ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Манкузо наблюдал за тем, как надувная лодка помчалась к «Поги».

– Хочешь отправиться на русский ракетоносец, Пэт?

– Ещё бы, сэр. А вы сами? – спросил Манньон. Манкузо задумался.

– Думаю, Чеймберз справится с «Далласом», всего сутки, а? – рассудительно произнёс он.

На берегу морской офицер говорил по телефону с Норфолком. Здание поста береговой охраны было заполнено почти одними офицерами. Рядом с телефонным аппаратом стояла фиберглассовая коробка скремблера, так что можно было разговаривать с КОМАТФЛОТом по кодированному каналу, гарантированному от прослушивания. Офицеры находились на посту всего два часа и должны были скоро покинуть его. Всё должно выглядеть как обычно и не привлекать внимания. Снаружи адмирал и два капитана первого ранга рассматривали тёмные очертания кораблей через приборы ночного видения. На их лицах застыло торжественное выражение, как у прихожан во время мессы.

Черри-Пойнт, Северная Каролина

Капитан третьего ранга Эд Нойз расположился в комнате отдыха врачей. Он служил в госпитале на авиабазе корпуса морской пехоты в Черри-Пойнт, Северная Каролина. Ему, квалифицированному хирургу по оказанию срочной помощи на месте происшествия, выпало дежурить три ночи, чтобы потом четверо суток на протяжении всего Рождества отдыхать. Ночь выдалась спокойной. Однако…

– Док?

Нойз поднял голову и увидел капитана морской пехоты в форме военной полиции. Врач был знаком с ним. Военная полиция доставляла в госпиталь немало пациентов, пострадавших при несчастных случаях. Нойз отложил медицинский журнал, который читал.

– Привет, Джерри. Сейчас кого-то привезут?

– Док, мне ведено передать вам, чтобы вы собрали всё необходимое для срочной операции. На это у вас две минуты, затем я отвезу вас на аэродром.

– Что за операция? – Нойз встал.

– Этого мне не сказали, сэр, просто передали, что вы куда-то полетите, причём один. Я знаю только, что приказ поступил с самого верха.

– Чёрт возьми, Джерри, но я ведь должен знать, что за операция мне предстоит, чтобы собрать всё необходимое!

– Заберите все, что есть, сэр. Мне нужно доставить вас к вертолёту.

Нойз выругался и вошёл в отделение травматологии. Там его ожидали ещё два морских пехотинца. Он передал им четыре стерильных комплекта, наборы заранее упакованных инструментов. Поскольку врач не знал, какие лекарства понадобятся, то решил взять как можно больше, в том числе и две ёмкости плазмы. Капитан помог ему надеть плащ, и они поспешили к выходу, где их ожидал джип. Через пять минут джип подъехал к вертолёту «Систэллион», двигатели которого уже ревели.

– Что происходит? – поинтересовался Нойз у полковника дивизионной разведки, стараясь понять, куда делся сержант, обычно руководящий погрузкой.

– Полетим над заливом, – объяснил полковник. – Нам нужно высадить вас на подлодке, где есть раненые. Вам будут помогать два санитара. Это все, что мне известно. О'кей?

Нойзу оставалось только согласиться – иного выбора не было. «Систэллион» взлетел сразу же, как только задвинулась дверца. Нойзу не раз приходилось летать в этих вертолётах. Он сам налетал двести часов за штурвалом вертолёта и триста – самолёта. Нойз относился к той категории врачей, которые слишком поздно поняли, что профессия лётчика не менее привлекательна, чем профессия врача. Он старался летать всякий раз, когда представлялась такая возможность, и часто оказывал медицинскую помощь членам семей пилотов, позволяющих ему сидеть на заднем сиденье «фантома» во время тренировочных полётов. На этот раз он заметил, что «Систэллион» летит не на крейсерской, а на предельной скорости.

Залив Памлико

«Поги» остановилась примерно в то время, когда вертолёт поднялся с аэродрома Черри-Пойнт. «Красный Октябрь» повернул на правый борт и остановился рядом, к северу от неё. Их примеру последовал и «Даллас». Через минуту у борта «Далласа» вновь появился «зодиак», он медленно подошёл к русскому ракетоносцу, до предела нагруженный людьми.

– Эй, на «Красном Октябре»!

На этот раз отозвался Бородин. Он говорил по-английски с акцентом, но вполне понятно.

– Кто вы?

– Я – Барт Манкузо, командир ударной подлодки «Даллас». Со мной наш санитар и несколько членов моей команды. Прошу разрешения подняться на борт, сэр.

Райан заметил гримасу на лице старпома. Бородину впервые пришлось на деле столкнуться с последствиями происшедшего, и было трудно ожидать, чтобы он не испытывал некоторых колебаний.

– Разрешаю – да, разрешаю.

«Зодиак» подошёл к выпуклому борту ракетоносца. Из надувной лодки на палубу поднялся матрос и закрепил носовой фалинь[41].

За ним последовали десять человек, причём один из них направился прямиком к рубке.

– Капитан? Я – Барт Манкузо. Мне передали, что у вас на борту есть раненые, – Да, – кивнул Бородин. – Это наш командир и английский офицер, у обоих огнестрельные ранения.

– Огнестрельные ранения? – удивился Манкузо.

– Поговорим об этом позже, – резко вмешался Райан. – Пусть ваш специалист займётся ими.

– Конечно. Где люк?

Бородин что-то скомандовал в микрофон, и через несколько секунд на палубе, у основания рубки, появился свет.

– У нас не врач, а всего лишь опытный санитар. Он – прекрасный специалист. Через пару минут сюда доставят санитара с «Поги». Кстати, а вы кто такой? – Манкузо посмотрел на Райана.

– Это шпион, – ответил Бородин, не скрывая иронии.

– Джек Райан.

– А вы?

– Капитан второго ранга Василий Бородин. Я – как это называется – старший помощник, да? Заходите в боевую рубку, капитан. Извините меня, мы все очень устали.

– Не вы одни, – улыбнулся Манкузо.

В рубке было тесно. Манкузо сел на комингс.

– Капитан, хочу сказать, что за вами было очень трудно следить. Считайте это комплиментом вашему профессиональному мастерству.

Слова Манкузо вызвали совсем не ту реакцию, которой ожидал командир американской подлодки.

– Вы следили за нами? Но каким образом?

– Я доставил сюда парня, который сумел сделать это. Можете поговорить с ним.

– Что будем делать дальше?

– Нам передали с берега приказ принять врача и затем погрузиться. Далее будем ждать дальнейших указаний. На это потребуются сутки, может быть, двое. Думаю, всем нам отдых пойдёт на пользу. После этого мы доставим вас в хорошее безопасное место, и я лично угощу вас самым лучшим итальянским ужином, который вы когда-нибудь могли отведать. – Манкузо улыбнулся. – У вас в России есть итальянские рестораны?

– Нет, и если вы привыкли к хорошей пище, питание на «Красном Октябре» может вам не понравиться.

– Попробуем исправить положение. Сколько людей у вас на борту?

– Двенадцать. Десять советских офицеров, один англичанин и вот этот шпион. – Бородин с холодной улыбкой посмотрел на Райана.

– О'кей. – Манкузо сунул руку в карман и достал портативное радио. – Говорит Манкузо.

– Я на связи, шкипер, – отозвался Чеймберз.

– Приготовьте пищу для наших друзей. Двадцать пять человек, в расчёте на двое суток. Пришлите хорошего кока. Уолли, я хочу как следует покормить этих парней. Понятно?

– Слушаюсь, шкипер. Конец связи.

– У нас хорошие коки, капитан. Жаль, что мы не встретились на прошлой неделе. У нас была лазанья, в точности как готовила моя мама. Не хватало только кьянти.

– У них есть водка, – заметил Райан.

– Только для шпионов, – сказал Бородин. Через два часа после перестрелки Райана начало трясти, и Бородин дал ему водки из медицинских запасов. – Нам говорили, что на ваших подлодках очень уж балуют подводников.

– Пожалуй, – кивнул Манкузо. – Но мы проводим под водой шестьдесят-семьдесят суток за один выход в море. Это ведь трудно для команды, правда?

– Давайте спустимся вниз, – предложил Райан.

Все согласились. Становилось холодно.

вернуться

41

Трос, закреплённый за носовой или кормовой рым шлюпки, которым её привязывают к пристани или к кораблю.

106
{"b":"641","o":1}