ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ударная подлодка «В. К. Коновалов»

– Точное попадание, товарищ командир, – доложил мичман. – Двигатели остановились. Слышу потрескивание корпуса, он погружается. – Акустик послал нескольких импульсов в активном режиме, но не смог принять отражённых сигналов. Волны взрыва взбудоражили воду. По всему морю расходилось эхо взрыва. Образовались мириады воздушных пузырьков, создавших зону, непроницаемую для акустических волн вокруг цели и быстро закрывших её от окружающего мира. Активные импульсы отражались от облака пузырьков, а чувствительность пассивных датчиков резко уменьшилась из-за продолжающегося эха. Мичман мог с уверенностью сказать лишь, что одна торпеда попала в цель, скорее всего вторая. Он был достаточно опытен, чтобы отделить посторонний шум от отражённых сигналов, и ему удалось правильно истолковать почти все, что произошло.

Ударная подлодка Даллас

– Один-ноль в пользу противника, – заметил старший акустик. «Даллас» шёл слишком быстро и не мог полностью использовать своё гидролокационное оборудование, но невозможно было не услышать грохот взрыва. Его через корпус лодки услышала вся команда.

В центральном посту Чеймберз определил, что находится в двух милях от того места, где только что был «Октябрь». Все остальные смотрели на свои приборы, не обнаруживая чувств. Десять их товарищей находились на корабле, в который попала торпеда, а враг скрывался за стеной шума.

– Уменьшить скорость, треть мощности, – приказал Чеймберз.

– Треть мощности, слушаюсь, – повторил вахтенный офицер.

– Акустик, сообщите данные, – произнёс Чеймберз.

– Занимаюсь ими, сэр. – Старший акустик Лаваль напрягал слух, пытаясь разобраться в поступающих шумах. Ему потребовалось десять минут, и за это время ход «Далласа» уменьшился до десяти узлов.

– Мостик, докладывает гидропост. В ракетоносец попала одна торпеда. Не слышу шума двигателей.., но и звуков разрушающегося корпуса не слышно. Повторяю, сэр, не слышно звуков разрушения корпуса.

– Слышите «альфу»?

– Нет, сэр, вода слишком взбаламучена.

На лице Чеймберза появилась недовольная гримаса. Ты офицер, сказал он себе, тебе платят за то, чтобы ты думал. Во-первых, что происходит? Во-вторых, что ты собираешься предпринять? Обдумай все и начинай действовать.

– Дистанция до цели?

– Примерно девять тысяч ярдов, сэр, – ответил Гудмэн, считывая данные с последнего огневого решения на экране компьютера, управляющего стрельбой. – «Альфа» находится за пределами «глухой» зоны.

– Глубина шестьсот футов. – Офицер на рулях глубины передал команду рулевому. Чеймберз обдумал ситуацию и принял решение. Он пожалел, что на лодке нет Манкузо и Манньона. Капитан и штурман относились к числу тех, кто представляли на «Далласе» комитет тактического управления. Было бы неплохо обсудить проблему и с опытными офицерами, но их не было сейчас на подлодке.

– Прошу внимания. Мы погружаемся. Волнение в море после взрыва будет оставаться относительно постоянным. Если оно начнёт успокаиваться, то сместится к поверхности, поэтому мы опустимся ниже его. Прежде всего нужно обнаружить ракетоносец. Если он не на расчётном месте, значит, опустился на дно. Глубина здесь всего девятьсот футов, так что он может лежать на дне с живой командой. Независимо от того, находится он на прежнем месте или на дне, необходимо занять позицию между ним и «альфой». – И, подумал он, если «альфа» снова пустит торпеды, я потоплю её, и пусть будут прокляты правила поведения на море в мирных условиях. Нужно обмануть этого парня. Но как? И где сейчас «Красный Октябрь»?

Подводный ракетоносец «Красный Октябрь»

Ракетоносец опускался быстрее, чем ожидалось. Взрыв разрушил цистерну выравнивания дифферента, что прибавило отрицательной плавучести и не входило в первоначальные расчёты.

Пробоина в радиорубке оказалась значительной, однако Мелехин заметил её на своём пульте повреждений и немедленно принял меры. В каждом отсеке находилась водоотливная помпа, работающая от электрической системы подлодки. Помпа радиорубки включилась вместе с основной помпой этой части ракетоносца, и им удалось, хотя и с трудом, откачать воду. Радиоаппаратура полностью вышла из строя, но никто и не собирался пользоваться радиосвязью.

– Райан, вверх до предела рули глубины и положите руль на правый борт, – скомандовал Рамиус.

– Руль на правый борт и вверх плоскости рулей глубины, – отрепетовал Райан. – Сейчас мы врежемся в дно?

– Постарайтесь обойтись без этого, – посоветовал Манкузо. – Пробоина может, увеличиться.

– Лучше не придумаешь… – проворчал Райан. Скорость погружения «Октября» уменьшилась, и он описал плавную дугу к востоку, заходя под «глухую» зону все ещё бурлящей воды. Рамиус хотел скрыться за ней, оставив «альфу» по другую сторону. Манкузо подумал, что они смогут, пожалуй, спастись. В этом случае он решил внимательно изучить чертежи этого корабля.

Ударная подлодка «Даллас»

– Акустик, два направленных активных импульса малой мощности в сторону ракетоносца и так, чтобы никто их не заметил.

– Слушаюсь, сэр. – Главный акустик Лаваль отрегулировал приборы соответствующим образом и послал два импульса. – Здорово! Мостик, это гидропост. Я нашёл его! Пеленг два-ноль-три, расстояние две тысячи ярдов. Он не на дне, повторяю, он не лежит на дне, сэр.

– Лево руля пятнадцать, курс два-ноль-три, – приказал Чеймберз.

– Лево руля пятнадцать, слушаюсь! – отрепетовал рулевой. – Ложимся на новый курс два-ноль-три. Сэр, руль на левом борту, пятнадцать градусов.

– Френчи, что там с ракетоносцем?

– Сэр, мне кажется, я слышу шум водоотливных помп.., и он медленно двигается. Пеленг сейчас два-ноль-один. Могу следить за ним пассивными системами, сэр.

– Томпсон, рассчитайте курс ракетоносца. Мистер Гудмэн, наш МЛС все ещё готов к пуску?

– Так точно, сэр, – послышался ответ офицера-торпедиста.

Ударная подлодка «В. К. Коновалов»

– Мы потопили его? – спросил замполит.

– Наверно, – ответил Туполев, не зная, так ли это. – Нужно подойти поближе, чтобы убедиться. Малый вперёд.

– Есть малый вперёд!

Ударная подлодка «Поги»

Сейчас «Поги» находился в двух тысячах ярдов от «Коновалова», продолжая безжалостно бомбардировать его мощными гидролокационными импульсами.

– Он дал ход, сэр. Достаточный, чтобы следить за ним пассивными системами, – доложил старший акустик Палмер.

– Очень хорошо, прекратить активную гидролокацию, – скомандовал Вуд.

– Слушаюсь, активные системы отключены.

– У нас есть огневое решение?

– Самое точное, – ответил Рейнолдс. – Время движения торпеды до цели – одна минута восемнадцать секунд. Обе рыбы готовы к пуску.

– Малый вперёд, одна треть.

– Есть малый вперёд, одна треть. – «Поги» сбавил ход. Его командир пытался найти оправдание для торпедного залпа.

Подводный ракетоносец «Красный Октябрь»

– Шкипер, только что услышал два импульса от одной из наших лодок, с северо-северо-востока. Низкой мощности, сэр, должна быть недалеко.

– Сможете связаться с ней по «гертруде»?

– Так точно, сэр!

– Капитан, – обратился Манкузо к Рамиусу. – Разрешите связаться с моей лодкой.

– Да.

– Джоунз, немедленно вызывай «Даллас».

– Слушаюсь. Джоунзи вызывает Френчи. Ты слышишь меня? – Акустик посмотрел нахмурившись на динамик. – Френчи, отвечай.

Ударная подлодка «Даллас»

– Мостик, это гидропост. Говорит Джоунз, по «гертруде».

Капитан-лейтенант снял трубку подводного телефона в центральном посту.

– Джоунзи, это Чеймберз. В каком состоянии лодка?

Манкузо взял микрофон из рук акустика.

130
{"b":"641","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Моцарт в джунглях
Шестнадцать против трехсот
Убыр: Дилогия
Двенадцать ключей Рождества (сборник)
Разбивая волны
Неожиданное признание
Слишком красивая, слишком своя
Звезда Напасть
Нойер. Вратарь мира