ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Как вы собираетесь осуществить это, не привлекая внимания? – спросил Пелт.

– Доктор Пелт, нами с этого воскресенья запланирована учебная подготовка нескольких частей национальной гвардии на базе Неллис в Неваде. Это плановая переподготовка, ничего необычного. Теперь вместо Невады эти части будут переброшены в штат Мэн. Базы принадлежат Управлению стратегической авиации и по своим размерам смогут принять эти части. Там гарантирована безопасность.

– Сколько авианосцев в нашем распоряжении? – спросил президент.

– В данный момент только один «Кеннеди», сэр. У «Саратоги» на прошлой неделе разобрали для ремонта главную турбину, так что месяц потребуется на её замену. «Нимиц» и «Америка» находятся сейчас в Южной Атлантике – «Америка» возвращается из Индийского океана, «Нимиц» направляется в Тихий. Не повезло. Может быть, отозвать один авианосец из Средиземного моря?

– Нет. – Президент покачал головой. – Положение на Кипре остаётся слишком взрывоопасным. Да и нужно ли это? Если случится что-то.., неприятное, мы сможем справиться с их надводным флотом теми силами, которые имеются сейчас в нашем распоряжении?

– Да, сэр, – отозвался генерал Хилтон. – Доктор Райан прав: Атлантика – наш океан. Одни только ВВС могут выделить более пятисот самолётов для участия в этой операции, и ещё триста-четыреста у ВМС. Если начнётся какая-нибудь стрельба, советский флот ждёт скорый и неминуемый конец.

– Мы, разумеется, примем все необходимые меры, чтобы не допустить этого, – негромко заметил президент. – Сегодня утром сведения о происходящем просочились в прессу. Перед самым ланчем звонил Бад Уилкинз из «Таймс». Если американский народ раньше времени узнает о масштабе происходящего… Ты что-то хочешь сказать. Джефф?

– Господин президент, предположим, что анализ доктора Райана верен. Я не вижу, что мы сможем предпринять в отношении «Красного Октября», – сказал Пелт.

– Что?! – выпалил Райан. – Извините, сэр.

– Мы ведь не можем украсть русский подводный ракетоносец.

– Это почему? – произнёс Фостер. – Черт побери, у нас немало их танков и самолётов.

Члены Объединённого комитета начальников штабов снова закивали.

– Одно дело – самолёт с лётчиком или двумя, адмирал. И совсем другое – атомная субмарина с двадцатью шестью баллистическими ракетами на борту и командой больше сотни человек. Естественно, мы можем принять офицеров, которые попросят политического убежища.

– Итак, вы говорите, что, если эта подлодка всё-таки войдёт в Норфолк, – вмешался Хилтон, – мы просто вернём её русским? Боже мой, Пелт, на ней двести ядерных боеголовок! Неужели вы не понимаете, что когда-нибудь им может придти в голову использовать эти проклятые штуки против нас. Скажите, вы уверены, что хотите вернуть все это русским?

– Такая подводная лодка стоит миллиард долларов, генерал, – неуверенно произнёс Пелт.

Райан увидел улыбку на лице президента. Верно говорили, что он любитель оживлённых дискуссий.

– Судья, а каковы юридические аспекты этого дела? – поинтересовался президент.

– Существует закон адмиралтейства, господин президент. – На лице Мура отразилось беспокойство. – Мне никогда не доводилось заниматься такой практикой, приходится вспоминать то, чему учили нас на юридическом факультете. Закон адмиралтейства относится к категории jus gentium, международного права, одни и те же положения теоретически применимы ко всем странам. Американские и британские адмиралтейские суды постоянно цитируют решения друг друга. Однако я не знаю, каковы права мятежного экипажа.

– Судья, в данном случае мы имеем дело не с мятежом или пиратством, – заметил Фостер. – Насколько я помню, правильный юридический термин, применимый в данном случае, «баратрия». Если мятеж – это восстание членов корабельного экипажа против законных властей, то баратрия – намеренные действия капитана, офицеров или команды, причиняющие ущерб судну или грузу. Как бы то ни было, вряд ли юридическая казуистика применима в ситуации, где затрагивается проблема ядерного оружия.

– И всё-таки следует подумать об этом, адмирал, – задумчиво произнёс президент. – Как сказал Джефф, речь идёт об исключительно ценном корабле, который юридически является собственностью русских, и они будут знать, что корабль находится у нас. Думаю, мы едины во мнении, что в происходящем замешаны не все члены команды. Если это так, то те из них, кто не принимали участия в мятеже – или баратрии, как вы называете это, – захотят вернуться домой, когда все кончится. Нам ведь придётся отпустить их, правда?

– Придётся? – Генерал Максуэлл рисовал что-то в своём блокноте. – Неужели придётся?

– Генерал, – в голосе президент звучала сталь, – мы не пойдём на то, повторяю, не пойдём на то, чтобы заключить в тюрьму или ликвидировать людей, единственное желание которых состоит в том, чтобы вернуться домой к своим семьям. Это понятно? – Он обвёл взглядом сидящих за столом. – Если русским станет известно, что подводная лодка у нас, они потребуют её возвращения. А они узнают об этом от членов команды, которые изъявят желание вернуться домой. Да и в любом случае, как спрятать такой огромный корабль?

– Не исключено, что это возможно, – осторожно заметил Фостер. – Но команда действительно осложняет дело. Полагаю, нам представится возможность осмотреть подводную лодку?

– Вы имеете в виду карантинную инспекцию, проверку пригодности судна к плаванию в открытом море, может быть, таможенный контроль на отсутствие наркотиков, контрабанды?.. – Президент усмехнулся. – Думаю, это можно устроить. Но мы слишком забегаем вперёд. Прежде следует решить массу вопросов. Как относительно наших союзников?

– Здесь только что был английский авианосец. Мы сможем им воспользоваться, Дэн? – спросил генерал Хилтон.

– Почему бы и нет, если они согласятся. Совсем недавно закончились совместные противолодочные учения к югу от Бермуд, и англичане проявили себя с наилучшей стороны. Мы могли бы привлечь «Инвинсибл», четыре эскортных корабля и три ударные подлодки. Сейчас соединение полным ходом движется домой.

– Им известно о происходящем, судья? – спросил президент.

– Если только англичане сами догадались. Информация поступила к нам всего несколько часов назад. – Мур ничего не сказал о том, что у сэра Базила есть свой агент в Кремле. Райан тоже не знал об этом, до него доходили только отрывочные слухи. – С вашего разрешения, сэр, я попросил адмирала Грира приготовиться к вылету в Англию, чтобы проинформировать британского премьер-министра о развитии событий.

– А почему не послать ему…

Судья Мур отрицательно покачал головой.

– Господин президент, эти сведения.., ну, скажем, их можно передавать только через доверенное лицо.

На лицах присутствующих отразилось удивление.

– Когда он вылетает?

– Сегодня вечером, если вы не против. Вечером с базы Эндрюз отправляется пара рейсов с высокопоставленными пассажирами на борту. Делегации конгрессменов. – Заседания Конгресса закончились, и, как принято, конгрессмены отправляются в увеселительные поездки за казённый счёт. Ознакомительные командировки, Рождество в Европе.

– Генерал, нельзя ли побыстрее? – президент посмотрел на Хилтона.

– Можно послать VC-141, «Локхид-джетстар», он почти такой же скоростной, как и 135-й, будет готов через полчаса.

– Действуйте.

– Слушаюсь, сэр, отдам приказ прямо сейчас. – Хилтон встал и направился к телефону в углу зала.

– Судья, сообщите Гриру, чтобы он подготовился. На самолёте его будет ждать сопроводительное письмо для передачи премьер-министру. Я сейчас напишу его. Адмирал, вам нужен авианосец «Инвинсибл»?

– Да, сэр.

– Я попрошу предоставить его вам. Далее, что мы скажем нашим людям, находящимся в море?

– Если «Красный Октябрь» просто войдёт в гавань – ничего, но если нам понадобится установить с ним связь…

– Извините, судья, – заметил Райан, – по-видимому, мы будем вынуждены сделать это. Русские ударные подлодки, наверно, достигнут нашего побережья раньше «Красного Октября». В такой ситуации придётся предупредить Рамиуса – хотя бы ради того, чтобы спасти мятежных офицеров. Русские попытаются найти и потопить беглецов.

33
{"b":"641","o":1}