Содержание  
A
A
1
2
3
...
15
16
17
...
136

– У вас ведь были только мальчики, сэр? С девочками – совсем другое дело. – Райан улыбнулся. – Надо знать мою маленькую Салли.

– Папина дочка?

– Да. Пусть Господь поможет тому, кто женится на ней. Можно оставить эти фотографии у Тайлера?

– Надеюсь, сынок, что ты в нём не ошибаешься. Да, оставь – только в этом случае он должен найти для них надёжное место.

– Понял, сэр.

– При езде по таким дорогам вернёшься, наверно, поздно вечером. Ты остановился в «Мариотте»?

– Да, сэр.

Грир задумался.

– Скорее всего, я задержусь допоздна. Загляни сюда, перед тем как лечь спать. Не исключено, мне понадобится кое-что обсудить с тобой.

– Непременно, сэр. Спасибо за машину. – Райан встал.

– Отправляйся за своими куклами, сынок.

Грир посмотрел вслед Райану. Ему нравился этот парень, который не боялся иметь свою точку зрения. Отчасти это объяснялось его финансовой независимостью и тем, что и у его жены тоже было некоторое состояние. У такой независимости есть свои преимущества. Райана не подкупишь и не застращаешь. Он всегда может вернуться к своим книгам, к своей истории. За четыре года игры на бирже он сумел заработать огромные деньги. Он рисковал, скупая акции компаний, балансирующих на грани краха, и всегда оставался в выигрыше, а потом бросил все это, заявив, что больше не хочет искушать судьбу. Грир не верил этому объяснению. Он считал, что Райану просто стало скучно – скучно делать деньги. Адмирал покачал головой. Теперь своим талантам разгадывать выигрышные комбинации Райан нашёл применение в ЦРУ, быстро став лучшим аналитиком Грира, а его британские связи удваивали ценность молодого сотрудника. Джек мог мигом перелопатить кучу данных и извлечь именно те несколько фактов, которые представляют интерес. А такое для ЦРУ было редкостью. Управление по-прежнему тратило слишком много средств на сбор информации, считал Грир, и недостаточно – на её изучение. В работе аналитиков не было того внешнего блеска и романтического ореола, которыми Голливуд наделяет тайных агентов, действующих за рубежом. Однако Джек умел анализировать сообщения, полученные от оперативников, а также данные, почерпнутые из технических источников. Он не боялся принимать решения и высказывать своё мнение, нравилось ли то его начальникам или нет.

Иногда это раздражало старого адмирала, но в целом ему импонировали подчинённые, к которым он испытывал уважение. В ЦРУ и так с избытком тех, кто только и способны целовать задницу боссам, подумал Грир.

Военно-морская академия США

При том, что левая нога у него была ампутирована выше колена, Оливер Уэнделл Тайлер сохранил внешность весельчака и вкус к жизни. Его жена могла это подтвердить. За четыре года после ухода с военной службы в семье их прибавилось ещё трое детей и это к тем двоим, что у них уже были, а сейчас они ждали шестого.

Райан нашёл Тайлера за столом в Риковер-холле, здании научно-технического факультета академии. Он проверял работы курсантов.

– Как дела, Скип? – спросил Райан, опершись плечом о дверную раму. Его водитель из ЦРУ остался в вестибюле.

– Привет, Джек! А я думал ты в Англии. – Тайлер «вскочил на ногу», как он сам выражался, – и запрыгал навстречу Райану, чтобы пожать ему руку. Его протез вместо ступни кончался квадратным резиновым наконечником и немного сгибался в коленном суставе. Шестнадцать лет назад Тайлер выступал полузащитником во второй команде «Все звезды», и мышцы его были не менее твёрдыми, чем алюминий и фибергласс в искусственной ноге. От рукопожатия Тайлера поморщилась бы даже горилла. – Как ты тут оказался?

– Прилетел поработать кое над чем и сделать кое-какие покупки. Как поживает Джин, как твои.., сколько их там? Пятеро?

– Пять и две трети.

– Опять? Джин следовало бы кастрировать тебя.

– Она такого же мнения, но у меня и без того не хватает деталей. – Тайлер рассмеялся. – Думаю, это компенсация за все годы монастырской жизни на атомной подлодке. Иди сюда, присаживайся.

Райан устроился на краю стола, открыл кейс и протянул Тайлеру папку.

– Мне хотелось показать тебе кое-какие фотографии.

– О'кей. – Тайлер открыл папку. – Чья это?.. Русская, конечно! Ну и большая же стерва. Судя по форме корпуса – ракетоносец типа «тайфун», только сильно модифицированный. Двадцать шесть пусковых ракетных установок вместо обычных двадцати. И кажется длиннее. Более плоский корпус. И шире?

– На два или три метра.

– Слышал, ты работаешь в ЦРУ. Наверно, не можешь об этом распространяться?

– Похоже на то. И ты в жизни не видел этих фотографий, Скип. Понятно?

– Понятно. – В глазах Тайлера мелькнуло веселье. – Так на что ты хочешь, чтобы я не смотрел?

Райан достал из папки увеличенные снимки.

– Взгляни вот на эти люки, в носу и на корме.

– Ага. – Тайлер положил снимки перед собой, один рядом с другим. – Очень большие, метра по два, расположены попарно в носу и в корме. Выглядят симметричными относительно продольной оси. Это не пусковые установки крылатых ракет, а?

– На подводном ракетоносце? Ты бы разместил их на стратегическом ракетоносце?

– Русские – странный народ, Джек, их проектировщики мыслят весьма своеобразно. Это те самые парни, что построили крейсер типа «Киров» с атомным реактором и паровой двигательной установкой на дизельном топливе. Гм.., два гребных винта. Кормовые люки не могут быть предназначены для буксируемой гидролокационной антенны – она будет мешать работе винтов.

– А если они остановят один винт?

– Русские поступают так с надводными кораблями для экономии топлива, а иногда – и с ударными подлодками. Управление двухвинтовым подводным ракетоносцем с одним выключенным винтом дело, наверно, весьма сложное. Говорят, что лодки типа «тайфун» и без того плохо поддаются управлению, а лодки с непредсказуемым поведением очень чувствительны к мощности, передаваемой на винтомоторную группу. Может случится, что её начнёт бросать из сторону в сторону, так что придерживаться заданного курса будет непросто. Ты заметил, что люки на корме сближаются?

– Нет.

Тайлер поднял голову.

– Черт побери! Как я сразу не сообразил?! Да это же водомётная движительная система! От этих курсантских работ у меня явное размягчение мозгов.

– Движительная система?

– Мы приглядывались к ней – лет двадцать назад, когда я ещё здесь учился. Впрочем, дальше экспериментов дело не пошло. Система оказалась недостаточно эффективной.

– Расскажи поподробнее.

– Эта система называется туннельной. Знаешь гидроэлектростанции в западных штатах? Это же по большей части плотины. Вода падает на колёса турбин, вращающих генераторы. А теперь создано несколько новых гидроэлектростанций, которые действуют вроде как наоборот. Их устанавливают в подземных реках, и текущая вода вращает импеллеры, а уже те в свою очередь вращают генераторы вместо модифицированного мельничного колеса. Импеллер – крыльчатка – походит на гребной винт, только в движение его приводит вода, а он сообщает движение судну за счёт отбрасывания воды. Существуют и другие незначительные технические различия, но ничего существенного. Пока тебе все понятно? Так вот, при этой движительной системе все происходит наоборот. Вода всасывается в носовой люк, а затем импеллеры выбрасывают её через кормовое отверстие, и образовавшаяся водная струя приводит в движение корабль. – Тайлер замолчал и нахмурился. – Насколько я помню, при этой системе на каждый туннель требуется больше одного импеллера. Эту систему подвергли испытаниям в начале шестидесятых годов и построили экспериментальную модель, прежде чем окончательно отказаться от неё. Одним из недостатков её явилось ещё и то, что один импеллер действует не так эффективно, как несколько. Что-то тут связанно с обратным давлением. Это был новый принцип, и возникли неожиданные трудности. В конце концов, если я не ошибаюсь, смонтировали четыре импеллера, и установка, должно быть, походила на осевой компрессор в турбореактивном двигателе.

16
{"b":"641","o":1}