ЛитМир - Электронная Библиотека

Его губы дрогнули.

– Благодарю вас, но...

– Хотя ваш внешний вид и манеры пока еще оставляют желать лучшего. Нам придется немало поработать, чтобы исправить к свадьбе весь тот вред, который нанесли им годы, проведенные вдали от приличного общества.

Левая бровь лорда Грейборна приподнялась:

– И что же именно не устраивает вас в моем внешнем, виде?

Мередит передразнила высокомерное выражение его лица и начала загибать пальцы:

– Волосы слишком длинные и неаккуратно подстрижены. Галстук вообще никуда не годится. Жилет наполовину расстегнут. Рубашка спереди измята, манжеты неправильной длины. Пуговицы на сюртуке тусклые. Брюки слишком широкие, а сапоги не начищены. У вас есть камердинер?

Филипп сквозь зубы пробормотал что-то подозрительно похожее на ругательство, но взял себя в руки и ответил вежливо:

– К сожалению, у меня еще не было возможности нанять камердинера. Я был слишком занят поисками недостающей части камня с текстом и намерен продолжить это занятие, как только появится возможность.

– Да, разумеется, надо найти его как можно скорее. Чем раньше мы назначим новую дату свадьбы, тем лучше. Скажите, а что вы думаете о леди Саре?

Лорд Грейборн пожал плечами:

– Вполне приемлемая кандидатура.

– Приемлемая? – задохнулась от возмущения Мередит. Бог мой, ко всему прочему он еще и слепец. – Леди Сара – настоящее сокровище. Лучшей виконтессы и хозяйки и представить себе невозможно. Не говоря уже о неоспоримых преимуществах этой партии в плане финансов и недвижимости.

– Вы говорите так, мисс Чилтон-Гриздейл, как будто подобные вещи имеют для меня какое-либо значение.

– А разве нет? – Она пристально посмотрела на него.

– По правде говоря, светская жизнь со всеми этими балами, приемами и сезонами очень мало меня интересует, да и никогда не интересовала. Что касается денег и недвижимости, так у меня их и так вполне достаточно. Зачем мне больше?

Мередит с трудом подавила возглас недоверия. Мужчина, который не заботится о приращении собственного состояния? Который равнодушен к блестящим приманкам высшего света? Он либо принимает ее за дурочку, либо годы, проведенные под жарким солнцем, плохо сказались на состоянии его мозгов.

Лорд поправил дужки очков, и Мередит обратила внимание на его руки. Они были крупными, прекрасной формы, с длинными и загорелыми пальцами. Она вспомнила, как нежно они массировали ее несколько минут назад, и вздрогнула от странного и незнакомого чувства.

– Моя честь требует, чтобы я женился, – продолжал он, – и чтобы это произошло, пока еще жив мой отец. Кандидатура невесты в данном случае – сокровище она или нет – не имеет для меня особого значения. Желательно, чтобы она была не особенно отвратительна, вот и все. С этой точки зрения леди Сара вполне приемлема.

Мередит сама была практичной особой и потому нашла подобное рассуждение вполне логичным, хотя нежелание лорда Грейборна восхищаться неоспоримыми достоинствами невесты все-таки неприятно укололо ее.

– А что будет, если вам не удастся снять это проклятие, лорд Грейборн?

– Я предпочитаю не рассматривать такой возможности, мисс Чилтон-Гриздейл.

В этом Мередит была с ним абсолютно солидарна.

– Как вы думаете, сколько времени вам понадобится, чтобы проверить весь груз? – спросила она.

Филипп задумчиво нахмурил брови:

– Наверное, где-то около двух недель. Колесики у нее в голове быстро закрутились:

– Что ж, значит, у нас достаточно времени, чтобы выработать план на случай неудачи.

– Какой план вы имеете в виду, мисс Чилтон-Гриздейл? Поверьте, я буду рад любому предложению. Но если я не найду способа снять это проклятие, которое камнем висит на моей шее, ситуация представляется мне совершенно безвыходной: я должен жениться, но я не могу жениться. Я не хочу подвергать риску жизнь женщины, которая согласится стать моей женой. К тому же когда о проклятии узнают, такая вряд ли когда-нибудь отыщется.

К сожалению, Мередит думала так же. При всем желании она не могла представить себе девушку, которая согласилась бы выйти замуж – пусть даже за наследника герцогского титула – с перспективой умереть через два дня после свадьбы.

– Но все-таки... – попробовала возразить она.

– Скажите, мисс Чилтон-Гриздейл, – перебил ее Филипп. – А вы сами согласились бы выйти за меня в данной ситуации?

Он приблизился, и ей показалось, что комната уменьшилась в размерах. Мередит больше всего хотелось сделать шаг назад, достать веер и охладить свое пылающее лицо, но она только расправила плечи и твердо посмотрела ему в глаза:

– Разумеется, мне не захотелось бы умереть через два дня после свадьбы. Но это при условии, что я поверю в историю о проклятии, а она по-прежнему представляется мне всего лишь цепью неудачных совпадений. Однако ваш пример неудачен, милорд, потому что у меня вообще нет никакого желания выходить замуж.

– Вот как? – удивился Филипп. – Это относит вас к очень редкой категории женщин. Возможно, вы единственный экземпляр.

– Я никогда не возражала против одиночества. – Она с любопытством посмотрела на него. – А вы всегда разделяете людей на «категории»?

– Боюсь, что да, причем сразу же. Людей, предметы, явления. Впрочем, это привычка, характерная для многих ученых.

– Должна сказать, что я делаю то же самое, хотя и не занимаюсь наукой.

– Забавно! А скажите, мисс Чилтон-Гриздейл, к какой категории вы отнесли меня?

– К категории «Не то, что я ожидала», – не задумываясь выпалила Мередит и в ту же секунду пожалела о своих словах. Что, если он спросит ее, чего именно она ожидала? Не будет же она объяснять, что предполагала увидеть немного постаревшую версию пухлого, неуклюжего подростка.

Лорд Грейборн рассматривал ее так пристально, что ей захотелось съежиться:

– Это очень странно, мисс Чилтон-Гриздейл, потому что именно в такую же категорию я поместил вас.

Все еще чувствуя неловкость, Мередит поспешила вернуться к интересовавшему ее предмету:

– Ну что ж, теперь, когда все разнесены по категориям, я думаю, мы можем вернуться к нашим насущным проблемам. Сегодня первое число. Я считаю, что свадьбу следует перенести, скажем... – Мередит быстро произвела подсчет, – на двадцать второе. Таким образом, у вас будет достаточно времени, чтобы найти пропавшую часть таблички.

«А у меня – на то, чтобы придать вам достаточный для этого события лоск», – добавила она про себя.

Теперь, когда появилась надежда на благополучное разрешение ситуации, Мередит почувствовала себя значительно лучше. Как несправедливо, что все это произошло именно с ней! Она так много работала, так долго добивалась своего нынешнего положения. Она не должна опять потерять все. Она уже не сможет лгать, красть и обманывать, как когда-то.

В дверь постучали.

– Войдите, – сказал лорд Грейборн.

В комнату шагнул лорд Хедингтон, напоминавший вулкан, готовый к извержению.

– Вы сообщили гостям? – спросил Филипп.

– Да, я сказал им, что Сара внезапно заболела, но, кажется, они не особенно поверили в это, и сплетни уже начали распространяться. Не сомневаюсь, что завтра они украсят первую страницу «Тайме».

Мередит откашлялась:

– Ваша светлость, мы с лордом Грейборном попытались найти выход из сложившейся ситуации. Он уверен, что сможет отыскать средство для снятия проклятия. Надеясь на это, мы можем перенести свадьбу на двадцать второе число. Я немедленно пошлю извещение в «Тайме», и это, несомненно, положит конец кривотолкам.

– Отлично, – кивнул лорд Хедингтон. – Но сначала я должен быть уверен, что моей дочери ничто не угрожает. Иначе никакой свадьбы не состоится, и наплевать на скандал. Сейчас я уезжаю домой, чтобы прочитать письмо, которое она мне оставила.

Он развернулся и вышел из комнаты. Мередит повернулась к лорду Грейборну:

– Милорд, я буду рада помочь вам в поисках камня.

– Благодарю. Я полагаю, вам никогда не приходилось работать на ферме, мисс Чилтон-Гриздейл?

8
{"b":"6406","o":1}