ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мичман ещё плотнее прижал наушники и произвёл регулировку на пульте.

– Может быть.., сильный шум с поверхности, товарищ командир, и я – подождите… Такое впечатление, что слышен ещё какой-то шум. Наш последний пеленг на контакт был один-семь-один, а этот новый шум доносится с пеленга.., один-семь-пять. Едва слышно, товарищ командир – а вот сигнал в активном режиме, одиночный «пинг».

– Понятно. – Туполев упёрся плечом в шпангоут. – Отличная работа, товарищ мичман. Теперь необходимо набраться терпения и ждать.

Ударная подлодка «Даллас»

Старший акустик Лаваль объявил, что в районе все спокойно. Чувствительные датчики BQQ-5 ничего не обнаружили даже после особо тщательного прослушивания. Чеймберз развернул нос подлодки таким образом, что одиночный акустический сигнал «пинг» попал к «Поги», который, в свою очередь, известил своим «пингом» ракетоносец «Красный Октябрь», чтобы убедиться в получении сигнала. Район чист на протяжении ближайших десяти миль. «Поги» помчался вперёд тридцатиузловым ходом, а за ним следовало новое прибавление к семье американских ракетоносцев.

Ударная подлодка «В. К. Коновалов»

– Ещё две подводные лодки. Одна с одним гребным винтом, другая, мне кажется, с двумя. Подлодка с одним винтом разворачивается намного быстрее. Разве у американцев есть подлодки с двумя винтами, товарищ командир?

– Да, по-моему, есть. – Туполев не был уверен в этом. Разница в акустическом почерке не была особенно заметной. Как бы то ни было, скоро проверим. «Коновалов» полз вперёд двухузловым ходом на глубине полутораста метров. Какой бы не была эта подлодка, она шла прямо навстречу. Значит, он тоже может чему-то научить империалистов, подумал Туполев.

Подводный ракетоносец «Красный Октябрь»

– Может кто-нибудь заменить меня у штурвала? – спросил Райан.

– Хотите поразмяться? – спросил подходя Манкузо.

– Да. Неплохо и посетить гальюн. Того и гляди мочевой пузырь лопнет от этого кофе.

– Я заменяю вас, сэр. – Американский капитан опустился в кресло рулевого. Джек направился к ближайшему гальюну на корме. Через две минуты он почувствовал себя намного лучше. Вернувшись в центральный пост, Райан несколько раз присел, чтобы восстановить циркуляцию крови в ногах, затем взглянул на карту. Казалось странным, если не пугающим, что американский берег обозначен русскими буквами.

– Спасибо, капитан.

– Не за что. – Манкузо поднялся с кресла.

– Сразу видно, Райан, что вы не моряк. – Рамиус молча наблюдал за ним.

– Я и не говорил этого, капитан, – вежливо заметил Райан. – Сколько нам ещё до Норфолка?

– Полагаю, не больше четырех часов, – ответил Манкузо. – Нам нужно прибыть туда после наступления темноты. Они придумали, каким образом спрятать нас, но я не знаю, каким именно.

– Мы вышли из пролива при дневном свете. Что, если кто-то нас заметил? – спросил Райан.

– Я ничего не видел, но если кто-то увидел нас, то мог обратить внимание лишь на три рубки подлодок без номеров. – Они вышли при дневном свете, чтобы воспользоваться «окном» в пролётах советских разведывательных спутников.

Райан снова закурил. Жена выругает его, но на борту подводной лодки Джек чувствовал странное напряжение. Сидя в кресле рулевого, он видел перед собой только ряды приборов. Удерживать подлодку на постоянном курсе и глубине оказалось легче, чем он ожидал, и лишь однажды при резком повороте Райан заметил, как легко поддаётся лодка движениям руля. Больше тридцати тысяч тонн стали, подумал он, – удивительно.

Ударная подлодка «Поги»

«Поги» промчался мимо «Далласа» тридцатиузловым ходом и продолжал движение ещё двадцать минут, остановив двигатель через одиннадцать миль от «Далласа» – и в трех милях от «Коновалова», команда которого теперь едва дышала. Хотя гидролокатор «Поги» и не был оборудован системой обработки сигналов BC-10/SAPS, но в остальном он был достаточно современным, однако невозможно услышать что-то совершенно бесшумное, а «Коновалов» никаких звуков не издавал.

Подводный ракетоносец «Красный Октябрь»

«Красный Октябрь» прошёл мимо «Далласа» в 15.00, после того как получил последний сигнал об отсутствии опасности. Его команда устала и предвкушала прибытие в Норфолк через два часа после захода солнца. Райан надеялся побыстрее вылететь в Лондон, но опасался, что ЦРУ захочет самым подробным образом выяснить все детали. Манкузо и команда «Далласа» мечтали повидаться с семьями, но не слишком рассчитывали на это.

Ударная подлодка «В. К. Коновалов»

– Не знаю, что это за подлодка, но она, по-моему, большая, просто огромная. Двигаясь по этому курсу, она пройдёт в пяти километрах от нас.

– Из Москвы передали, что это «огайо», – заметил Туполев.

– Судя по шуму, у этой подлодки два винта, товарищ командир, – ответил мичман.

– Вы ведь знаете, что у «огайо» только один гребной винт.

– Так точно, товарищ командир. В любом случае эта подлодка приблизится к нам через двадцать минут. Вторая ударная лодка мчится вперёд на скорости, превышающей тридцать узлов. Если они будут вести себя как раньше, она выключит двигатель через пятнадцать километров.

– А где другая американская подлодка?

– В нескольких километрах мористее, медленно дрейфует с выключенным двигателем, как и мы. У меня нет точного расстояния до неё. Можно проверить, включив гидролокатор в активном режиме, но…

– Последствия мне известны, – резко бросил Туполев, повернулся и вошёл в центральный пост.

– Передайте в машинное отделение, чтобы там приготовились. Команда на местах по боевому расписанию?

– Так точно, товарищ командир, – ответил старпом. – У нас подготовлено прекрасное огневое решение для американской ударной подлодки – той, что идёт полным ходом. Её большая скорость облегчила нашу задачу. Вторую можем обнаружить за несколько секунд.

– Хорошо, что хоть с этим справились, – улыбнулся Туполев. – Теперь вы видите, на что мы способны при благоприятных обстоятельствах?

– Как будем действовать дальше? – спросил старпом.

– Когда мимо пройдёт большая подлодка, мы приблизимся к ней сзади и включим гидролокатор в активном режиме. Американцы поиграли, теперь играми займёмся мы. Передайте в машинное отделение, чтобы увеличили мощность. Скоро нам понадобится все, на что способны механики.

– Это вызовет шум, – предостерёг старпом.

– Конечно, но у нас нет выбора. Передайте в машинное отделение – десять процентов мощности. «Огайо» вряд ли услышит нас, да и ближняя ударная подлодка тоже.

Ударная подлодка «Поги»

– Откуда это? – старший акустик провёл тонкую настройку гидролокатора. – Мостик, это гидропост. Слышу контакт, пеленг два-три-ноль.

– Понял, гидропост, – тут же отозвался капитан Вуд. – Есть что-то определённое?

– Нет, сэр. Шумы послышались неожиданно, от реактора и пара, едва слышные, сэр. Не могу различить акустический почерк… – Он включил предельную громкость. – Это не наша подлодка. Шкипер, мне кажется, это «альфа».

– Только этого не хватало! Немедленно сообщите на «Даллас»!

Акустик попытался установить связь с другой ударной подлодкой, но «Даллас», который мчался тридцатидвухузловым ходом, не услышал пяти коротких сигналов.

«Красный Октябрь» находился сейчас в восьми милях.

Подводный ракетоносец «Красный Октябрь»

Джоунз внезапно закрыл глаза.

– Господин Бугаев, передайте шкиперу, что я только что услышал пару «пингов» – кто-то работает гидролокатором в активном режиме.

– Пару?

– Больше одного, но не успел сосчитать.

Ударная подлодка «Поги»

Капитан Вуд принял решение. Раньше они обменивались акустическими сигналами малой мощности и узкой направленности, опасаясь обнаружить себя, но «Даллас» не принял их.

124
{"b":"641","o":1}