ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Иди туда, где страшно. Именно там ты обретешь силу
О темных лордах и магии крови
1984
Колыбельная для смерти
Черепахи – и нет им конца
Мысли, которые нас выбирают. Почему одних захватывает безумие, а других вдохновение
Триумфальная арка
Подсознание может все!
Жизнь в моей голове: 31 реальная история из жизни популярных авторов

– Ладно, ладно! Косточку ты все-таки получишь. Но на десять фунтов даже не надейся. Ты и так должен меня благодарить. Если бы не я, тебя бы назвали Принцессой.

Принц тявкнул, а Филипп заторопился. Нельзя терять время. Ему еще надо заскочить в музей за Эндрю и сообщить ему и Кэтрин, что сегодня вечером они идут в Воксхолл.

Глава 8

Мередит медленно шла по посыпанной гравием дорожке и пыталась совершить невозможное: забыть о присутствии мужчины, идущего рядом с ней.

Бесполезно. Как можно не думать о нем, когда все тело трепещет от сознания его близости? Леди Бикли и мистер Стентон ушли на несколько шагов вперед, и Мередит пыталась сосредоточиться на созерцании их спин, но это не помогало. Каждое мгновение она остро сознавала, что лорд Грейборн находится не более чем в футе от нее.

Но прогулка на свежем воздухе оказалась все-таки лучше, чем пребывание в тесном экипаже. Там Мередит достаточно было протянуть руку, чтобы дотронуться до него. Там их колени соприкасались при каждом толчке коляски, а сердце останавливалось и потом начинало биться в два раза быстрее, разгоняя жаркую кровь по всему телу.

Да, поездка в экипаже стала для Мередит нелегким испытанием!

Она не только теряла власть над своими чувствами, но и язык отказался ей повиноваться. За всю дорогу Мередит едва ли произнесла десяток слов. Леди Бикли одна умело поддерживала оживленный светский разговор о предстоящем приеме. И слава Богу, свет в экипаже был слишком тусклым для того, чтобы кто-нибудь мог заметить, как пылают щеки Мередит.

Впереди ее ждала еще одна нелегкая задача: прогулка рука об руку с лордом Грейборном по Воксхоллу. Воздух был напоен ароматами цветов, высокие вязы, чьи кроны украшали цветные фонарики, обрамляли узкие и темные дорожки, а еще более укромные тропинки уводили в темноту, где, по слухам, нередко происходили самые скандальные вещи.

От одной мысли о подобном Мередит стало жарко, и она опять надолго потеряла дар речи. Боже милостивый, лорд Грейборн, наверное, решит, что она полная дурочка. Предполагалось, что она будет давать ему уроки приличных манер, но разве это возможно, когда ее голова занята столь неприличными мыслями. Почему же он ничего не говорит? Неужели он не может предложить какую-нибудь тему для легкой беседы, раз уж она сама ни на что сейчас не способна?

Их плечи случайно соприкоснулись. Подняв глаза, она встретилась с таким напряженно внимательным взглядом, что невольно споткнулась. Филипп подхватил ее, и они остановились.

– Все в порядке, мисс Чилтон-Гриздейл?

Мередит молча смотрела на его красивое и такое притягательное лицо. «Нет, все не может быть в порядке, лорд Грейборн, и виноваты в этом вы. Вы будите во мне чувства, которым нет места в моей жизни. Заставляете желать того, чего я никогда не смогу получить. Маните туда, где меня не ждет ничего, кроме разбитого сердца».

От его руки на плече тепло разливалось по всему телу, и больше всего Мередит хотелось подойти и тесно прижаться к нему. В ужасе она приказывала своим ногам сделать шаг назад, но они отказывались повиноваться.

– Все... все хорошо, – выдавила она наконец.

– Здесь очень неровный гравий. Вы не подвернули ногу?

– Нет, просто запнулась. Все в порядке.

– Ну хорошо. – Лорд Грейборн медленно и, как Мередит показалось, неохотно убрал руку с ее плеча. – Тогда продолжим прогулку? Эндрю с сестрой уже ушли вперед.

Мередит обернулась и обнаружила, что их спутников действительно не видно. Она решительно направилась за ними, и лорд Грейборн последовал за ней. По дороге им встречались другие гуляющие пары, но без леди Бикли и мистера Стентона Мередит чувствовала себя неуверенно. Она ускорила шаги.

– Мы участвуем в гонке, мисс Чилтон-Гриздейл? – с улыбкой спросил Филипп.

– Нет, просто я хочу догнать леди Бикли и мистера Стентона. Как мы найдем их, если потеряемся?

– Не беспокойтесь. Насколько я знаю свою сестру, она непременно постарается занять самую лучшую ложу. К тому времени, как мы придем, Эндрю уже закажет вино и избавит меня от этой обязанности. – Он усмехнулся. – Слава Богу, вина в Воксхолле отличные, и мы ничем не рискуем, хотя Эндрю и не большой знаток и предпочитает всем напиткам бренди.

Мередит вздохнула с облегчением, чувствуя, что атмосфера разрядилась. Она указала на три триумфальные арки, возвышавшиеся в конце дорожки:

– С такого расстояния кажется, что это настоящие развалины Пальмиры.

Филипп тоже посмотрел, радуясь, что может на что-то отвлечься от Мередит.

– Вполне приличная копия, – согласился он после недолгого созерцания, – но с оригиналом им не сравниться.

– Я не знала, что вы были и в Сирии, милорд.

– И там, и еще во многих местах. – Он постарался скрыть свое удивление ее географическими познаниями.

– Наверное, настоящие руины потрясают.

Древний город возник перед его глазами так явственно, словно он на самом деле находился в нем.

– Пальмира отличается от множества развалин помимо прочего и своим грандиозным масштабом. Там такая изумительная игра света, тени и цвета, что, боюсь, описать ее невозможно. Днем она сверкает белизной на фоне бесконечного неба, настолько синего, что на него больно смотреть. На закате на руины опускается тень, а небо из синего становится сначала желтым, потом оранжевым, а потом кроваво-красным. Оно все темнеет, темнеет, и город постепенно растворяется в ночной пустыне до следующего утра.

Он повернулся к Мередит. Она смотрела на него широко раскрытыми, затуманившимися глазами, как будто видела Пальмиру так же отчетливо, как он сам.

– Это, должно быть, необыкновенное зрелище.

– Да, так и есть.

Взгляд Филиппа скользил по ее прелестному лицу, ласкал каждую черту, задерживался на нежных губах. Желание прикоснуться к ней, поцеловать было нестерпимым, и он испугался, что не справится с собой.

Филипп с трудом отвел глаза от Мередит и огляделся.

– Пойдемте, – сказал он, бережно беря ее под руку и направляя в сторону от павильонов и колоннад. – Сегодня такой прекрасный вечер. Давайте погуляем немного, перед тем как присоединиться к Эндрю и Кэтрин. Тем более что я давно хочу задать вам несколько вопросов и надеюсь, что сейчас вы ответите на них.

Мередит быстро моргнула, и мечтательное выражение исчезло из ее глаз.

– Конечно, милорд. Во всяком случае, я постараюсь. О чем вы хотели узнать?

– О вас, мисс Чилтон-Гриздейл. Почему вы стали свахой? Она поколебалась несколько секунд:

– Это обычная история, милорд. Когда я была еще совсем девочкой, у меня проявилась какая-то особая интуиция, помогающая мне угадать, какая леди и какой джентльмен из нашего окружения наилучшим образом подходят друг другу, и я обожала делать намеки на возможные, по моему мнению, союзы. К общему удивлению, мои предсказания часто сбывались. Став старше, я полюбила читать страницы светской хроники и мысленно составлять пары из членов высшего общества. А потом, просматривая объявления, я думала: «Нет! Боже, он не должен жениться на ней! Леди Такая-то подошла бы ему гораздо больше». Вскоре мамаши девиц на выданье стали обращаться ко мне за советом. Потом я переехала из деревни в Лондон и мало-помалу заработала себе неплохую репутацию.

Как и несколько часов назад, при встрече в Гайд-парке, Филиппу показалось, что она произносит хорошо заученную и отрепетированную речь. Он подумал, что не удивился бы, если бы через два месяца, отвечая на такой же вопрос, она повторила ее слово в слово. И удивляло ее очевидное и нехарактерное для женщины нежелание говорить о себе.

Мередит искоса взглянула на него:

– Поручение вашего отца найти для вас подходящую невесту стало самым ответственным и почетным заданием за всю мою карьеру.

– Но даже если предположить, что вы отыщете женщину, которая согласится выйти за меня замуж, я не смогу жениться на ней, пока не избавлюсь от проклятия.

– Я не разделяю вашего пессимизма относительно проклятия и не могу представить себе женщину, которая откажется стать вашей женой.

28
{"b":"6406","o":1}