ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Когда это случилось?

– Вчера, ранним утром. Извини, что не сумел сообщить раньше, но на «Пиджене» вышел из строя радиопередатчик, как мне объяснили, в результате подводного взрыва. Ты ведь знаешь, как такое случается.

– Да, конечно.

Пелт не мог не восхититься самообладанием Арбатова. В его голосе не было заметно и намёка на насмешку.

– Где они сейчас? – спросил посол.

– «Пиджен» плывёт в Чарлстон, это в Южной Каролине. Оттуда мы отправим ваших подводников самолётом прямо в Вашингтон.

– Значит, подводная лодка взорвалась? Ты уверен в этом?

– Да, один из членов её команды утверждает, что реактор вышел из строя и лодка подверглась радиационному заражению. Просто повезло, что рядом находился «Пиджен». Он шёл к побережью Виргинии, к той вашей подлодке, что затонула раньше. Мне кажется, Алекс, что вам следует обратить внимание на техническое состояние своего флота, – заметил Пелт.

– Я передам в Москву вашу рекомендацию, доктор, – сухо ответил Арбатов. – Вы можете сказать мне, где это случилось?

– Я могу оказать вам даже более реальную помощь. Мы высылаем туда корабль с глубоководной лодкой для осмотра обломков. Если хотите, можете послать своего офицера в Норфолк, и мы переправим его на корабль, чтобы он сам мог убедиться в случившемся. Это вас устраивает?

– Вы говорите, что потеряли двух своих офицеров? – Арбатов старался выиграть время, удивлённый столь великодушным предложением.

– Да, офицеры со спасательного судна. Зато нам удалось спасти сто ваших моряков, Алекс, – произнёс Пелт, словно оправдываясь. – Это что-нибудь да значит.

– Действительно, доктор Пелт. Я запрошу Москву. Как только получу ответ, сразу свяжусь с вами. Вы будете у себя в кабинете?

– Совершенно верно. До свиданья, Алекс. – Пелт положил трубку и посмотрел на президента. – Вы считаете, все прошло хорошо, босс?

– Побольше искренности. Джефф. – Президент вытянулся в кожаном кресле. Поверх пижамы на нём был халат. – Ты считаешь, они клюнут на приманку?

– Клюнут. Русские обязательно захотят убедиться в гибели своего ракетоносца. Вопрос в другом – удастся ли нам обмануть их?

– По мнению Фостера – удастся. Все кажется вполне реальным.

– Гм-м. Ну что ж, во всех случаях мы получили их ракетоносец, – заметил Пелт.

– Да. Думаю, сообщение об агенте ГРУ было ошибочным, в противном случае они отправили бы его вместе со всеми. Мне нужно увидеть капитана Рамиуса. Господи! Надо же так напугать всех аварией реактора. Немудрёно, что ему удалось отправить всю команду с подлодки!

Пентагон

Скип Тайлер откинулся на спинку кресла в кабинете командующего морскими операциями, пытаясь расслабиться. Пост береговой охраны при входе в залив был оборудован телевизионной камерой, способной вести съёмку при плохом освещении. Заснятую видеокассету доставили вертолётом в Черри-Пойнт и оттуда на реактивном истребителе «фантом» переправили на авиабазу Эндрюз. Теперь она была у курьера, автомобиль которого только что остановился у главного входа в Пентагон.

– У меня пакет, который я должен лично передать адмиралу Фостеру, – заявил энсин, спустя несколько минут. Секретарь показал на дверь кабинета.

– Доброе утро, сэр! Это для вас, сэр. – Энсин передал Фостеру запечатанную кассету.

– Спасибо. Можете идти.

Фостер вставил кассету в видеомагнитофон. Телевизор был уже включён, и изображение появилось на экране через несколько секунд.

Тайлер стоял рядом с командующим и ждал, пока адмирал отрегулирует изображение.

– Ничего себе… – пробормотал он.

– Ничего себе, – согласился Фостер.

Изображение, мягко говоря, было паршивым. Телевизионная камера ночного видения не может дать чёткого изображения, потому что одновременно усиливает и окружающий свет, так что многие детали кажутся размытыми. Но и того, что они увидели, было достаточно: огромный подводный ракетоносец, парус которого был сдвинут в сторону кормы значительно дальше, чем обычно у западных подлодок. Рядом с ним «Поги» и «Даллас» казались карликами. В течение пятнадцати минут оба молча смотрели на экран. Если бы изображение постоянно не дёргалось, снятый фильм был бы таким же интригующим, как испытательная картинка на телевизионном экране.

– Ну вот, – произнёс Фостер, когда фильм закончился, – мы заполучили русский подводный ракетоносец.

– Неужели он действительно у нас? – улыбнулся Тайлер.

– Скип, вас ведь должны были назначить командиром «лос-анджелеса»?

– Да, сэр.

– Мы в долгу перед вами, капитан, в неоплатном долгу за все это. Недавно я решил проверить и выяснил, что офицера, пострадавшего при исполнении служебных обязанностей, не обязательно увольнять в отставку, за исключением тех случаев, когда он явно не в состоянии исполнять свои обязанности. Несчастный случай при возвращении со своей лодки относится, мне кажется, именно к первой категории. У нас уже были командиры подводных лодок, у которых не хватало ноги. Я сам пойду к президенту с просьбой, сынок. Понадобится год работы, чтобы восстановить утраченные навыки, но, если вы все ещё хотите стать командиром подводной лодки, клянусь Господом, я добьюсь этого.

У Тайлера подогнулись колени. Придётся изготовить новый протез, о чём он и без того думал уже несколько месяцев, и затем пройдёт несколько недель, прежде чем он привыкнет к нему. Затем год – целый год – работы по восстановлению навыков, необходимых для того, чтобы снова выйти в море…

– Спасибо, адмирал. – Тайлер покачал головой. – Вы не представляете, как много ваше предложение значит для меня. Но я вынужден отказаться. Все уже позади. У меня другая жизнь, другие обязанности, и я не хочу занимать чьё-то место. Знаете что, разрешите мне осмотреть этот ракетоносец – и мы в расчёте.

– Это я вам гарантирую. – Фостер надеялся именно на такой ответ, был почти уверен в нём. А жаль. Тайлер, подумал адмирал, мог бы стать отличным кандидатом на адмиральские звезды, если бы не нога. Ну что ж, никто не утверждает, что жизнь – справедливая штука.

Подводный ракетоносец «Красный Октябрь»

– Похоже, что все у вас идёт как надо, – заметил Райан. – Никто не возражает, если я придавлю ухо где-нибудь?

– Придавлю ухо? – недоуменно спросил Бородин.

– Посплю.

– А-а, понятно. Займите каюту доктора Петрова, напротив медпункта.

По пути на корму Райан заглянул в каюту Бородина и нашёл там бутылку водки, которую старпом в своё время «освободил» из медицинских запасов. Напиток был безвкусным, хотя и достаточно приятным. Койка Петрова была узкой и жёсткой, но Райана это уже не беспокоило. Он сделал несколько глотков и лёг на койку, не снимая формы, которая приобрела такой вид, что ей уже ничто не могло повредить. Через пять минут он крепко спал.

Исследовательская подлодка «Сиклифф»

Лейтенант Свен Джонсен обратил внимание, что система очистки воздуха работает недостаточно хорошо. Продлись насморк ещё несколько дней, и он не заметил бы этого. «Сиклифф» только что миновал отметку в десять тысяч футов, и заниматься такими мелочами они будут уже после того, как всплывут на поверхность. Опасности в этом не было – система жизнеобеспечения имела не меньше резервных устройств, чем космический «шаттл». Это вызывало лишь лёгкое раздражение.

– Мне ещё не доводилось опускаться на такую глубину, – небрежно заметил капитан Игорь Каганович.

Доставить его сюда оказалось не так-то просто. Сначала пришлось перебросить капитана с «Киева» на «Тараву» вертолётом «хеликс», затем флотский вертолёт «си-кинг» доставил его в Норфолк. Далее он перелетел на другом вертолёте на корабль ВМФ США «Остин», который со скоростью двадцать узлов шёл к точке с координатами 33 градуса северной широты и 75 градусов западной долготы. «Остин» представлял собой док для десантных кораблей – большое судно, на корме которого находилась крытая камера. Обычно он использовался для десантных судов, но сегодня там находился «Сиклифф» – специальная подлодка, рассчитанная на глубоководные погружения, с экипажем из трех человек. Её пришлось доставить самолётом из Вудс-Хола[42], штат Массачусетс.

вернуться

42

В Вудс-Холе находится американский океанографический институт.

109
{"b":"641","o":1}