ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Адмирал Джоул и Красная королева
Жестокая красотка
Шестнадцать деревьев Соммы
О чем говорят бестселлеры. Как всё устроено в книжном мире
Сила подсознания, или Как изменить жизнь за 4 недели
Выходя за рамки лучшего: Как работает социальное предпринимательство
Сантехник с пылу и с жаром
Ледовые странники
Метро 2035: Воскрешая мертвых
Содержание  
A
A

– А почему вы стали моряком, капитан Манкузо? – Интерес Бородина был неистощим.

– Я с детства мечтал о море. Отец у меня работает парикмахером. А в Аннаполисе я выбрал службу на подводных лодках, потому что это казалось мне увлекательным.

Райан с интересом наблюдал за разговором – ему ещё никогда не доводилось присутствовать при встрече людей, принадлежащих к двум столь разным социальным системам, со столь отличными культурными традициями, пытающихся понять друг друга. Обе стороны старались отыскать сходные черты в характере и жизненном опыте, создавая тем самым основу для взаимопонимания. Это было не просто интересно – нет, а скорее, трогательно. Райан пытался понять, насколько это трудно для русских. В конце концов они сожгли за собой все мосты, отказались от своей прежней жизни, веря, что вошли в новый, более светлый мир. Райан надеялся, что им это удастся, что они сумеют успешно завершить переход от тоталитаризма к свободе. За последние два дня он понял, какого мужества потребовал от русских этот шаг.

Направленный на него пистолет в ракетном отсеке казался теперь пустяком по сравнению с тем, что совершили эти офицеры, – ведь они решили начать жизнь заново. Странно, как легко относятся американцы к собственной свободе и насколько труднее сейчас этим людям, рисковавшим жизнью ради того, чтобы достичь цели, которую соотечественники Райана принимали как нечто само собой разумеющееся. Именно такие парни сделали реальной Американскую мечту, и они нужны, чтобы сохранить её. Поразительно, что такие парни явились из Советского Союза. Впрочем, может быть, совсем не так и поразительно, думал Райан, прислушиваясь к оживлённой беседе.

День семнадцатый

Воскресенье, 19 декабря

Подводный ракетоносец «Красный Октябрь»

– Ещё восемь часов, – еле слышно прошептал Райан. Так сказали ему. Восьмичасовой переход в Норфолк. По собственной просьбе Райан снова занял место за штурвалом и рулями глубины. Это было единственное, что он умел делать на лодке, и ему хотелось заняться чем-то. На «Красном Октябре» по-прежнему катастрофически не хватало людей. Почти все американцы помогали русским в реакторном отсеке и в машинном отделении на корме. В центральном посту находились только Манкузо, Рамиус и он. Бугаев и Джоунз прослушивали морские глубины с помощью акустического оборудования всего в нескольких футах от центрального поста, а медики занимались в медпункте Уилльямзом, состояние которого по-прежнему вызывало тревогу. Кок бегал взад и вперёд, разнося сэндвичи и кофе, причём Райан был разочарован качеством последнего – возможно потому, что был избалован кофе Грира.

Рамиус полусидел, опираясь на поручни, окружающие основание перископа. Рана больше не кровоточила, но оставалась, по-видимому, куда болезненнее, чем это отражалось на лице капитана, потому что он доверил Манкузо управление ракетоносцем.

– Прямо руля, – скомандовал Манкузо.

– Руль прямо, – отрепетовал Райан и повернул штурвал вправо, ставя перо руля вдоль продольной оси подлодки и проверяя указатель его положения. – Руль прямо, курс один-два-ноль.

Манкузо смотрел хмурясь на карту. Он нервничал – уж очень бесцеремонно ему приходилось обращаться с такой огромной подлодкой.

– Здесь нужно быть поосторожнее. Южный прибрежный сток постоянно образует в этом районе песчаную отмель, и каждые несколько месяцев тут работают землечерпалки, углубляя канал. Да и шторма за последнее время тоже не помогли делу. – Манкузо снова склонился у перископа.

– Мне говорили, что это опасный район, – заметил Рамиус.

– Кладбище Атлантики, – подтвердил Манкузо. – Множество кораблей нашли свою гибель именно здесь, в районе Внешних отмелей. Только погоды и течения хватило на это. Я слышал, немцы здорово натерпелись тут во время войны. На ваших картах этого не видно, но здесь на дне находятся сотни затонувших судов. – Он вернулся к прокладочному столику. – Как бы то ни было, мы постараемся обойти его как можно дальше и не повернём на север, пока не придём примерно вот в эту точку. – Манкузо провёл линию на карте.

– Это ваши воды, – согласился Рамиус.

Они шли в составе рассредоточенной группы из трех кораблей. «Даллас» вёл их к морю, «Поги» замыкал процессию. Все три подлодки шли в полупогруженном состоянии – палубы почти на уровне воды, так что волны перекатывались через них. Визуальная навигация велась с помощью перископов. Радары выключили. Ни одна из подлодок не излучала никаких электронных импульсов. Райан мельком взглянул на карту. Они уже вышли из самого пролива, но на карте виднелось ещё несколько миль песчаных отмелей.

Движительная система «Красного Октября», гусеница, была выключена. Она оказалась почти в точности такой, как описал её Скип Тайлер. На ракетоносце было два комплекта туннельных импеллеров – два импеллера примерно в трети корпуса от носа лодки и ещё три чуть дальше её середины в сторону кормы. Манкузо со своими механиками с большим интересом осмотрели схемы, а потом с жаром обсудили качества водомётного движителя.

Самому Рамиусу не хотелось верить, что его обнаружили так быстро. В конце концов Манкузо пригласил Джоунза с его личной картой, на которой был нанесён примерный курс «Красного Октября» от берегов Исландии. Хотя курс, проложенный Джоунзом, на несколько миль отличался от курса в корабельном журнале, оба курса проходили слишком близко, чтобы быть простым совпадением.

– Должно быть, ваш гидролокатор лучше, чем мы предполагали, – проворчал Рамиус.

– Он действительно превосходный, – согласился Манкузо. – Но ещё важнее, что акустиком у меня служит Джоунзи, это лучший специалист, с которым мне приходилось плавать.

– Такой молодой и такой способный.

– У нас немало парней вроде него, – улыбнулся Манкузо. – Меньше, чем нам этого хотелось бы, конечно, зато все они добровольцы. Они понимают, что им предстоит. Мы старательно отбираем их и затем чертовски тщательно готовим.

– Мостик, это гидропост, – послышался голос Джоунза. – «Даллас» погружается, сэр.

– Очень хорошо. – Манкузо закурил, направился к телефону внутренней связи и нажал кнопку, вызывая машинное отделение. – Передайте Манньону, что он нужен нам в центральном посту. Погружаемся через несколько минут. Да. – Он положил трубку и вернулся к карте.

– Значит, эти матросы служат у вас больше трех лет? – спросил Рамиус.

– Конечно. Иначе нам пришлось бы отпускать их сразу после того, как они приобретут необходимую квалификацию.

Тогда почему советский военно-морской флот не может набирать и держать у себя людей таким же образом? – подумал Рамиус. Ответ был слишком очевидным. Американцы хорошо кормили своих людей, должным образом размещали, неплохо платили, доверяли им – короче говоря, они делали то, за что он боролся в течение двадцати лет.

– Я нужен вам, чтобы управлять клапанами погружения? – спросил Манньон, входя в центральный пост.

– Да, Пэт, погружаемся через пару минут.

Манньон взглянул на карту и направился к пульту управления клапанами.

Рамиус проковылял к своему креслу.

– Нам говорили, что вы набираете своих офицеров из буржуазных слоёв и они командуют рядовыми матросами, представляющими трудящихся.

Манньон провёл руками по рукояткам управления клапанами. Их здесь было немало. Накануне он битых два часа старался разобраться в сложной системе управления.

– Совершенно верно, сэр, – кивнул он. – Все наши офицеры действительно принадлежат к правящему классу. Только посмотрите на меня. – Выражение лица лейтенанта было бесстрастным. Кожа Манньона походила цветом на кофейную гущу, а произношение выдавало обитателя южного Бронкса.

– Но вы – чернокожий, – возразил Рамиус, не заметивший насмешки.

– Совершенно точно, у нас на корабле настоящее этническое разнообразие. – Манкузо снова посмотрел в перископ. – Шкипер – макаронник, чернокожий штурман и чокнутый акустик.

– Да, я слышал это, сэр! – выкрикнул Джоунз, не прибегая к помощи системы внутренней связи. – Поступило сообщение с «Далласа» по «гертруде». Все идёт нормально. Нас ждут. Пока связи не будет.

120
{"b":"641","o":1}