ЛитМир - Электронная Библиотека

_ Ты говоришь, Уэйкрофт? Его я тоже здесь не видел. Ну хорошо, по крайней мере она не одна, хотя очень странно, что они еще не прибыли. Надеюсь, у них не сломалось колесо.

– Тогда мы заметили бы их экипаж на дороге, ваша светлость. – Лицо лакея тоже выражало тревогу и озабоченность.

– Письмо, – напомнила Мередит, кивая на конверт. – Давайте немедленно отдадим его лорду Грейборну. Вероятно, в нем найдутся ответы на наши вопросы.

Услышав стук в дверь, Филипп вздрогнул. Неужели она все-таки решилась? Он переглянулся с отцом.

– Войдите.

Дверь творилась, и в нее ворвался взволнованный лорд Хедингтон. Со своими кустистыми бровями, толстыми щеками, большими ушами и складками кожи под выпуклыми глазами он в этот момент удивительно напоминал загнанную гончую собаку. У него за спиной стояла незнакомая женщина в нарядном темно-синем платье. Она оглядывала комнату, как будто пытаясь найти кого-то, и наконец встретилась взглядом с Филиппом. Ему показалось, что она удивилась, увидев его.

– Чем могу служить, мисс?..

Ее щеки слегка порозовели, и она быстро присела в реверансе.

– Мисс Мередит Чилтон-Гриздейл, милорд. Я...

– Она сваха, устроившая ваш брак с моей дочерью, – послышался из-за спины Филиппа голос лорда Хедингтона.

Филипп озадаченно уставился на незнакомку. Когда отец рассказывал ему о талантах мисс Чилтон-Гриздейл, он представлял себе седую и чопорную матрону, а не молодую женщину. Он поправил очки на переносице и подумал, что она, похоже, поражена не меньше, чем он. Филиппу почему-то никак не удавалось оторвать взгляд от лица свахи, хотя потрясающей красавицей ее вряд ли можно было назвать. Вспомнив наконец о приличиях, он вежливо поклонился.

– Рад познакомиться с вами, мисс. – Закрыв дверь, Филипп нетерпеливо обернулся к лорду Хедингтону: – Леди Сара приехала?

Граф вставил в глаз монокль и направил его на Филиппа.

– Нет, хотя уже давно должна быть здесь. Она выехала из дома больше часа назад. – Он протянул конверт. – Она прислала вам это письмо, его только что доставили. Прочтите немедленно и объясните нам, что здесь, черт подери, происходит!

Филипп забрал письмо и несколько долгих секунд молча держал его в руках. Затем крепко зажмурился, чтобы никто не заметил, какое облегчение испытывает, а потом открыл глаза и медленно огляделся. Лица присутствующих выражали ту или иную степень беспокойства. У его отца к нему примешивалась изрядная доля подозрительности. Отец леди Сары был крайне взволнован. А мисс Чилтон-Гриздейл казалась глубоко огорченной.

Филипп сломал печать на конверте, и этот звук в тишине комнаты прозвучал как выстрел. Он глубоко вздохнул и быстро пробежал глазами короткие строчки:

«Лорд Грейборн!

Как Вы и просили, я тщательно обдумала все, что Вы сочли нужным сообщить мне во время нашей встречи. Последние два дня, если честно, я не могла думать ни о чем другом. Принимая во внимание те сведения, которые Вы предоставили мне относительно супруги Вашего друга, а также учитывая тот факт, что я действительно перенесла падение и сильнейший приступ головной боли, и полагаясь на Вашу опытность во всем, что касается проклятий, я пришла к выводу что вероятность третьего события, несомненно, весьма велика. Таким образом, настоящим я сообщаю Вам, что отказываюсь стать Вашей женой и что в интересах собственной безопасности принимаю меры предосторожности на случай попыток выдать меня замуж вопреки моей воле. Заранее приношу извинения за те неудобства, которые неизбежно возникнут, когда я не появлюсь в церкви, но не могу не согласиться с Вашим мнением, что это действительно является самым разумным выходом из трудного положения. Прошу Вас передать моему отцу, что в данный момент я нахожусь в полной безопасности и что дома его ожидает письмо, в котором я все подробно объясняю.

Леди Сара

Маркем».

Филипп еще не закончил чтения, когда лорд Хедингтон нетерпеливо воскликнул:

– Ради Бога, что она пишет? С ней все в порядке? Филипп посмотрел в глаза графу.

– Да, ваша светлость.

– Тогда почему, черт подери, она еще не приехала? Где она?

Филипп глубоко вздохнул, впервые за много дней ощутив, что тревога уходит и уступает место спокойствию. Леди Сара оказалась разумной девушкой и прислушалась к его словам.

– Я не знаю, где именно сейчас находится леди Сара, но она просит вас не беспокоиться за нее. Я думаю, самым существенным в данный момент является то, что ее нет здесь. И очевидно, не будет.

– Что значит «не будет»? – прогремел граф. – Что за чушь? Она появится с минуты на минуты. Она должна выйти замуж за вас, сегодня. – Он вытащил часы из жилетного кармана и потряс ими. – Церемонию следовало начать пять минут назад.

– Боюсь, это невозможно. – Филипп протянул графу письмо, которое тот торопливо пробежал глазами. По мере чтения его лицо темнело все больше.

– О каком, черт возьми, «проклятии» она здесь пишет? – спросил он, передавая бумагу герцогу. Филипп заметил, что мисс Чилтон-Гриздейл пододвинулась поближе, чтобы тоже иметь возможность заглянуть в письмо. До этого момента она стояла молча, и только глаза ее расширялись все больше, а цвет лица приобретал какой-то зеленоватый оттенок.

Прежде чем Филипп успел ответить графу, он встретился глазами с ледяным взглядом своего отца. Гнев и разочарование, которые он прочитал в нем, задели его гораздо сильнее, чем он хотел себе признаться. Однако он уже не тот зеленый юнец, который любой ценой стремился добиться родительской похвалы и одобрения.

Герцог неожиданно обрушил всю силу своей ярости не на того, кто ее заслуживал, а на несчастного лорда Хедингтона:

– Это возмутительно, Хедингтон. Какое непростительное легкомыслие! Как смеет ваша дочь отказываться от моего сына? А вы? – Теперь его обвинения были направлены на мисс Чилтон-Гриздейл. – Я нанял вас для того, чтобы вы нашли моему сыну достойную невесту, а не дурочку с куриными мозгами, которая верит во всякую чушь о проклятиях и исчезает в день свадьбы.

Глаза Мередит сердито сверкнули, и она уже открыла было рот, чтобы ответить, но лорд Хедингтон опередил ее:

– Дурочка? Куриные мозги? – Он задыхался от гнева. – Легкомыслие? Как вы смеете так говорить о моей дочери, тем более что из письма совершенно ясно, – он выхватил у герцога письмо и, как флагом, потряс им в воздухе, – что это ваш недоумок сынок внушил ей что-то, сподвигшее ее на такой отчаянный поступок. – Теперь пришла очередь графа вспомнить о мисс Чилтон-Гриздейл. – А вы? Как вас угораздило выбрать для моей дочери такого несуразного жениха? Вы уверяли меня, что скандал, имевший место три года назад, был следствием недоразумения. Да уже по тому, как безобразно завязан его галстук, видно, что он не может быть приличным человеком. И нет никаких сомнений, что он намеренно напугал мою девочку какими-то дурацкими россказнями.

Алая краска гнева сменила зелень на щеках мисс Чилтон-Гриздейл, и она решительно расправила плечи.

– Вместо того чтобы выслушивать ваши оскорбления, джентльмены, и прежде чем вы успели сказать что-то, о чем можете пожалеть впоследствии, я предлагаю послушать, что сообщит нам по этому поводу лорд Грейборн.

Ого! Филипп мысленно аплодировал ее присутствию духа. Не у каждого мужчины хватило бы характера и здравого смысла на то, чтобы так решительно противостоять двум разъяренным отцам.

Откашлявшись и поправив очки, он приготовился во второй раз изложить историю, которую уже слышал два дня назад его отец:

– Дело в том, что во время моего пребывания в Египте произошло нечто, что делает невозможным мой брак с леди Сарой, как, впрочем, и с кем-либо другим.

4
{"b":"6406","o":1}