ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Город темных секретов
Время свинга
Фотография. Искусство обмана
Ты моя вечная радость, или Советы с того света
Потому что люблю тебя
Сантехник с пылу и с жаром
Двенадцать ключей Рождества (сборник)
Стрекоза летит на север
Затонувшие города
Содержание  
A
A

– Откуда ты знал, что нам понадобится камера?

– Вы хотите сказать, когда Сомерс пользуется лазерами, для того чтобы…

– Райан! – рявкнул адмирал. – Что тебе известно об этом?

– Не волнуйтесь, сэр. Помните ещё в феврале меня пригласили для обсуждения проблемы новых пусковых шахт для ракет СС-20 на китайской границе? Там присутствовал Сомерс, и вы попросили меня отвезти его в аэропорт. По дороге он принялся восторженно болтать об этом великом открытии, над которым будет работать на Западе, и не переставал говорить до самого порта Даллеса. Из того немногого, что я понял, Сомерс пропускает лазерные лучи через объектив фотоаппарата и получает математическую модель объектива. В результате он может взять экспонированный негатив, разложить изображение на первоначально поступающие в него световые лучи и затем с помощью компьютера прогнать изображение через теоретически смоделированный на нём же объектив для получения идеального снимка. Впрочем, не исключено, что я что-нибудь и напутал. – По лицу Грира он видел, что все понял правильно.

– Сомерс слишком много болтает.

– Я предупредил его об этом. Но после того как человека прорвало, не затыкать же ему рот?

– А что известно британцам? – спросил Грир.

– Об этом можно только гадать, сэр. Сэр Базил спросил меня, и я ответил, что вопрос не по адресу, – ведь я специалист по экономике и истории, а в физике – профан. Я сказал, что нам понадобится камера, но это было ему известно. Он достал её из ящика стола и передал мне. Так что от меня сэр Базил ничего не узнал, сэр.

– Интересно, с кем ещё разговаривал Сомерс? Ох уж эти гении! Живут в собственном безумном мирке и даже не задумываются о последствиях. Иногда он ведёт себя, как маленькое дитя. А ты ведь знаешь о первом правиле безопасности: вероятность раскрытия секрета пропорциональна квадрату числа людей, посвящённых в него. – Это было любимым высказыванием Грира.

Зазвонил телефон.

– Грир слушает.., хорошо. – Адмирал повесил трубку. – Сюда поднимается Чарли Давенпорт – ты предложил пригласить его. Должен был приехать ещё полчаса назад. Наверно, это из-за снегопада. – Он махнул рукой в сторону окна. Уже выпало два дюйма снега и ещё ожидали к вечеру. – Стоит упасть одной снежинке в этом городе, и все движение замирает.

Райан рассмеялся. Грир, уроженец штата Мэн на северо-западе, никак не мог понять проблем Вашингтона.

– Значит, Джек, ты считаешь, что фотографии стоят такой цены?

– Нам хотелось получить эти снимки уже давно, особенно после того, как об этой подлодке начали поступать такие противоречивые сведения. Решать вам с судьёй, но мне кажется, что за подобный товар цена не такая уж и высокая. Фотографии очень интересные.

– Следует завести своих людей на этой проклятой верфи, – проворчал Грир. Райан не знал, почему оперативное управление допустило такой промах. К полевым операциям он проявлял мало интереса. По призванию Райан был аналитиком, и его не интересовало, каким образом добывают материалы, попадающие ему на стол. – Базил ничего не говорил тебе о своём человеке?

Райан улыбнулся и отрицательно покачал головой.

– Нет, сэр, да я и не спрашивал его об этом. Грир одобрительно кивнул.

– Доброе утро, Джеймс!

Райан повернул голову и увидел вице-адмирала Чарлза Давенпорта, директора Управления военно-морской разведки, следом за которым вошёл капитан первого ранга.

– Привет, Чарли. Ты знаком с Джеком Райаном?

– Хелло, Райан.

– Мы встречались, – заметил Райан.

– Познакомьтесь, это капитан Казимир.

Райан пожал руки пришедшим. Несколько лет назад он встретился с Давенпортом, когда делал доклад в военно-морском колледже в Ньюпорте, штат Род-Айленд. Тогда во время обмена мнениями Давенпорт здорово погонял его. Ходили слухи, что с ним трудно работать. Давенпорт был раньше морским лётчиком, и его лишили права управлять самолётом после того, как он промахнулся мимо троса аэрофинишера и врезался в предохранительный барьер. Говорили, что с тех пор он так и не простил нанесённую ему обиду. Не простил кому? Этого никто не знал.

– Должно быть, погода в Англии такая же отвратительная, как и здесь, Райан. – Давенпорт бросил свою адмиральскую шинель на пальто Райана. – Вижу, вы где-то спёрли шинель офицера Королевского флота.

Райан успел полюбить своё новое пальто.

– Эту шинель мне подарили, сэр, она очень тёплая.

– Боже милостивый, да вы и говорите теперь по-британски. Джеймс, парню пора возвращаться домой.

– Будь с ним повежливее, Чарли. Он привёз тебе подарок. Налей-ка себе кофе.

Казимир поспешил наполнить кружку для своего босса, затем сел справа от него. Райан заставил их немного подождать, прежде чем открыл свой кейс, достал оттуда четыре папки, оставил одну себе, а остальные три роздал.

– Говорят, вы работаете там довольно успешно, Райан, – заметил Давенпорт. Джек слышал о его переменчивом характере – то он ведёт себя дружески, то выходит из себя. Возможно, это помогает ему лишать подчинённых состояния душевного покоя. – О, Господи! – Давенпорт открыл свою папку.

– Господа, перед вами «Красный Октябрь». Эти снимки любезно предоставила нам британская секретная служба, – торжественно произнёс Райан.

Фотографии в папках были подобраны попарно, по четыре каждого из отпечатков размером четыре дюйма на четыре, а под ними те же фотографии, но увеличенные до размера десять на десять дюймов. Снимки были сделаны под острым углом, скорее всего, с края ремонтного дока, в котором стоял ракетоносец после ходовых испытаний. Фотографии были подобраны попарно – с носа и с кормы, с носа и с кормы.

– Как видите, господа, освещение было неважным, так что качество снимков оставляет желать лучшего. Фотографировали миниатюрной камерой, заряженной цветной плёнкой чувствительностью четыреста единиц. Первая пара фотографий подверглась нормальной обработке, чтобы установить уровень освещения. Вторая проявлена обычными средствами с увеличением яркости. Третья подверглась цифровому улучшению качества цвета, а четвёртая – цифровому улучшению чёткости изображения. У меня есть непроявленные кадры каждого изображения, которые будут переданы для обработки Барри Сомерсу.

– Вот как? – Давенпорт поднял на мгновение голову. – Очень любезно со стороны британцев. Какова цена? – Грир объяснил условия предлагаемой сделки. – Плати, – заявил Давенпорт. – Снимки стоят того.

– Джек предлагает то же самое.

– Ещё бы, – усмехнулся Давенпорт. – Ты же знаешь, что он работает на них.

Слова директора Управления военно-морской разведки задели Райана за живое. Ему нравились англичане, работать с их разведывательным сообществом было интересно, но он никогда не забывал о своей родине. Джек сделал глубокий вдох, стараясь взять себя в руки. Давенпорт любил подкалывать людей, и, если Джек попадётся на провокацию, он сочтёт себя победителем.

– Полагаю, сэр Джон Райан по-прежнему имеет хорошие связи по другую сторону океана? – язвительно продолжал Давенпорт.

Дворянский титул Райан получил в награду за то, что предупредил нападение террористов на двух членов королевской семьи в районе лондонского парка Сент-Джеймс. Тогда он был простым туристом, американским простаком за границей, задолго до того, как его пригласили на службу в ЦРУ. То обстоятельство, что Райан, не подозревая того, сумел предотвратить убийство столь важных особ, принесло ему больше известности, чем он мог ожидать, но одновременно и привлекло внимание множества англичан, причём нередко весьма видного положения. Благодаря этим знакомствам Райан стал ценным человеком для ЦРУ и получил предложение войти в состав англо-американской группы связи. Так он установил хорошие деловые отношения с сэром Базилом Чарлстоном.

– У нас там немало друзей, сэр, и некоторые из них оказались столь любезны, что предоставили нам эти материалы, – холодно ответил Райан.

Давенпорт смягчился.

– Ну хорошо, Джек, тогда сделай одолжение. Я согласен: чтобы тот, кто передал нам вот это, получил кое-что в качестве рождественского подарка. Объясни теперь, что тут на этих снимках?

14
{"b":"641","o":1}