Содержание  
A
A
1
2
3
...
64
65
66
...
136

– Вероятнее всего, Путин убит, – продолжил Падорин. – У него единственного остались дома жена и дети.

– Вот это мой второй вопрос, – вставил Нармонов, заметив слабое место противника. – Почему никто из офицеров «Красного Октября» не имеет семей? Разве это о чём-то не говорит? Неужели мы, члены Политбюро, должны следить даже за такой ерундой? Вы что, не можете думать самостоятельно?

Как будто вы разрешите нам это, подумал Падорин.

– Товарищ генеральный секретарь, большинство командиров наших подлодок предпочитают, чтобы у них служили молодые неженатые офицеры. Морская служба требует от человека всех сил, а мысли одиноких мужчин меньше отвлекаются на проблемы, не связанные с морем. Более того, каждый старший офицер подводного ракетоносца «Красный Октябрь» является достойным членом партии и отлично проявил себя в прошлом. Я не отрицаю, что Рамиус оказался предателем, и я с радостью придушил бы этого мерзавца собственными руками, но он обманул больше умных людей, чем находится сейчас в этом помещении.

– Вот как? – заметил Александров. – Раз мы оказались теперь по горло в дерьме, как нам выбраться из него?

Падорин сделал глубокий вдох. Это был вопрос, которого он ждал.

– Товарищи, на борту «Красного Октября» есть ещё один агент главного политического управления, о существовании которого не известно ни Путину, ни Рамиусу.

– Что?! – воскликнул Горшков. – Почему мне не известно об этом?

– Это первые разумные слова, которые мы услышали сегодня, – улыбнулся Александров. – Продолжайте.

– Этот человек входит в состав команды в качестве рядового матроса. Он связан непосредственно с центральным аппаратом ГПУ, минуя все оперативные и политические каналы. Его зовут Игорь Логинов. Ему двадцать четыре года…

– Двадцать четыре! – негодующе воскликнул Нармонов. – Как вы могли доверить мальчишке столь ответственное поручение?

– Товарищ генеральный секретарь, задача Логинова в том, чтобы ничем не выделяться среди остальных матросов, слушать их разговоры и искать возможных предателей, шпионов и саботажников. На самом деле он выглядит ещё моложе. Логинов служит с молодыми людьми призывного возраста и потому сам должен быть молодым. В действительности же он закончил Высшее военно-морское политическое училище в Киеве и Разведывательную академию ГРУ. Он сын Аркадия Ивановича Логинова, директора казанского сталелитейного завода имени Ленина. Многие из вас знакомы с его отцом. – Сидевшие за столом закивали, вместе с ними кивнул и Нармонов. В глазах его промелькнула искорка интереса. – Для выполнения такого задания выбираются самые надёжные и проверенные люди. Я сам встретился и побеседовал с этим молодым человеком. У него безупречное прошлое, и он советский патриот до мозга костей.

– Я знаком с его отцом, – подтвердил Нармонов. – Аркадий Иванович – отличный человек и воспитал достойных сыновей. Какие поручения даны этому юноше?

– Как я уже сказал, товарищ генеральный секретарь, при обычных обстоятельствах он должен прислушиваться к разговорам членов команды, присматриваться к ним и докладывать о том, что ему удалось выяснить. Логинов занимался этим два года и отлично проявил себя. Он не связан с замполитом подлодки и посылает свои донесения прямо в Москву или встречается с одним из моих представителей. С замполитом ему приказано связаться в крайнем случае. Если Путин жив – а я сомневаюсь в этом, – он должен быть одним из предателей, и тогда Логинов не обратится к нему. В случае самой крайней необходимости он получил приказ взорвать корабль и спастись.

– Это действительно возможно? – спросил Нармонов. – Что скажете. Горшков?

– Товарищи, на всех наших кораблях, особенно на подводных лодках, установлены мощные подрывные заряды, способные быстро затопить судно.

– К сожалению, – покачал головой Падорин, – они, как правило, лишены взрывателей и установить их может только капитан. После случая со «Сторожевым» нам в Главном политическом управлении пришлось признать, что подобное может повториться и наиболее опасная ситуация создастся в том случае, если это произойдёт с подводной лодкой, вооружённой ядерными ракетами стратегического назначения.

– А-а, – не выдержал Нармонов, – этот юноша служит техником и обслуживает ракетные установки?

– Нет, товарищ генеральный секретарь, он корабельный кок, – ответил Падорин.

– Великолепно! Весь день варит картошку! – Нармонов вскинул вверх руки. Он почувствовал, что его надежды рассыпались в прах и перестал сдерживать ярость. – Вы понимаете, Падорин, что вам угрожает расстрел?

– Товарищ генеральный секретарь, будучи коком, он вне всяких подозрений. – Падорин говорил спокойно и хладнокровно, стараясь показать этим людям, что не боится смерти. – На «Красном Октябре» камбуз и офицерская кают-компания находятся на корме. Кубрики команды – в носовой части, и матросы едят там, потому что у них нет общего помещения. Между камбузом на корме и матросскими кубриками в носу расположен ракетный отсек, и кок вынужден проходить через него десятки раз в день, так что его присутствие в ракетном отсеке не является чем-то необычным. Корабельный морозильник расположен на нижней передней ракетной палубе. Наш план принимает во внимание то обстоятельство, что командир ракетоносца может извлечь взрыватели из подрывных зарядов и спрятать. Прошу принять во внимание, товарищи, что мы тщательно продумали все детали нашего плана.

– Продолжайте, – пробурчал Нармонов.

– Как объяснил раньше товарищ Горшков, на борту «Красного Октября» находятся двадцать шесть баллистических ракет класса «морской ястреб». Они работают на твёрдом топливе, и на одной ракете находится предохранительное взрывное устройство, срабатывающее на расстоянии.

– Взрывное устройство, срабатывающее на расстоянии? – В голосе Нармонова прозвучало недоумение.

До этого момента остальные военные, приглашённые на заседание, сидели молча. Падорина удивило, когда тишину нарушил генерал В. М. Вышенков, командующий Ракетными войсками стратегического назначения.

– Эти детали прорабатывались нашими исследовательскими бюро несколько лет назад. Как вам известно, при испытании ракет на них устанавливают предохранительные взрывные устройства, действующие на расстоянии. Они предназначены для того, чтобы взорвать ракету, если она отклонится от заданной траектории. В противном случае ракета может упасть на один из наших городов. С баллистических ракет, состоящих на боевом дежурстве, эти устройства обычно сняты – по очевидной причине, иначе империалисты могут найти способ взрывать их в полёте.

– Значит, наш юный товарищ из ГРУ взорвёт ракету. А что случится с боеголовками? – спросил Нармонов. Будучи инженером по образованию, он всегда интересовался техническими подробностями, и умные идеи привлекали его.

– Товарищ генеральный секретарь, – продолжал Вышенков, – боеголовки на баллистических ракетах приводятся в боевую готовность с помощью акселерометров. Таким образом, взрывные механизмы не будут взведены до тех пор, пока ракеты не достигнут расчётной скорости. Американцы пользуются аналогичной системой и по той же причине, чтобы избежать вредительства. Эти системы абсолютно надёжны. Вы можете сбросить такую боеголовку с вершины московской телевизионной башни на стальную плиту, и она не взорвётся. – Генерал имел в виду огромную телевизионную башню в Останкино, строительством которой руководил лично Нармонов в бытность министром связи. Вышенков неплохо разбирался в политике.

– На ракете с твёрдым топливом, – добавил Падорин, понимая, что теперь он в долгу у Вышенкова, и надеясь, что сумеет прожить достаточно долго, чтобы вернуть долг, – предохранительное устройство воспламеняет одновременно все три ступени ракеты.

– Значит, ракета взлетает? – спросил Александров.

– Нет, товарищ академик. Третья ступень может взлететь, если сумеет пробить крышку ракетной установки. При этом ракетный отсек будет затоплен, и субмарина пойдёт ко дну. Но даже если этого не произойдёт, первые две ступени содержат столько тепловой энергии, что вся подводная лодка превратится в массу расплавленного металла, а это в двадцать раз больше, чем требуется, чтобы потопить её. Логинов знает, как обойти предохранительную систему на ракете, подготовить к взрыву дистанционный механизм, установить таймер и выброситься из подлодки с помощью спасательной капсулы.

65
{"b":"641","o":1}