ЛитМир - Электронная Библиотека

Сесть? Мередит наконец с трудом оторвала глаза от его лица и, к своей немалой досаде, обнаружила, что действительно лежит на диване, что лорд Грейборн сидит тут же на краешке, плотно прижавшись к ней бедром, и что он по-прежнему крепко держит ее руку в своих широких ладонях и нежно массирует ее. Жар охватил сначала эту руку, потом лицо и все тело. И причиной этому было не только смущение. Просто он сидел слишком близко, а она была слишком... беспомощна.

Господи, неужели она действительно упала в обморок? Вдруг с пугающей ясностью Мередит вспомнила все предшествовавшие этому события: отмена свадьбы... сбежавшая невеста... проклятие...

Она резко выдернула руку из его ладоней и попыталась сесть но тут же все поплыло у нее перед глазами, и ей опять пришлось откинуться на подушку.

– Попробуйте несколько раз глубоко вздохнуть, – посоветовал лорд Грейборн.

– Вы полагаете, я не знаю, как надо дышать? – Вопрос прозвучал резче, чем ей хотелось бы, но ужасные события и его неожиданная близость совершенно выбили Мередит из колеи.

– Сомневаюсь. Зато я уверен, что вы знаете, как надо падать в обморок, вы только что это продемонстрировали.

Нет, он действительно невыносим. Как можно шутить перед лицом неминуемого позора и скандала? Тем не менее Мередит последовала его совету, закрыла глаза и несколько раз глубоко вздохнула. Почувствовав себя лучше, она опять попыталась сесть, но обнаружила, что это невозможно.

– Вы сидите на моем платье, лорд Грейборн.

Он привстал, потом взял ее за плечи и, решительно встряхнув, привел в вертикальное положение.

– Вы, вероятно, удивитесь, милорд, – раздраженно прошипела Мередит, – но перед вами женщина, а не мешок с картошкой.

Она сердито тряхнула головой, и локон, выбившийся из прически, упал ей на глаза. Мередит нетерпеливо заправила его на место и только тут поняла, что на ней больше нет шляпки.

– Я снял ее, – пояснил Филипп, не дожидаясь ее вопроса. – Мне показалось, что лента под подбородком мешает вам дышать. – Он печально потянул узел своего галстука. – Если бы вы знали, как это мешает мне. Наверное, вам стоит привести в порядок и ваше платье. – Кивком он указал на ее шею.

Мередит с ужасом ощупала себя и обнаружила, что кружевная накидка расстегнута, оставляя открытой значительно большую часть груди, чем считается приличным для дневных туалетов. Она метнула на лорда Грейборна разгневанный взгляд, который не произвел на него никакого впечатления.

– Не хватало, чтобы вы погибли от удушья на моих руках, – пояснил он.

Если Мередит и испытывала к нему какую-то благодарность за помощь, то она моментально испарилась.

– У меня просто немного закружилась голова, милорд, и.

– Рад слышать, что вы хоть это признаете.

– И не было никакой необходимости приводить в беспорядок мое платье.

– Ах, в таком случае мне, наверное, не стоило расстегивать ваши подвязки.

Мередит вытаращила глаза от возмущения, а этот неотесанный грубиян еще имел наглость подмигнуть ей.

– Я шучу, мисс Чилтон-Гриздейл. Мне захотелось, чтобы ваши щеки немного порозовели. Я никогда бы не осмелился прикоснуться к вашим подвязкам без особого на то разрешения.

Краска залила ее лицо и шею. Нет, это уж слишком! Он абсолютно невыносим.

– Вы вряд ли могли получить его. И должна добавить, что настоящий джентльмен никогда бы не позволил себе таких неприличных шуток.

– Уверен, что так оно и есть, – лукаво усмехнулся Филипп.

Прежде чем Мередит успела ответить, он поднялся, подошел к стоявшему на столе кувшину и налил из него воды в хрустальный стакан. Она смотрела, как он двигается с уверенной грацией, и думала о том, что он снимал с нее шляпку и развязывал косынку на груди, и о том, что его пальцы трогали ее волосы и прикасались к горлу. И жар, который Мередит чувствовала при этом, был вызван чем-то более сильным, нежели простое смущение.

Он вернулся и протянул ей стакан:

– Выпейте это.

Мередит подавила желание выплеснуть содержимое стакана ему в лицо и послушалась. Начав пить, она удивилась тому, каким сухим оказалось ее горло, и наконец поверила, что, кажется, действительно впервые в жизни упала в обморок. Неудивительно, что лорд обращается с ней, как со слабоумной дурочкой. Откуда ему знать, что за свои двадцать восемь лет она сталкивалась и успешно справлялась с несравненно худшими ситуациями. Хотя и нынешняя представлялась ей в данный момент довольно безнадежной.

Леди Gapa сбежала из-под венца – небывалое и скандальное событие само по себе. Но гораздо хуже то, что эта свадьба – самая обсуждаемая и ожидаемая свадьба года – была с начала и до конца придумана и организована Мередит Чилтон-Гриздейл. И нет никакого шанса, что общество когда-нибудь об этом забудет. Нет, оно будет помнить и обвинять во всем в первую очередь именно ее, как это только что сделали лорд Рейвенсли и лорд Хедингтон.

Все ее замечательные перспективы испаряются, как вода, пролитая на плиту. Репутация, положение – все, за что она так долго и упорно боролась, вот-вот рухнет и разлетится в прах. И во всем этом виноват только он. Мередит оглядела комнату и впервые осознала, что, кроме нее и лорда Грейборна, в ней никого нет.

– Куда делись ваш отец и лорд Хедингтон?

– Пошли объявлять гостям, что леди Сара внезапно заболела и поэтому свадьба сегодня не состоится. – Филипп глубоко вздохнул. – Удивительно, как два вполне правдивых утверждения могут содержать в себе откровенную ложь.

– Я предпочитаю называть это замалчиванием некоторых фактов. – Мередит торопливо расправляла кружевную косынку на груди и складки темно-синей юбки.

– Но это то же самое, что ложь, – заявил Филипп.

– Ничего подобного. Ложь – это искажение фактов, а рассказывать не все, что знаешь, вовсе не значит лгать.

– По-моему, есть такое определение: «обман путем умолчания».

– А мне кажется, милорд, что у вас слишком чувствительная совесть!

Мередит сомневалась, что она у него вообще есть.

– Дело не в этом. Просто я люблю четкие определения и систематизированные факты.

– Вероятно, поэтому вы и занимаетесь наукой.

– Вот именно. – С улицы послышался гул голосов, и лорд Грейборн выглянул в окно. – Гости расходятся. Очевидно, объявление уже сделано. – Он задумался на несколько секунд, а потом неожиданно посмотрел ей прямо в глаза: – Мне только что пришло в голову, что это происшествие может неблагоприятно отразиться на вашем предприятии.

Мередит мрачно смотрела на него и думала, что сейчас, стоя у окна, спиной к солнцу, в ореоле золотых лучей, он напоминает самого дьявола.

– Неблагоприятно отразится? – Она чуть не рассмеялась. – Правильнее будет сказать, погубит его быстро и бесповоротно.

Она не стала напоминать ему, что все произошедшее целиком и полностью его вина. Неужели нет никакого выхода? Мередит задумалась, закусив нижнюю губу, а потом с надеждой сказала:

– Очевидно, отмена сегодняшней церемонии разрушает не только мои планы, но и планы всех ее участников. Если, однако, вы с леди Сарой немедленно назначите новую дату свадьбы, желательно в ближайшем будущем, скандала удастся избежать, и моя репутация останется незапятнанной.

Лорд Грейборн медленно кивнул, задумчиво поглаживая подбородок:

– Согласен, но вы забываете о проклятии.

Мередит подавила желание прямо сказать ему все, что думает. Очевидно, он все-таки заметил ее скептицизм, потому что продолжил:

– Как я уже говорил, если вы не можете увидеть что-нибудь или потрогать, это не значит, что его не существует. – Он говорил искренне и убежденно, а карие глаза за линзами очков блестели от волнения. – Люди по всему миру поклоняются различным богам, которых тоже нельзя увидеть. Вы не можете увидеть или пощупать воздух в этой комнате, но, однако, вы им дышите, и значит, он существует.

Мередит невольно глубоко вздохнула и убедилась, что воздух в этой комнате чистый, свежий и чреватый неминуемым скандалом.

– Но вы, конечно же, сможете найти какое-нибудь противоядие или лекарство, ну, в общем, избавиться от этой штуки. Вы производите впечатление неглупого человека.

7
{"b":"6406","o":1}