ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Отлично! Знаешь, старик ждёт тебя с нетерпением. Иди прямо к нам.

Тайлер положил распечатку в портфель и запер его. Он ещё раз поблагодарил сержанта и поковылял к двери. Снова оглянувшись на «Крей-2», он подумал, что хорошо бы ещё когда-нибудь поработать на этой машине.

Ему не удалось найти действующий лифт и потому пришлось тащиться вверх по пологому пандусу. Через пять минут у входа в коридор он увидел морского пехотинца.

– Вы – капитан третьего ранга Тайлер, сэр? – спросил охранник. – У вас есть удостоверение личности?

Тайлер показал капралу свой пропуск в Пентагон, одновременно пытаясь понять, сколько одноногих офицеров-подводников может проходить здесь за сутки.

– Спасибо, капитан. Идите по этому коридору. Вы знаете номер комнаты?

– Да, конечно. Спасибо, капрал.

Вице-адмирал Додж сидел на краю стола, читая донесения, отпечатанные на папиросной бумаге. Это был небольшой напористый мужчина, он завоевал репутацию боевого командира-подводника за время командования тремя различными подлодками, а затем руководил программой разработки и освоения ударной подлодки типа «лос-анджелес», длившейся продолжительное время. Теперь он был «Великим дельфином» – старшим адмиралом-подводником, воюющим с Конгрессом.

– Скип Тайлер! Хорошо выглядишь, парень. – Додж незаметно посмотрел на искалеченную ногу Тайлера, встал и подошёл к нему, чтобы пожать руку. – Слышал про твои успехи в академии.

– Вроде не жалуются, сэр. Иногда даже доверяют отбор игроков для некоторых встреч.

– Гм-м, жаль, что тебе не доверили отбор игроков для армейской сборной.

Тайлер театрально покачал головой.

– Мне доверили-таки посмотреть на игры их команды, сэр, – вздохнул он. – Просто в этом году они уж очень здорово играли. Вы ведь слышали об их куотербеке?

– Нет, а кто он? – поинтересовался Додж.

– Он выбрал бронетанковые войска, и его тут же послали в Форт-Нокс – только не осваивать танки, а самому стать танком.

– Вот это да! – засмеялся Додж. – Джонни говорит, что у тебя целая куча новых детишек.

– В конце февраля ожидаем шестого, – не без гордости заметил Тайлер.

– Шестого? Но ведь ты же не мормон и не католик. Откуда такая страсть к высиживанию птенцов?

Тайлер искоса бросил взгляд на своего бывшего начальника. Ему всегда претило предубеждение против многодетных семей, бытовавшее в атомном флоте. Начало этому, как и презрительное «высиживать птенцов», принадлежало Риковеру, который всякую семью, где больше одного ребёнка, считал многодетной. Чёрт возьми, что плохого в том, чтобы иметь детей?

– Поскольку я больше не ныряю, надо же мне чем-то занять ночи и уик-энды. – Тайлер игриво поднял брови. – Между прочим, я слышал, что русские затевают какие-то странные игры.

На лице Доджа мгновенно появилось серьёзное выражение.

– Это уж точно. Пятьдесят восемь ударных подлодок Северного флота – все до единой атомные – мчат к нашим берегам вместе с большим соединением надводных кораблей и в сопровождении почти всех своих вспомогательных судов.

– И с какой же целью?

– Может быть, ты сможешь рассказать нам об этом. Пройдём-ка в святая святых.

Додж открыл дверь, и они вошли в просторное помещение, где Скип увидел последнюю техническую новинку: обзорный экран, на котором отражалась ситуация во всей Северной Атлантике – от Тропика Рака до арктических паковых льдов. На огромном экране виднелись сотни кораблей. Торговые суда были белыми с флагами, обозначающими их национальную принадлежность; советские корабли – красными и по форме соответствовали классам судов; а американские и союзные корабли – синими. Океан в самом деле казался переполненным.

– Господи!

– Ты совершенно прав, парень, – мрачно кивнул адмирал. – У тебя какой допуск?

– Высшей степени секретности, и я допущен также к специальным проектам. Просматриваю все, что у нас есть по их технике, а также занимаюсь работой с Управлением морских систем.

– Джонни сказал, что это ты производил оценку тактико-технических характеристик нового «Кирова», только что посланного в Тихий океан, – ничего не скажешь, хорошая работа.

– Эти две «альфы» идут к Норфолку?

– Похоже на то. И сколько нейтронов сжигают по пути! – Додж указал на одну из подлодок. – Вот эта идёт к Лонг-Айленду, словно собирается блокировать вход в Нью-Лондон, а эта, мне кажется, направляется к Бостону. Вот эти «Викторы» поотстали, но не очень. Русские лодки уже стоят у входа в большинство британских портов. К понедельнику у них будет по две, а то и больше у каждого из наших.

– Мне это совсем не нравится, сэр.

– И мне тоже. Как видишь, мы вывели в море почти все наши силы. И вот любопытная штука – всё-таки не понятно, ради чего они все это делают. Я… – Вошёл капитан Коулман.

– Минутку.

– Джеймс Грир? – За спиной Тайлера стоял Додж: – Ты работаешь на него?

– Грир слушает. Вас зовут Скип Тайлер?

– Да, сэр.

– У вас есть для меня эти сведения?

– Да, сэр, есть.

– Где вы сейчас?

– В Пентагоне, сэр.

– О'кей, сейчас же приезжайте ко мне. Вы знаете, где мы находимся? Охрана у ворот будет вас ждать. Выезжай немедленно, сынок. – Грир положил трубку.

– Ты работаешь на ЦРУ? – спросил Додж.

– Сэр, я не могу ответить на ваш вопрос. Извините меня, сэр, но мне нужно срочно доставить информацию.

– Мою?! – рявкнул адмирал.

– Нет, сэр. Она была уже у меня с собой, когда я пришёл к вам. Честное слово, адмирал. И я постараюсь, чтобы она вернулась к вам.

– Позвоните мне, – приказал Додж. – Мы останемся здесь на всю ночь.

Штаб-квартира ЦРУ

Поездка по Джордж Вашингтон-паркуэй оказалась проще, чем ожидал Тайлер. Старое шоссе было забито машинами, владельцы которых совершали рождественские покупки, но двигались автомобили довольно быстро и почти без остановок. Он свернул с шоссе на нужной развилке и подъехал к посту охранника перед главным въездом в Лэнгли. Шлагбаум был опущен.

– Ваше имя Тайлер, Оливер У.? – спросил охранник. – Удостоверение, пожалуйста.

Тайлер передал ему свой пропуск в Пентагон.

– О'кей, капитан. Подъезжайте прямо к главным воротам. Там вас встретят.

Понадобилось две минуты, чтобы проехать к главному входу через почти пустые автостоянки, покрытые льдом после вчерашней оттепели. Вооружённый охранник, ожидавший его, попытался помочь Тайлеру выйти из машины. Скип не любил, когда ему помогали, и отстранил руку охранника. Под навесом главного входа в здание его ждал ещё один встречающий, и Тайлера пропустили прямо к лифту.

Адмирал Грир сидел перед камином в своём кабинете и словно дремал. Скип не знал, что заместитель директора ЦРУ по разведывательной деятельности всего несколько часов назад вернулся из Англии. Адмирал поднялся и отпустил своего офицера службы безопасности, одетого в штатское.

– Вы, должно быть, Скип Тайлер. Подойдите сюда, присаживайтесь.

– У вас отлично горит камин, сэр.

– Его не стоило разжигать. Когда я смотрю на огонь, меня клонит ко сну. Впрочем, сейчас было бы неплохо вздремнуть. Итак, что вы привезли мне?

– Можно спросить, где сейчас Джек?

– Можно. Он в отъезде.

– Понятно. – Тайлер открыл замок портфеля и достал оттуда распечатку. – Сэр, я смоделировал ходовые данные русской подлодки. Я могу узнать её название?

– Да, заслужил это, – усмехнулся Грир. – Она называется «Красный Октябрь». Извини меня, сынок. Последние два дня я был очень занят, а когда устаю, забываю о правилах поведения. Джек сказал, что ты умён и сообразителен. То же самое говорится в твоём досье. А теперь расскажи мне, что ты сумел выяснить. На что способна эта подлодка?

– Видите ли, адмирал, у нас обширный объём данных о ней, и…

– Покороче, капитан. Я не играю с компьютерами. Для этого у меня есть специалисты.

– Её скорость от семи до восемнадцати узлов, наиболее оптимальная – от десяти до двенадцати. При такой скорости её шум примерно такой же, как и у «янки»[14] при шести узлах, но там следует принять во внимание и шум реакторной установки. Более того, характер шума резко отличается от того, к которому мы привыкли. Эти модели с несколькими импеллерами не издают нормального шума при движении, как подлодки с гребными винтами. У них образуется нечто похожее на грохот с неравномерными гармониками. Джек говорил вам об этом? Такой шум объясняется тем, что в туннелях создаётся обратная волна, создающая сопротивление потоку воды, отчего и возникает грохот. По-видимому, избежать этого невозможно. Наши парни потратили два года, пытаясь как-то отделаться от такого шума, и вместо этого открыли новый закон гидродинамики. Вода ведёт себя почти как воздух в турбореактивном двигателе на холостом ходу или при малых оборотах, если не считать того, что она не поддаётся сжатию, как это происходит с воздухом. Таким образом, наши парни сумеют обнаружить какой-то шум, но его характер будет иным. Им придётся привыкнуть к совершенно иному акустическому почерку. К этому нужно прибавить более низкую интенсивность издаваемого звукового сигнала, и перед вами подводная лодка, которую труднее обнаружить, чем любую другую, имеющуюся сейчас в распоряжении русских.

вернуться

14

По классификации НАТО «янки» – советский подводный ракетоносец, имеющий на вооружении 20 баллистических ракет.

53
{"b":"641","o":1}