англию. Свидетельство тому, подписанное его собственной рукой, находится у меня. Я буду молчать, но вам придется заплатить. К первому июля вы должны быть в Лондоне. Там вы получите дальнейшие инструкции».

Глава 3

На следующее утро еще до восхода солнца Элизабет, взяв сумку, на цыпочках вышла из своей комнаты.

— Куда ты так рано, Элизабет?

Элизабет вздрогнула от неожиданности.

— Боже мой, тетя Джоанна, вы меня напугали! — Она улыбнулась женщине, которая открыла ей свое сердце и свой дом, не задавая никаких вопросов. — Я хотела прогуляться по парку и сделать несколько зарисовок. Не желаете ли присоединиться ко мне?

Полное лицо тетушки исказилось от ужаса.

— Спасибо, дорогая, нет. Утренняя роса окончательно погубит мои перья. — Она с нежностью погладила страусовые перья, торчащие из ее зеленого тюрбана. — До завтрака я почитаю в библиотеке.

6
{"b":"6405","o":1}