ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— С вами что-то случилось, мессир? — посмел спросить Серёжа дрожащим от восхищения голосом.

Нет, с обаянием у нас всё в порядке. Мы — Наитемнейший!

— Я сражался с демоном, — сказал Роман небрежно. — Из тех, у кого когти на сгибах крыльев, знаешь? Демон мёртв, но мне тоже досталось. Инобытие — не курортное место, мальчик, а власть и подавно не для слабаков.

— А ни у кого из наших не получается толком питаться пищей Вечных, — сообщил Серёжа печально. — Только у Свища более-менее. А меня вообще… того… тошнит. У меня совсем нет способностей?

Роман отпустил его руку и усмехнулся.

— Ну почему… дело времени и веры… Не торопись, мальчик, не дёргайся. Всё исполнится. Вот Ирочка тоже поначалу очень и очень волновалась. А потом всё получилось — верно, Ира, прелесть моя?

Ира улыбнулась жуткой улыбкой и кивнула. На Ире Роман показывал неофитам, как у упырей затягиваются раны от крови. Имя ей было — Неуязвимая Демоница. Сначала Роман резал руки и шею себе, потом бросил — во-первых, больно, а во-вторых, нужно этих дармоедов использовать по полной программе, чтобы не воображали о себе, а то только кровь даром лакают.

А безделье упырей деморализует.

— Козла резать? — спросил Жора, пытаясь говорить любезно и с уважением. Последнее выходило у этого юного уголовника особенно плохо.

— Тебе, Жорочка, лишь бы резать, — откликнулся Роман насмешливо, чувствуя, как свита напряглась в предчувствии поживы. — Успеешь. Я хочу передохнуть и выпить ещё человеческой крови. А потом — прикажу.

Жора ухмыльнулся. Он Романа побаивался и кормить его обычно не рвался, но никогда не отказывался, потому что демонстрировать слабость — не круто. И ещё, вероятно, потому что надеялся перейти и жить вечно.

Все приверженцы Романа и его культа мечтали жить вечно. Причём — любой ценой. И смотрели они на своего драгоценного лидера точно с таким же выражением, как и упыри. Тоже надеялись на свой кусок.

Именно поэтому Роман ни разу и пальцем не шевельнул, чтобы в действительности кого-нибудь перетащить. Только обещал.

Чем меньше на свете упырей, тем лучше. И ещё — чем меньше свита, тем легче её прокормить и сохранить несколько милых тайн.

Вроде той, что Вечность ходячим трупакам не светит.

Милка стояла в подъезде и ждала. Подъезд был чужой, шёл третий час ночи.

У Милки в руке был большой хлебный нож, самый острый из всех. Она прижимала нож к груди, в складки платка, чтобы его не было видно, но его и так не было видно: в подъезде вывинтили лампочку. В последнее время Милка отлично видела в темноте. Внизу, у начала лестницы, рядом с входом в подвал, стояла полная темнота, а Милка замечательно всё различала. Способность видеть в темноте тоже была подарком Принца.

С тех пор, как Милка выпила крови Принца первый раз, прошло, наверное, недели две. Милка сбилась со счёта. Она бросила ходить на работу. Она перестала есть. Совсем. И не чувствовала голода, что, вероятно, тоже было подарком Принца.

Зато всё сильнее и сильнее хотелось убить. Чем здоровее и спокойнее Милка становилась, тем сильнее хотелось. Теперь Милке снились сплошные убийства. Она смотрела, как её враги умирают, и ей хотелось облизать губы.

Её враги были люди. Все. Только Принц её любит. Все остальные — пусть сдохнут.

И опять хочется облизать губы. Сейчас в подъезд кто-нибудь войдёт, и Милка его убьёт. Перережет горло ножом. Если это будет не здоровый мужик. Со здоровым мужиком Милке не справиться, хоть она и стала сильная теперь.

Ждать пришлось ужасно долго, но Милке казалось, что она может прождать до самого утра. Было ужасно тихо, темно и спокойно. Милка ждала и предвкушала, как сюда кто-нибудь войдёт. Всё равно кто. Только бы не здоровый мужик. Одного такого мужика уже пришлось пропустить часа два назад.

Было обидно.

Входная дверь хлопнула. В подъезд вошла какая-то тётка. Милка смотрела, как она ощупью нашаривает перила. Тёткин взгляд бесцельно блуждал по стенам — она не видела Милку. Это было очень приятно.

Тётка начала подниматься по лестнице, съёжившись, озираясь. Боится. Это было просто восхитительно. У тётки была голая длинная шея, как по заказу. Милка улыбнулась.

Милка тихо-тихо протянула руку с ножом, дёрнула лезвием по тёткиной шее, торчащей из воротника куртки и шарахнулась назад. Милка боялась, что тётка закричит, но она не закричала, а захрипела и забулькала, стала хвататься за шею руками и сползла вниз, скорчившись на ступеньках.

Милка подошла, наклонилась и посмотрела. Кровь текла из шеи целой струёй, а тётка всё тихонько дёргалась — и Милка приставила к ране нож и нажала. Тётка ещё дёрнулась и замерла. Кровь пахла теплом.

Милка нагнулась ещё ниже, подставила под кровь пальцы. Страшно не было, было горячо и спокойно, восхитительно спокойно. И снова хотелось облизать…

Милка расстегнула тёткино пальто, чтобы было удобнее, задрала её голову и лизнула кровь. И поняла, что это — правильно. Смерть, труп и кровь — это совершенно правильно. И Милка стала пить — это было совершенно не противно. Даже приятно. Почти смешно.

Потом кровь перестала течь. Милка вытерла руки об тёткино пальто. Как можно тщательнее. Потом обшарила её карманы и подняла со ступенек упавшую сумку. В карманах были кошелёк и зеркальце. В сумке — косметичка, пачка бумажных платков, пакетик с леденцами, дезодорант и какие-то бумажки. Милка взяла сумку себе. Сумка не очень ей нравилась, но была совсем новая.

Милка улыбнулась. Она ещё раз старательно вытерла руки. И нож, чтобы его можно было положить в сумку. А потом подошла к простенку у лесенки в подвал.

Тут стоял свёрток из газетной бумаги, прислонённый к стене. Милка благоговейно подняла его и прижала к себе.

В свёртке был её Принц. Милка не могла заставить себя бросить портрет без присмотра. Мало ли что.

Со свёртком и сумкой, в которую сунула нож, Милка вышла из подъезда. Она попала в кровь левой ногой и теперь оставались следы. Милка вымыла ботинок в луже.

Великое спокойствие наполняло её душу. Никто её не найдёт. Принц и волшебство её защитят. Хорошо.

Уже изрядно отойдя от тёткиного дома, Милка вспомнила про зеркальце. Вытащила его из сумки и разбила об асфальт.

Как она не подумала, что зеркало ей теперь не нужно?

Смешно.

Прошёл дождь и перестал. Тучи разошлись, и в рваных просветах сквозили мокрые ультрамариновые небеса. Ветер благоухал мокрой землёй и проснувшимися деревьями. Стояла чудесная весенняя ночь.

Роман улыбнулся и вышел из автомобиля.

Автомобиль — не иномарка, правда, а всего-навсего «шестёрка» тускло-вишнёвого цвета — был новым пожертвованием паствы. Активисты Романовой Церкви Полуночных Убийц считали, что их лидеру не по чину ходить пешком. Конечно, собирая деньги с толпы прихожан, кое-что припрятали для себя, но Роман был не в претензии — только дал им понять, что знает об этом.

Чтобы были благодарны, уважали и боялись. Пугнуть до колик, обсмеять, милостиво простить и пригрозить пальчиком. И всё — твои.

Твари.

Роман запер дверцу. Задумчиво взглянул на парадный подъезд.

Клуб именовался «Берег». И имелся в виду, по всей вероятности, берег Стикса, потому что неоновый рисунок над входом изображал стопроцентного Харона, погружавшего в вечные воды весло. Мило. Не без примеси чёрного юмора. Даже слишком изысканно для упырей.

У врат дежурил цербер с толстой серой мордой. На нём был чёрный костюм и белая рубашка, как на гробовщике. Маленькие мёртвые глазки скользнули по Романовой фигуре, как шустрые слизняки — без особого любопытства. Упырь в приличной упаковке — и ладно.

А упаковка была — что надо. Свита Романа выбирала ему дорогие тряпки, в которых одиозный алкоголик и то выглядел бы как граф Сен-Жермен. Роман придирчиво выбирал уже из этих, выбранных, те, которые решал удостоить, так что выглядел, как граф Сен-Жермен в квадрате.

В несколько романтическом стиле. Василий язвил, что босс жутко хочет быть похожим на вампира хотя бы шмотками. Ну и чёрт с ним… Хотя, откровенно говоря, обидно слышать именно потому, что это правда.

18
{"b":"6409","o":1}