Содержание  
A
A
1
2
3
...
36
37
38
...
136

– Джош, прошлым летом Райан составил доклад о том, как проходит патрулирование советских ракетоносцев.

– Так это был он? Отличная работа. Там подтверждается кое-что из того, о чём я твержу уже не первый год. – Пейнтер встал, подошёл к иллюминатору в углу каюты и посмотрел на бушующее море. – Так что же нам нужно предпринять в связи с этим?

– В деталях операция ещё не разработана. Думаю, вы получите приказ обнаружить «Красный Октябрь» и попытаться установить контакт с его шкипером. Что будет дальше? Следует придумать способ доставить подлодку в безопасное место. Видите ли, по мнению президента, мы не сможем удерживать её у себя длительное время после того, как она окажется у нас, – если такое вообще произойдёт.

– Что? – стремительно повернулся Пейнтер. Оба адмирала не скрывали негодования. Дав им высказаться, Райан в считанные минуты объяснил ситуацию.

– Господи! Сначала вы ставите передо мной неразрешимую задачу, а потом говорите, что, если всё-таки нам удастся добиться своего, придётся вернуть русским их проклятую подлодку!

– Адмирал, когда президент поинтересовался моим мнением, я посоветовал оставить «Красный Октябрь» у нас, не возвращать его русским. Члены Объединённого комитета начальников штабов тоже на нашей стороне, вместе с ЦРУ – если это может послужить каким-то утешением. Но возникнет ситуация, при которой нам придётся вернуть домой тех членов команды, которые захотят этого, и тогда Советы узнают, что подлодка у нас, в этом можно не сомневаться. Впрочем, я понимаю и практические трудности, заставившие тех, кто возражает против нашей точки зрения, отстаивать свою позицию. Лодка стоит колоссальных денег и принадлежит Советам. Да и как спрятать ракетоносец водоизмещением в тридцать тысяч тонн?

– Подлодку нетрудно спрятать, достаточно её всего лишь потопить! – разъярённо выкрикнул Пейнтер. – На то они и предназначены, понимаете? Скажите, пожалуйста, – она принадлежит русским! Речь идёт не о каком-то пассажирском лайнере, черт побери! Лодка построена для того, чтобы убивать людей – наших людей!

– Адмирал, я на вашей стороне. – Райан старался охладить пыл собеседника. – Но вы сказали, сэр, что перед вами поставлена неразрешимая задача. Почему вы так считаете?

– Райан, нелегко найти подводный ракетоносец, если он не хочет этого. Мы прилагаем массу усилий, практикуя с нашими подлодками, – и то почти всегда все они коту под хвост. А вы говорите, что «Красный Октябрь» уже сумел пересечь незамеченным все северо-восточные линии СГАН. Атлантика – большой океан, а шумовой отпечаток подводного ракетоносца очень тихий.

– Понимаю вас, сэр, – кивнул Райан и молча выругал себя за то, что проявил слишком большой оптимизм, рассчитывая на успех.

– Твои парни в хорошей форме, Джош? – спросил Давенпорт.

– В очень приличной. Только что успешно прошли учения «Ловкий дельфин». Мы во всяком случае были на высоте, – поправился Пейнтер. – На противной стороне очень здорово проявил себя «Даллас». Мои противолодочные экипажи действуют отлично. Нам окажут помощь?

– Когда я покидал Пентагон, командующий морскими операциями выяснял, можно ли отозвать с Тихого океана часть «локхидов», так что в одиночестве тебя не оставят. Все средства, имеющиеся в нашем распоряжении, выйдут в море. Ты командуешь единственным авианосцем в Северной Атлантике, так что тебе придётся возглавить тактическую боевую группу. Кончай прибедняться, Джош, в твоём распоряжении наши лучшие противолодочные силы, и ты знаешь, как распорядиться ими.

Пейнтер налил себе кофе.

– Ну хорошо, у нас одна авианосная палуба. «Америка» и «Нимиц» все ещё в доброй неделе хода отсюда. Райан, вы сказали, что летите сейчас на «Инвинсибл». Нам отдадут и его?

– Президент занимается этим. Авианосец вам действительно нужен?

– Конечно. У адмирала Уайта отличное чутьё при ведении противолодочной войны, и его парням здорово повезло во время учений «Ловкий дельфин». Они «потопили» две наших ударных подлодки, так что Винс Галлери метал громы и молнии. Везение – существенная часть этой игры. Тогда у нас будет две авианосных палубы вместо одной. Может быть, нам дадут ещё S-3? – Пейнтер имел в виду противолодочные самолёты «локхид-викинг», способные базироваться на авианосцах.

– Зачем они тебе? – спросил Давенпорт.

– В этом случае я переброшу свои F-18 на береговые аэродромы, и это позволит нам разместить на «Кеннеди» ещё двадцать «викингов». Мне не хочется терять ударную мощь, но сейчас нам нужны противолодочные самолёты, а это значит – больше S-3. Знаете, Джек, если вы ошибаетесь в намерениях русских, без F-18 нам трудно будет справиться с их надводными кораблями. Вы отдаёте себе отчёт в том, каким количеством ракет класса «корабль-корабль» они располагают?

– Нет, сэр. – Райан действительно не знал, но не сомневался, что у русских таких ракет больше чем достаточно.

– Мы – единственный авианосец в этом тактическом соединении, и это превращает нас в главную цель русских. Если они возьмут нас на прицел, сначала мы почувствуем себя очень одиноко, а затем ситуация станет весьма неуютной. – Зазвонил телефон, и командир авианосца поднял трубку. – Пойнтер слушает. Да. Спасибо. Ну что ж, «Инвинсибл» только что развернулся и идёт к нам в сопровождении двух эскадренных миноносцев. Нам выделили авианосец и два эсминца. Остальные эскортные корабли и три ударные подлодки по-прежнему на пути домой, в Англию. – Он нахмурился. – Не могу их тут винить. Выходит, нам придётся выделить надёжный эскорт английскому авианосцу, но всё-таки они заметно усилят наше соединение. Вторая авианосная палуба нужна нам позарез.

– А мы не сможем перебросить Райана к англичанам на вертушке? – Неужели Давенпорту известно о сути поручения, полученного мной от президента? – подумал Райан. Что-то уж слишком адмирал заинтересован побыстрее сбыть меня с «Кеннеди».

– Для вертушки это слишком далеко, – покачал головой Пейнтер. – Может, попросить англичан выслать за ним «харриер»[11]?

– Но ведь «харриер» – истребитель, сэр, – возразил Райан.

– У англичан есть экспериментальный вариант двухместного «харриера». Он предназначен для обнаружения подводных лодок. Говорят, действует достаточно успешно за пределами дальности вертолёта. Именно с его помощью они и «прикончили» одну из наших ударных подлодок, прямо-таки застигли её врасплох. – Пойнтер допил кофе.

– О'кей, господа, спустимся в центр противолодочной обороны и попытаемся придумать что-нибудь. Полагаю, мне придётся принять решение. Кроме того, свяжемся с «Инвинсиблом» и попросим их выслать за тобой птичку, Джек.

Адмиралы вышли из каюты, и Райан последовал за ними. Он провёл в центре ПЛО два часа, наблюдая за тем, как Пейнтер перемещает свои корабли в море, словно гроссмейстер шахматные фигуры на доске.

Ударная подлодка «Даллас»

Барт Манкузо дежурил в центре управления огнём уже больше двадцати часов. Всего несколько часов сна отделяло эту вахту от предыдущей. За это время он съел сандвичи, выпил кофе и коки для разнообразия заставили своего командира выпить две чашки бульона из сублимированных кубиков. Сейчас Манкузо без особого энтузиазма в раздумье уставился на третью.

– Командир? – вывел его из задумчивости голос Роджера Томпсона, начальника гидроакустической службы.

– Да. В чём дело? – Манкузо оторвался от тактического дисплея, занимавшего все его внимание на протяжении нескольких суток. За Томпсоном, который стоял у входа в помещение, виднелась фигура Джоунза с блокнотом и чем-то, похожим на магнитофон.

– Сэр, Джоунзи обнаружил что-то. Мне кажется вам следует с этим ознакомиться.

Манкузо не любил, когда его беспокоили во время вахты, – его терпение и без того за долгие часы подвергалось испытанию. Однако Джоунз выглядел более чем взволнованным.

– Хорошо, подойдите к прокладочному столику.

Прокладочный столик «Далласа» был новым прибором, подключённым к компьютеру ВС-10, и выдавал изображение на дисплей размером четыре на четыре фута. По мере движения подлодки двигалось и изображение. Это делало лишними бумажные карты, хотя их по-прежнему держали на борту благодаря единственному преимуществу – они не бьются.

вернуться

11

«Харриер» – английский истребитель с вертикальным взлётом и посадкой.

37
{"b":"641","o":1}