ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Будь это все всерьёз, всех вас сейчас уже не было бы в живых – поняли, что мы хотим вам сказать?

Ричардсон нажал на кнопку радиопередатчика.

– Ведущий «лайнбэкер» вызывает «Сентри-дельту», – произнёс он открытым текстом. – Робин Гуд, повторяю, Робин Гуд. Звено «лайнбэкеров», говорит ведущий, всем собраться вместе. Летим домой!

– Звено «лайнбэкеров», это «Сентри-дельта». Великолепно! – отозвался старший оператор с АВАКСа. – Имейте в виду, что у «Киева» в воздухе два «форджера», расстояние тридцать миль на восток, летят к вам. Им придётся поторопиться, если они хотят перехватить вас. Будем держать в курсе. Конец связи.

Ричардсон быстро прикинул. Русские истребители вряд ли успеют перехватить его звено. Но даже если и успеют, двенадцать «фантомов» из 107-й эскадрильи истребителей-перехватчиков уже наготове.

– Черт побери, ведущий! – осторожно произнёс на его частоте «Лайнбэкер-4», тот, что занимался опрыскиванием полей на гражданской службе. – Ты видел, как эти индюки указывали на нас? Здорово мы потрясли их клетку, а?

– Внимание, всем быть наготове к появлению «форджеров», – предостерёг Ричардсон, от уха до уха улыбаясь под своей кислородной маской. Вот вам и лётчики национального резерва!

– Пусть только появятся, – донёсся голос «Лайнбэкера-4». – Стоит любому из этих козлов подлететь ко мне, это будет последняя ошибка в его жизни!

По мнению Ричардсона, четвёртый проявляет излишнюю агрессивность, зато водит своего «кабана» неплохо.

– Звено «лайнбэкеров», это «Сентри-дельта». «Форджеры» повернули обратно. Вам ничто не угрожает. Конец связи.

– Понял вас, конец связи. О'кей, звено, всем успокоиться и выстроиться вокруг меня. Летим домой. Думаю, мы заработали месячное жалованье. – Ричардсон посмотрел на радиопередатчик и убедился, что говорит открытым текстом. – Дамы и господа, говорит ваш капитан Барри Дружелюбный, – произнёс он шутку, принятую в авиакомпании «Ю-Эс айр», которая стала теперь своей и в 175-й эскадрилье. – Надеюсь, вы остались довольны полётом и будете всегда летать на авиалайнерах нашей компании «Летающий кабан».

Крейсер «Киров»

Адмирал Штральбо бросился из боевого информационного центра к флагманскому мостику, но опоздал. Самолёты, атаковавшие крейсер на бреющем полёте, меньше минуты оставались на краю радиолокационного экрана. Пучок осветительных ракет уже опускался позади линейного крейсера, несколько ракет догорало в воде. Адмирал видел, что вахтенные офицеры потрясены случившимся.

– За шестьдесят или семьдесят секунд до того, как они атаковали нас, товарищ адмирал, – доложил командир крейсера, – мы следили за большой группой приближающихся издалека самолётов, и тут эти четыре – мы думаем, что четыре, – истребителя подкрались к нам ниже нашего радиолокационного прикрытия. Несмотря на то что они глушили наши радары мерами электронного противодействия, мы успели навести ракеты на два из них.

Штральбо нахмурился. Все произошло совсем не так, как он ожидал. Если бы атака была настоящей, «Киров» в лучшем случае получил бы серьёзные повреждения. Американцы с радостью обменяли бы пару своих истребителей на атомный крейсер. Если все американские самолёты способны на подобные удары…

– Фантастическое высокомерие у этих американцев! – послышался голос замполита соединения.

– Мы сделали ошибку, провоцируя их, – недовольно произнёс адмирал. – Я ожидал чего-то подобного, но полагал, что налёт последует со стороны «Кеннеди».

– Но ведь это была ошибка, ну, наш лётчик напутал, – заметил замполит.

– В самом деле! Зато этот налёт не был ошибкой! Они только дали нам понять, Василий, что им не нравится наше присутствие в полутора тысячах километров от их побережья без надёжного прикрытия с воздуха и что у них наготове более пятисот истребителей-бомбардировщиков, готовых атаковать нас с запада по первому сигналу. Тем временем «Кеннеди» готовится напасть на нас как бешеный волк с востока. Нашему положению не позавидуешь.

– Американцы не осмелятся на такой шаг.

– Вы уверены в этом, товарищ замполит? Твёрдо уверены? А что, если один из американских лётчиков совершит такую же ошибку? И потопит один из наших эсминцев? И что, если американский президент свяжется с Москвой по «горячей линии» и принесёт извинения до того, как мы успеем доложить о случившемся? Они заверят наше руководство, что это был несчастный случай, и пообещают строго наказать виновного – тогда что? Вы считаете, что действия империалистов у их собственного побережья так легко предсказать? Я так не считаю. Мне кажется, что они ждут не дождутся малейшего предлога, чтобы напасть на нас. Давайте пройдём ко мне в каюту. Нам нужно обсудить это.

Адмирал и начальник политотдела флота прошли на корму. Каюта адмирала Штральбо была обставлена по-спартански. Единственным украшением была литография на стене, где Ленин обращался к красногвардейцам.

– В чём цель нашей операции, Василий? – спросил Штральбо.

– Поддерживать наши подлодки, помогать им в поиске…

– Совершенно верно. Наша задача заключается в том, чтобы оказывать поддержку, а не вести наступательные операции. Мы не нужны здесь американцам. Объективно говоря, я понимаю их. С таким количеством ракет на борту мы представляем для них немалую опасность.

– Но наши приказы и не заключаются в том, чтобы угрожать им, – возразил замполит. – Зачем нам наносить удар по их территории?

– А империалисты верят, разумеется, что мы боремся за мир и социалистический путь развития? Брось, Василий, это наши враги! Разумеется, они не доверяют нам. И, конечно, готовятся напасть на нас, если мы дадим им хоть малейший повод. Они уже мешают нашей основной операции, делая вид, что помогают нам. Им хочется выпроводить нас отсюда – а позволяя провоцировать себя агрессивными действиями, мы сами попадаем в эту ловушку. – Адмирал опустил глаза на свой письменный стол. – Так вот, отныне мы изменим наше поведение. Я отдам приказ флоту прекратить все операции, которые могут хоть как-то показаться агрессивными. Мы прекратим все полёты – за исключением обычного патрулирования. Мы не будем вызывающе вести себя по отношению к их флотским соединениям, находящимся поблизости. Наконец, мы будет пользоваться отныне только обычными навигационными радиолокаторами.

– И тогда?

– Смирим свою гордыню и будем кроткими, как овечки. Как бы нас ни провоцировали, не поддадимся на это.

– Некоторые могут счесть это трусостью, товарищ адмирал, – предупредил замполит.

Штрадьбо был готов к такому повороту разговора.

– Василий, неужели ты не понимаешь? Уже одной такой мнимой атакой они превращают нас в жертву. Заставляют включать новейшие и самые секретные средства обороны, что позволяет им получать информацию о характеристиках наших радаров и систем управления огнём. Они собирают сведения о наших истребителях и вертолётах, о манёвренности наших кораблей и, самое главное, о наших методах руководства боевыми действиями. С этим следует покончить. Слишком важна наша главная задача. Если американцы будут и дальше нас провоцировать, мы будем вести себя так, словно наша задача сугубо мирная – именно такой мы представили её американской стороне и такой она является в действительности. Тем самым они превращаются в агрессоров. Если же американцы не прекратят провоцировать нас и после этого, мы будем просто следить за тем, какова их тактика, ничего не давая взамен. Или ты предпочитаешь, чтобы они не дали нам выполнить поставленную перед нами задачу?

Замполит пробормотал, что согласен с решением командующего. Если им не удастся справиться с поставленной задачей, обвинение в трусости вряд ли будет иметь какое-то значение. А если они найдут ракетоносец с предателями, то станут героями, независимо от того, как развивались события.

Ударная подлодка «Даллас»

Джоунз уже потерял счёт часам, проведённым на вахте. Это можно было бы легко узнать, нажав кнопку на часах, но акустику не хотелось этого. Так он ещё больше испортит себе настроение.

76
{"b":"641","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Хаос: отступление?
Другой дороги нет
Леди и Некромант
Чистая правда
Алгоритмы для жизни: Простые способы принимать верные решения
На Туманном Альбионе
Пустошь
Академия пяти стихий. Возрождение
Радость малого. Как избавиться от хлама, привести себя в порядок и начать жить