ЛитМир - Электронная Библиотека

Он вздрогнул и ничего не ответил, глядя на нее потемневшими от боли глазами.

– Ты уходишь из-за того, что сейчас произошло между нами? – повторила Шарлотта настойчивее.

Бледные щеки Альберта вспыхнули.

– Прости меня, Шарлотта. Я...

– Я пришла сюда не за извинениями, Альберт. Я хочу понять, почему ты поцеловал меня.

– Я просто потерял голову. Не знаю, о чем я думал.

– Ты думал обо мне или о ком-то другом?

– О ком-то другом? Что это значит? Шарлотта взволнованно прижала руки к груди:

– Это меня ты целовал, или на моем месте могла быть любая другая женщина?

Тысяча эмоций отразилась на лице Альберта: непонимание, удивление, недоверие и, наконец, гнев.

– Я никогда не смог бы использовать тебя так, Шарлотта.

Ее колени чуть было не подкосились от облегчения и вспыхнувшей надежды.

– Значит, этот поцелуй...

– Был ужасной ошибкой.

– Почему ты так говоришь?

Альберт смотрел на нее так, словно решил, что она свихнулась. Потом коротко и горько усмехнулся:

– Ты так перепугалась, что ошибиться было невозможно. Я не виню тебя, конечно. Я не должен был прикасаться к тебе.

У Шарлотты сжалось сердце.

– Я не испугалась, Альберт. Я удивилась. Я не могла понять, почему ты целуешь меня. Так целуешь.

– Как так? Как глупый неопытный юнец, ты хочешь сказать? – Он почти выкрикнул эти слова.

– Нет, так, как мужчина целует женщину, которая ему небезразлична. Которую он... любит.

Альберт мечтал провалиться сквозь пол. Никогда в жизни он не чувствовал себя таким униженным. Как мог он так выдать себя одним несчастным, неуклюжим поцелуем?

– Ты так целовал меня?

Все силы оставили Альберта, когда он услышал этот тихий вопрос. Наверное, надо было все отрицать, чтобы избавить себя от жалости и стыда. Но какой смысл? Конечно же, она уже все поняла и не поверит ему. К тому же терпеть ее жалость ему остается совсем недолго. Сейчас он уйдет из этого дома навсегда.

– Да, Шарлотта.

– Потому что ты меня любишь? – чуть слышно прошептала она.

Он кивнул:

– Да. Сегодня я не смог сдержать своего чувства. И не могу поклясться, что этого не повторится. Поэтому мне надо уйти. Так будет лучше для нас обоих.

– Господи, Альберт, этот поцелуй был самым прекрасным в моей жизни. До этого вечера я даже не знала, что поцелуй может быть таким прекрасным.

– Прекрасным? Ты хочешь сказать, что тебе понравилось? – спросил он в смятении.

– Да, Альберт. Я это и говорю. Просто я была тогда так Удивлена, что не смогла ответить тебе так, как хотела. Все будет по-другому, если ты попробуешь поцеловать меня еще раз... сейчас.

Он смотрел на нее, не веря своим ушам:

– Ты правда хочешь, чтобы я тебя поцеловал?

– Очень хочу.

Альберт удивился бы меньше, если бы она ударила его кирпичом по голове. Одна половина его мозга требовала немедленно схватить Шарлотту в объятия и воспользоваться ее временным помешательством, другая советовала быть осторожным. Сначала надо убедиться, что он все правильно понял.

– А почему ты этого хочешь? – спросил он с недоверием и надеждой, которую старался заглушить.

Шарлотта смотрела с такой нежностью, что у него перехватило дыхание:

– Я хочу этого, потому что я тебя люблю.

Господи, он, кажется, сошел с ума. Рехнулся, и теперь ему мерещатся всякие чудеса. Сумасшедший дом с нетерпением ждет его. Наверное, сомнения отразились на его лице, потому что Шарлотта встревоженно спросила:

– Ты слышишь меня, Альберт?

– Не знаю. Думается, ты не могла сказать то, что я услышал. А ты... не могла бы повторить?

Лицо Шарлотты осветилось улыбкой. Она откашлялась и медленно, отчетливо и громко произнесла:

– Я хочу, чтобы ты поцеловал меня потому, что я тебя люблю.

Боже милостивый, он не сошел с ума! Альберт взял ее лицо в свои дрожащие ладони, а Шарлотта прижалась к нему и обхватила руками за талию.

– Шарлотта... – Он совсем легко прикоснулся к ее губам, боясь, что разбудит ее, она проснется и все окажется сном или игрой его воображения. Но губы Шарлотты, открывшиеся ему навстречу, были реальными, и такими же реальными были ее руки, все крепче сжимавшие его.

Альберт прервал поцелуй, испугавшись, что через мгновение уже не сможет остановиться. Открыв глаза, он посмотрел на Шарлотту и решил, что никогда не видел ничего прекраснее. Она доверчиво прижималась к нему, ее губы были розовыми и влажными от его поцелуя, ее кожа светилась, а глаза смотрели на него с любовью и нежностью.

Альберт зажмурился и опять открыл глаза, проверяя, не исчезнет ли видение, но Шарлотта по-прежнему оставалась в его объятиях. Как ни страшно ему было разрушать очарование этого момента, он должен был спросить:

– Ты уверена, Шарлотта? Уверена, что тебе нужен такой, как я? – Он перевел взгляд на свою ногу, потом опять посмотрел на нее: – Я ведь подпорченный товар.

– Я тоже. Ты ведь знаешь о моем прошлом, Альберт. Я не могу его изменить.

– Так же как я не могу изменить моего. – Он прикоснулся к ее мягкой щеке, ликуя в душе, что может теперь это сделать. – Меня интересует только настоящее и будущее.

– Я на пять лет старше тебя.

– Ну и что? – Он взял ее руку и по очереди поцеловал костяшки всех пальцев. – Я все равно еще не могу поверить своему счастью, но, клянусь Богом, я не дам ему ускользнуть. Ты согласна стать моей женой, Шарлотта?

Она смотрела на него широко раскрытыми глазами. Потом, к ужасу Альберта, по ее щеке покатилась слеза.

– Господи! Я не хочу, чтобы ты плакала! – Он осторожно вытер слезу кончиком пальца, но за ней появилась вторая, потом третья.

– Я не плачу, – прошептала Шарлотта.

– Ну, значит, у тебя в голове идет дождь, потому что из глаз льется вода.

Она засмеялась, потом опять заплакала и, обхватив руками шею Альберта, зарылась лицом в его рубашку. Чувствуя себя совершенно беспомощным, он погладил ее по спине, поправил волосы, легко поцеловал в висок:

– Шарлотта, пожалуйста, я не могу видеть, как ты плачешь. Почему ты так расстроилась?

Она подняла голову.

– Я не расстроилась. Я просто не могу поверить. Я растерялась. Я не думала, что ты захочешь жениться на мне.

– А что же ты думала? – Взглянув в ее глаза, Альберт прочитал в них ответ. – Неужели, я смог бы обидеть тебя?

– Я не из тех женщин, на которых женятся.

– Черта с два! Я хочу, чтобы ты была моей женой, а Хоуп – моей дочерью. Вопрос только в том, захочешь ли ты, чтобы я стал твоим мужем и отцом для Хоуп?

– Если мы нужны тебе...

– Да, именно вы мне и нужны. Шарлотта глубоко вздохнула:

– Тогда – да. Да, я стану твоей женой.

Альберту показалось, что солнце выглянуло из-за туч, за которыми пряталось долгие месяцы. Он прижал Шарлотту к себе и целовал ее долго и страстно до тех пор, пока не почувствовал, что теряет рассудок. Он прижался лбом к ее лбу и стоял так несколько мгновений, пытаясь вернуться к действительности.

– Я должен тебе кое-что сказать. Я... У меня никогда еще не было женщины.

– Я была бы счастлива сказать тебе, что у меня никогда не было мужчины. Но я могу сказать другое – я никогда не любила ни одного мужчину до тебя.

Альберт поднял голову и улыбнулся:

– Неужели это правда? Ты действительно станешь моей женой?

– Да, – улыбнулась ему в ответ Шарлотта. – А ты правда станешь моим мужем?

– Да. И чем скорее – тем лучше. Я надеюсь, что помолвка не окажется слишком долгой.

– Альберт, нам ведь не обязательно ждать до свадьбы... Он поцеловал ее, заставив замолчать:

– Нет, обязательно. Ты заслуживаешь такого же обращения, как любая настоящая леди, и я не оскорблю твоей чести, взяв тебя до свадьбы. Я ведь раньше даже надеяться не мог, что ты когда-нибудь будешь моей. Теперь можно и подождать.

Шарлотта смотрела на него с такой любовью и благодарностью, что ему хотелось встать перед ней на колени.

– Мне хочется поскорее рассказать обо всем Хоуп и Мередит, – сказала она. – Представляешь, как она удивится, когда узнает, что, пока искала пару для лорда Грейборна, мы сами нашли себе пару?

55
{"b":"6406","o":1}