ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Пошлите сигнал предельной мощности, чиф. Ударьте по «Далласу» всем, что у нас имеется.

– Слушаюсь, сэр. – Старший акустик Палмер повернул ручку мощности акустического сигнала до предела. Потребовалось несколько секунд, чтобы аппаратура приготовилась послать акустическую волну, мощностью в сотню киловатт.

ПИНГ-ПИНГ-ПИНГ-ПИНГ-ПИНГ!

Ударная подлодка «Даллас»

– Боже мой! – воскликнул старший акустик Лаваль. – Мостик, это гидропост. Принят сигнал предупреждения об опасности от «Поги»!

– Стоп машина! – мгновенно скомандовал Чеймберз. – Полная тишина на корабле!

– Стоп машина, – повторил лейтенант Гудмэн секундой позже. В кормовом отсеке вахтенные уменьшили подачу пара в реактор, увеличив тем самым температуру в нём. Поток нейтронов устремился из реактора, быстро замедляя реакцию распада.

– Как только скорость уменьшится до четырех узлов, перейти на треть мощности, – приказал Чеймберз вахтенному офицеру, а сам пошёл в гидропост. – Френчи, мне срочно нужна информация.

– Мы все ещё идём слишком быстро, сэр, – ответил Лаваль.

Подводный ракетоносец «Красный Октябрь»

– Капитан Рамиус, думаю, нам следует уменьшить скорость, – осторожно предложил Манкузо.

– Сигнал не повторился, – возразил Рамиус. Второй узконаправленный акустический пучок не попал в ракетоносец, а «Даллас» не передал сигнал опасности, потому что по-прежнему шёл слишком быстро и не сумел найти «Красный Октябрь» и предупредить его.

Ударная подлодка «Поги»

– Все в порядке, сэр. «Даллас» остановил двигатель.

Вуд задумчиво пожевал нижнюю губу.

– Хорошо. Теперь давайте найдём этого мерзавца. Широконаправленный поиск, чиф, предельная мощность. – Он вернулся в центральный пост. – Боевая тревога! – скомандовал капитан.

Через две секунды загремели колокола громкого боя. «Поги» и раньше находился в состоянии повышенной боевой готовности, так что через сорок секунд команда заняла места по боевому расписанию, а помощник командира, капитан-лейтенант Рейнолдс, приготовился к расчёту огневой задачи. Его группа, состоящая из техников и офицеров, была готова к вводу данных в компьютер управления стрельбой Мк-117.

Гидролокационный купол в носовой части «Поги» посылал мощные акустические импульсы. Спустя пятнадцать секунд первые отражённые сигналы появились на экране Палмера.

– Мостик, это гидропост. Чёткий контакт, пеленг два-три-четыре, расстояние шесть тысяч ярдов. Судя по акустическому почерку реактора, это подлодка типа «альфа», – доложил Палмер.

– Приготовить решение огневой задачи! – тут же скомандовал Вуд.

– Слушаюсь. – Рейнолдс следил за вводом данных в компьютер, в то время как другая группа офицеров вела расчёты на карте с помощью линейки и карандаша. Независимо от компьютера всегда готовили резервный вариант. На экране появились цифры. Два торпедные аппарата «Поги» из четырех были заряжены противокорабельными ракетами «гарпун», а оставшиеся два – торпедами Мк-48. В данный момент пользу могли принести только они. Торпеды Мк-48 были самыми мощными из всех, имеющихся в распоряжении флота; ими можно было управлять на расстоянии, они способны были вести поиск цели и наводиться самостоятельно с помощью собственного гидролокатора, двигались со скоростью пятьдесят узлов и несли боеголовку весом в полтонны.

– Шкипер, готово огневое решение для обеих рыб. Время до цели – четыре минуты тридцать пять секунд.

– Гидропост, прекратить активную гидролокацию, – произнёс Вуд.

– Слушаюсь, сэр. Активная гидролокация закончена. – Палмер отключил питание активных систем. – Угол на цель около нуля. Она на одной глубине с нами.

– Хорошо, гидропост. Продолжайте слежение. – Теперь в распоряжении Вуда были все данные о цели. Дальнейшая работа в активном режиме только выдаст противнику положение его подлодки.

Ударная подлодка «Даллас»

– «Поги» обстреливает кого-то активными импульсами. Им получен отражённый сигнал, примерный пеленг один-девять-один, – доложил главный акустик Лаваль. – Там ещё одна подлодка. Не могу определить, какая именно. Слышу шум реактора и пара, но этого недостаточно, чтобы установить акустический почерк.

Ударная подлодка «Поги»

– Ракетоносец продолжает движение, сэр, – доложил главный акустик Палмер.

– Шкипер, – Рейнолдс поднял голову от карты с проложенными курсами и предполагаемым направлением торпед к цели, – он окажется между нами и целью.

– Только этого не хватало. Треть хода вперёд, лево руля двадцать градусов. – Пока выполнялись его распоряжения, Вуд прошёл к акустикам. – Чиф, включайте активную систему и приготовьтесь к посылке сигналов на ракетоносец при предельной мощности.

– Слушаюсь, сэр. – Палмер изменил настройку на своём пульте. – Готово, сэр.

– Ударьте по нему импульсом полной мощности. Не хочу, чтобы он упустил наш сигнал на этот раз.

Вуд наблюдал за тем, как меняется положение кораблей на экране акустиков. «Поги» быстро поворачивал, но, по мнению Вуда, всё-таки недостаточно быстро. «Красный Октябрь» – на лодке только он и Рейнолдс знали, что это русский ракетоносец, хотя среди членов команды циркулировали самые невероятные слухи, – шёл вперёд слишком быстро.

– Гидролокатор готов, сэр.

– Давайте, в полную силу.

ПИНГ-ПИНГ-ПИНГ-ПИНГ-ПИНГ!

Подводный ракетоносец «Красный Октябрь»

– Шкипер! – выкрикнул Джоунз. – Сигнал опасности!

Манкузо бросился к машинному телеграфу, не ожидая реакции Рамиуса, и рванул ручку, поставив её в положение « Стоп машина». Сделав это, он повернулся и посмотрел на Рамиуса.

– Извините, сэр, – произнёс Манкузо.

– Все в порядке. – Рамиус, нахмурившись, смотрел на карту. Через мгновение зазвонил телефон. Он снял трубку и несколько секунд говорил по-русски, потом положил трубку. – Я сказал им, что у нас возникли трудности, но мы пока не знаем, какие именно.

– Это верно. – Манкузо подошёл к русскому капитану и тоже посмотрел на карту. Шум турбин уменьшался, хотя американцу хотелось, чтобы это происходило быстрее. «Октябрь» был бесшумной лодкой – по представлениям русских, – но, по мнению Манкузо, всё-таки недостаточно тихой.

– Спросите своего акустика, не сумел ли он заметить что-нибудь, – посоветовал Рамиус.

– Да, конечно. – Манкузо сделал несколько шагов в сторону кормы. – Джоунзи, проверь, что там происходит.

– Постараюсь, шкипер, хотя на этом оборудовании работать непросто.

Он уже направил антенну с датчиками в сторону двух ударных подлодок, сопровождающих ракетоносец. Джоунз приладил наушники и принялся регулировать усилитель. Здесь нет устройства обработки сигнала, нет акустических процессоров, да и сенсоры никуда не годятся. Но сейчас не время для этого. Советской системой приходилось управлять с помощью электромеханических устройств, в отличие от управления с помощью компьютера, к которому он привык. Закрыв глаза, медленно и бережно Джоунз поворачивал группы рецепторов направления, расположенных в носовом акустическом куполе, в правой руке машинально сжимая пачку сигарет. Он не заметил, что рядом сидит Бугаев и прислушивается к тем же сигналам.

Ударная подлодка «Даллас»

– Что нам известно, чиф? – спросил Чеймберз.

– У меня есть пеленг и больше ничего. «Поги» был готов к торпедному залпу, однако наш приятель резко сбавил ход сразу после того, как по нему ударили активные гидролокационные импульсы, и исчез с моего экрана. А вот «Поги» принял чёткий отражённый сигнал от него. Думаю, он где-то совсем рядом, сэр.

Чеймберз получил назначение на должность помощника командира всего четыре месяца назад. Он был умным и опытным офицером, вероятным кандидатом на должность командира подлодки, но ему всего тридцать три года, и он вернулся на подводный флот именно эти четыре месяца назад. До того в течение полутора лет он служил преподавателем в школе механиков реакторов в Айдахо. Требовательность, являющаяся частью его обязанностей офицера, ответственного за дисциплину на корабле, которым командовал Манкузо, скрывала неуверенность в себе. И вот теперь карьера Чеймберза, все его будущее, зависели от правильности принятых им решений.

125
{"b":"641","o":1}