ЛитМир - Электронная Библиотека

– Может, потому, что оно уже занято.

Филипп удивленно посмотрел на него. На этот раз, похоже, его друг говорил серьезно. Странно, .что за пять лет, проведенных ими бок о бок, он ни разу не упоминал о своей любви.

– А оно действительно занято?

Что-то похожее на боль промелькнуло в глазах Эндрю, но он справился с собой и только криво усмехнулся:

– Совершенно.

– Она американка? – спросил Филипп, не скрывая изумления.

– Нет, я встретил ее несколько лет назад. Во время одной из поездок.

– И влюбился?

– Да. Моя судьба была решена в тот момент, когда я впервые увидел ее.

– А почему же ты на ней не женился?

– К сожалению, она уже была замужем.

– Понятно. – Филипп замолчал, осмысляя новость. – А ты все еще любишь ее?

И опять он заметил боль в темных глазах друга.

– Я буду всегда любить ее.

– А она? Она тоже любит тебя?

– Нет. – Эндрю почти прошептал это. – Она верна своему мужу и долгу. Она ничего не знает о моих чувствах. Я добровольно отдал ей свое сердце.

Сочувствие боролось в Филиппе с любопытством. Он никогда раньше не видел Эндрю таким серьезным и таким печальным.

– Мне жаль, Эндрю, – сказал он, кладя руку ему на плечо. – Я и понятия не имел.

– Конечно! Не знаю, зачем я сейчас рассказал тебе. Наверное... – Он покачал головой и стиснул губы, словно пытаясь подобрать правильные слова. – Я знаю тебя много лет, Филипп. И знаю, что ты человек чести и поэтому должен выбрать себе жену. Я просто хочу, чтобы ты выбирал ее... осторожнее. И слушался при этом своего сердца. Никому, а особенно тебе, я не пожелаю той боли, которую испытываю сам. Возможно, то, что твоя невеста вышла за другого, – это знак свыше. Знак того, что и ты предназначен для другой.

Филипп еще раздумывал над его словами, а выражение лица Эндрю уже изменилось. Меланхолию сменила его обычная насмешливая улыбка.

– Мат, – объявил он, переставляя ферзя.

Филипп пожал ему руку и повернулся к Кэтрин и мисс Чилтон-Гриздейл, которые приближались к ним с другой стороны комнаты.

– Ну что? Список гостей составлен?

– Да, я разошлю приглашения завтра. И будем надеяться, что уже послезавтра вечером ты встретишь девушку, достойную стать твоей женой. Мы с мисс Чилтон-Гриздейл отбирали кандидаток очень придирчиво.

– Прекрасно, – сказал Филипп, не испытывая, однако, никакой радости. – Теперь остается только надеяться, что мне удастся избавиться от проклятия. Потому что в ином случае я не смогу жениться, как бы хороша ни оказалась моя невеста.

Его слова были встречены молчанием, которое нарушила практичная мисс Чилтон-Гриздейл:

– Я думаю, что в нашем случае самое разумное – сохранять надежду. Ничто так не притягивает неприятности, как пессимизм. – Она взглянула на каминные часы. – Бог мой, я не думала, что уже так поздно. Мне решительно надо отправляться домой.

– Да и мне пора, – откликнулась Кэтрин.

Все вышли в прихожую, и Бакари вызвал экипажи Филиппа и Кэтрин.

Надев шляпку, Кэтрин обняла брата:

– Спасибо за чудесный вечер. Мы так давно не обедали вместе.

– Спасибо тебе за помощь. Если бы я мог что-то...

– Ты можешь продолжать поиск пропавшего камня. И тогда свадьба наконец состоится. – Она повернулась к Эндрю: – Приятно было познакомиться, мистер Стентон.

– Удовольствие было взаимным, леди Бикли, – ответил тот, склоняясь над ее рукой.

Проводив сестру до экипажа, Филипп вернулся в прихожую и обнаружил, что мисс Чилтон-Гриздейл и Эндрю над чем-то весело смеются. Стараясь побороть новый приступ ревности, он натянуто улыбнулся и протянул руку за своей тростью.

– Куда ты собрался, Филипп? – спросил Эндрю, заметив это.

– Я собираюсь проводить мисс Чилтон-Гриздейл до дома.

Ее щеки слегка порозовели.

– В этом нет никакой необходимости, милорд. Мне не хотелось бы затруднять вас.

– Нет, я настаиваю. Сестра живет всего в двух кварталах отсюда, и ее сопровождают два лакея и кучер, а ваш дом находится далеко, а на улице в это время полно всяких подозрительных личностей. – Он нахмурился. – Вы сами постоянно ругаете меня за недостаток вежливости и начинаете спорить, когда я пытаюсь вести себя как джентльмен.

– Ругаю? – холодно удивилась Мередит. – Я бы употребила слово «напоминаю».

– Несомненно, вы бы так и сделали.

– С ним бесполезно спорить, мисс Чилтон-Гриздейл, – вмешался Эндрю. – Иногда он бывает очень настойчив. Я бы даже предложил добавить к вашему списку еще один пункт: «Умение справляться с бессмысленным упрямством».

Она рассмеялась. Филипп же не увидел в этом замечании ничего смешного.

– Я обязательно запишу это, как только вернусь домой. – Она протянула руку: – Спокойной ночи, мистер Стентон.

Эндрю взял ее руку и поцеловал затянутые в перчатку пальцы. По мнению Филиппа, поцелуй длился гораздо дольше, чем того требовали правила приличия.

– Я был счастлив познакомиться с вами, мисс Чилтон-Гриздейл. Я давно не проводил вечера в такой прелестной компании. Надеюсь, мы скоро встретимся опять. – И, повернувшись к Филиппу, добавил: – Увидимся утром.

Эндрю поднялся в свою спальню, а Филипп подвел мисс Чилтон-Гриздейл к коляске и следом за ней уселся на бархатное сиденье.

Мередит пожалела о том, что позволила лорду Грейборну проводить себя, в ту же секунду, как захлопнулась дверь экипажа. Он сидел так близко, что достаточно было протянуть руку, чтобы дотронуться до него. Складки ее платья касались его ног. Даже в полной темноте Мередит чувствовала на себе его пристальный взгляд. Ее сердце колотилось так, что она испугалась. Закрыв глаза, Мередит постаралась представить себе, что сидит в экипаже одна, но ничего не получилось. Она не могла не чувствовать уже знакомый запах – чудесную смесь ароматов чистого белья, сандалового дерева и еще чего-то терпкого, что она не могла определить. Ни от одного мужчины не пахло так, как от него, и Мередит знала, что даже с завязанными глазами по этому запаху нашла бы лорда Грейборна в любой толпе.

– Благодарю вас за помощь, – раздался его голос.

Она улыбнулась, надеясь, что в темноте он не заметит, как напряжены ее губы.

– Я рада ее оказать, но думаю, вы должны больше благодарить свою сестру. Нельзя точно сказать, чем закончится этот вечер. Но я все-таки надеюсь, что послезавтра нам удастся найти невесту, которая будет подходить вам так же, как леди Сара.

– Не хочу огорчать вас, мисс Чилтон-Гриздейл, но должен заметить, что, очевидно, леди Сара совсем мне не подходила или, во всяком случае, я не подходил ей. Она не нашла меня привлекательным.

– Она просто глупа.

Мередит немедленно прикусила себе язык. Она не собиралась произносить этого вслух.

– П-по положению в обществе вы идеально подходили друг другу.

– Да, вполне возможно. Но если чье-то сердце уже занято другим, как было с леди Сарой, это сильно осложняет положение.

Мередит с облегчением поняла, что он не обратил внимания на ее глупое высказывание.

– Нет, милорд, на самом деле это ничего не осложняет. Если бы вы поженились, чувство леди Сары к барону Уэйкрофту, несомненно, угасло бы со временем. Это вопрос разума, который сильнее чувства. Сердце капризно и своенравно. Оно не понимает, что правильно, а что – нет, и, слушаясь его, легко выбрать неверную дорогу. Разум, напротив, методичен и последователен. Когда разум и чувство противоречат друг другу, всегда следует слушаться разума.

– Странно слышать подобное заявление от женщины, которая занимается устройством брачных союзов.

– В успешном брачном союзе нет никакой романтики, милорд, и человеку, занимающему ваше положение, следует об этом знать. Мое деловое предприятие оказалось успешным именно потому, что я всегда следовала этому принципу. Удачное сочетание состояний, политических устремлений, семейных связей и титулов – вот все, что имеет значение. А привязанность может появиться позже!

– А если она не появится?

– Тогда супруги будут соблюдать приличия и каждый заживет своей собственной жизнью.

22
{"b":"6406","o":1}