ЛитМир - Электронная Библиотека

Во взгляде Альберта промелькнуло сомнение.

– Я об этом не думал, – неохотно признался он. – Если она решит, что будет счастлива с вами... Конечно, я желаю ей счастья.

Филипп кивнул. Он понимал, что надо что-то сказать, но подходящие слова не приходили в голову. Он нечаянно взглянул на искалеченную ногу Альберта, и молодой человек сразу напрягся:

– Мне не нужна ваша жалость!

Филипп поднял глаза и встретился с Годдардом взглядом.

– Я думал совсем не об этом, хотя, конечно, я не могу не сожалеть о том, что вы пережили. Ни с кем, а тем более с ребенком, нельзя обращаться так бесчеловечно. Но я чувствую к вам не жалость, а глубокое уважение. Не многие люди нашли бы в себе силы пережить такое и не ожесточиться. И спасибо за то, что поделились со мной этими тяжелыми воспоминаниями. Я восхищаюсь вашей смелостью и преданностью Мередит.

Альберт смотрел на Филиппа с удивлением, потом его черты понемногу смягчились.

– Я каждый день благодарю Бога за то, что она нашла меня тогда. Мне очень повезло.

– Я думаю, вам обоим повезло, – сказал Филипп и протянул ему руку.

Несколько секунд они молча и оценивающе смотрели друг на друга, а потом Альберт твердо ответил на рукопожатие.

– Спасибо. Надо сознаться, вы лучше, чем я думал. Совсем неплохи для парня с деньгами и титулами.

– Благодарю. Теперь посмотрим, повезет ли нам всем и найдем ли мы этот недостающий кусок камня.

Они продолжили обход склада, и несколько минут спустя Филипп резко остановился. От неожиданности Годдард столкнулся с ним. Они разглядывали разбитое окно и пол под ним, усыпанный блестящими осколками. Годдард подошел поближе.

– Мисс Мэри говорила мне, что вчера на склад кто-то вломился. Наверное, он пролез через это окно.

Филипп нахмурился:

– Возможно... Но со слов Эдварда я понял, что грабитель попал на склад через дверь, каким-то образом обманув сторожа, а потом через нее же и вышел.

Черт возьми! Неужели после того, как Эдвард выбрался отсюда, на складе побывал кто-то еще? Его мысли были прерваны звуком открываемой двери. Послышались быстрые мужские шаги, и через несколько минут из-за угла появился управляющий складом мистер Данпри. Филипп уже встречался с этим крупным мужчиной в тот день, когда «Мечтатель» встал к причалу и началась разгрузка ящиков.

Мистер Данпри остановился, увидев Годдарда и Филиппа.

– Лорд Грейборн, я только что узнал о том, что произошло здесь вчера вечером. – Он посмотрел на разбитое окно и нахмурился. – Я уверен, что мы поймаем этого негодяя. Его уже ищет полиция, а владелец склада нанял частного сыщика.

– Отлично. Мы обошли весь склад. Похоже, ничего, кроме двух моих ящиков, не пострадало.

– Возможно, все остальное и цело, но дело не только в ограблении, лорд Грейборн.

– Конечно. Мой друг сильно избит, а может быть, и сторож.

– Сторожа Билли Тимсона не просто избили. Несколько часов назад его труп выловили из Темзы. Мы имеем дело с убийством.

Они работали парами: Филипп с отцом разбирали один ящик, Мередит с Альбертом – другой, и это радовало ее. Было достаточно трудно просто находиться с ним в одной комнате. Если бы они работали рядом и их руки и плечи соприкасались бы каждый раз, когда они доставали из ящика тяжелые предметы, работа превратилась бы в настоящую пытку.

В течение двух часов они не произносили ничего, кроме названий предметов, вынимаемых из ящика и укладываемых на застеленный одеялами пол. За эти два часа на складе стало невыносимо жарко.

Мередит достала из рукава носовой платок и промокнула влажную грудь и шею. Она старалась не смотреть на Филиппа, но время от времени ее взгляд невольно устремлялся к нему. Сейчас он стоял к ней спиной и держал в руках только что вынутую из ящика небольшую статуэтку. Его запылившаяся рубашка промокла от пота и облепила широкие плечи. Мередит медленно провела взглядом по его спине, потом – по бедрам и ягодицам, по стройным ногам, обтянутым узкими панталонами, и ей показалась, что жара на складе стала просто невыносимой.

В этот момент Филипп обернулся, и она быстро отвела глаза, испугавшись, что он застанет ее за подглядыванием. Однако все его внимание было поглощено статуэткой, которую он держал в руке, так же как внимание Мередит было только что поглощено им самим.

Его волосы были влажными, а светлые, выгоревшие пряди потемнели от пота. Очки соскользнули на самый кончик носа, и Мередит с трудом поборола желание подойти и поправить их. Словно прочитав ее мысли, Филипп сделал это сам.

Она осторожно продолжала разглядывать его. Он давно уже снял сюртук и галстук, расстегнул воротник рубашки, и с участившимся пульсом Мередит смотрела на его голую шею и открывшийся в вырезе рубашки кусочек обнаженной груди. Она заметила, как блеснула металлическая цепочка – та самая цепочка, на которой висит золотая монета, согреваемая теплом его тела.

Спереди рубашка тоже была влажной и, став прозрачной, прилипла к его груди и животу, дразня воображение Мередит. Она перевела взгляд на его мускулистые руки и вспомнила, как они обнимали ее. Потом – на сильные загорелые пальцы, которые так бережно держали сейчас древнюю статуэтку. Удивительные пальцы, кончики которых были покрыты совсем не аристократическими мозолями. Они так нежно перебирали вчера ее волосы, прикасались к губам, ласкали грудь.

Мередит посмотрела ниже – на плоский живот, потом еще ниже – туда, где ткань панталон плотно обтягивала то, что невольно и неудержимо притягивало ее.

Она с трудом отвела глаза от этого, оглядела сильные стройные ноги и, наконец, черные, покрытые пылью сапоги.

Неаккуратный, растрепанный, потный. В нем не может быть ничего привлекательного. Так почему же ее влечет к нему с такой угрожающей и непреодолимой силой? Почему ей сейчас больше всего на свете хочется подойти, снять с него эту запыленную одежду, а потом – собственноручно отмыть от грязи.

Мередит вдруг представила себе, как обнаженный Филипп сидит в ванной, а она скользкой от мыла рукой проводит по его плечам, груди, животу и... От этого нескромного видения у нее перехватило дыхание, она вздрогнула и подняла глаза. И встретилась с его пристальным взглядом.

В глубине карих глаз за стеклами очков бушевало такое пламя, что Мередит стало ясно: Филипп все понял. Конечно, он не мог разгадать ее мысли, но наверняка знал, что скромными их никак не назовешь.

– Жарко, мисс Чилтон-Гриздейл? – спросил он вкрадчиво.

Да, черт тебя возьми, и ты виноват в этом!

– Думаю, мы все одинаково страдаем от этой жары.

Филипп внимательно рассматривал ее, и Мередит заволновалась. Наверное, она сейчас похожа на старую пыльную тряпку. Когда их взгляды опять встретились, в его глазах она прочитала глубокую озабоченность.

– Я должен просить у вас прощения. Я так увлекся работой, что забыл о том, как ужасно вы, должно быть, чувствуете себя в этой духоте. Я очень благодарен вам за помощь, но здесь не место для леди. Я немедленно провожу вас домой.

– Глупости! Благодарю вас за беспокойство, но я совсем не похожа на капризное тепличное растение. И я настаиваю на том, чтобы остаться. Я хочу как можно скорее найти пропавший камень. Это прежде всего в моих собственных интересах.

– Вы хотите сказать, что, пока мы его не найдем, вы не сможете женить меня на одном из тех капризных, тепличных растений, с которыми я познакомился вчера вечером?

– Я бы предпочла называть их хорошо воспитанными юными леди...

– Не сомневаюсь.

– ...и – да, я действительно хочу, чтобы вы женились на одной из них. Так что нам обоим необходимо побыстрее найти злополучный камень.

– С этим я не буду спорить, – сказал он.

– Я рада, что мы понимаем друг друга.

– Извиняюсь, мисс Мэри, лорд Грейборн, – прервал их Альберт, и Мередит мысленно поблагодарила его за это, – я все проверил. Из этого ящика ничего не пропало.

Филипп явно почувствовал облегчение, которое разделила и Мередит.

– Прекрасная новость, – сказал он весело.

42
{"b":"6406","o":1}