ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Посланное им донесение в пути. На этот раз он не рисковал собой, посылая его. Может быть, его отрезвило время, проведённое в госпитале. И я принял решение снова предложить вывезти его сюда.

– Ещё раз?

– Боб, мы обязаны послать ему такое предложение.

– Я знаю. Сам посылал подобное предложение несколько лет назад. Старый козёл отказывается покинуть Россию. Понимаешь, случается, люди не могут жить, не рискуя жизнью. Или он считает, что ещё не истратил весь заряд своей ярости… Мне только что звонил сенатор Доналдсон. – Доналдсон занимал должность председателя Специального комитета по разведке.

– Вот как?

– Его интересует, что нам известно о происходящем. Он не верит в легенду насчёт спасательной операции и считает, что мы знаем подлинную причину.

– Интересно, кто подал ему эту мысль? – Судья Мур откинулся на спинку кресла.

– В самом деле, кто. У меня на этот счёт есть идея, которую стоит проверить. Мне кажется, пришло на то время, да и случай просто превосходный.

Два руководителя ЦРУ обсуждали подробности операции в течение часа. Прежде чем Риттер выехал на Капитолийский холм, они получили одобрение президента.

Вашингтон, округ Колумбия

Доналдсон заставил Риттера прождать пятнадцать минут в приёмной, пока сам читал газету. Сенатор сделал это намеренно: ему хотелось поставить заместителя директора ЦРУ на место. Некоторые замечания Риттера относительно утечки секретной информации из Капитолия задели за живое сенатора, представлявшего Коннектикут. Кроме того, было важно показать, что существует разница между назначенными правительственными чиновниками и избранниками народа.

– Извините, что заставил вас ждать, мистер Риттер. – Доналдсон не встал и не подал руку гостю.

– Ничего страшного, сэр. Выдалась возможность почитать журнал. Обычно редко удаётся найти время для этого.

С первой же минуты началось враждебное противостояние.

– Итак, что затевают Советы?

– Сенатор, прежде чем обсуждать этот вопрос, я должен сказать следующее: мне пришлось просить разрешение на беседу с вами у президента. Информация предназначена для вас одного, больше никто не должен узнать о ней. Никто. Это распоряжение поступило из Белого дома.

– В состав нашего комитета входят и другие сенаторы, мистер Риттер.

– Сэр, если бы вы не дали мне слова джентльмена, – Риттер улыбнулся, – я не смог бы сообщить вам эти сведения. Такой приказ я получил. Я служу исполнительной власти, сенатор, и получаю указания от президента. – Риттер надеялся, что спрятанный у него минирекордер записывает все, что он говорит.

– Согласен, – неохотно произнёс Доналдсон. Все эти глупые ограничения приводили его в ярость, но он был польщён, что ему доверили столь секретную информацию. – Продолжайте.

– Откровенно говоря, сэр, у нас нет абсолютной уверенности в том, что мы понимаем, что происходит.

– Вот как? Вы потребовали, чтобы я хранил в тайне и не рассказывал никому, что ЦРУ снова не имеет представления, что происходит в мире?

– Я сказал, что мы не имеем абсолютной уверенности. Но кое-что нам известно. Источником нашей информации является главным образом Израиль и отчасти французы. Из этих двух каналов мы узнали, что в советском флоте происходят весьма неприятные события.

– Это мне известно. Они потеряли подлодку.

– По крайней мере одну, но не в этом главное. Кто-то выкинул неприятный трюк, направленный против оперативного командования Северного флота. Я не знаю точно, но, по-моему, это поляки.

– Почему поляки?

– Подробности мне не известны, но французы и израильтяне поддерживают прочные связи с поляками, а у поляков давние счёты с Советами. Мне известно – по крайней мере я так думаю, – что в это дело не замешаны западные спецслужбы.

– Так что же случилось? – продолжал нажимать Доналдсон.

– Насколько нам стало известно, кто-то подделал документы – по крайней мере один, а может, и три, – направленные на то, чтобы устроить грандиозный скандал в советском флоте, – но дело вышло из-под всякого контроля. Многие видные военачальники в СССР прилагают сейчас массу усилий, чтобы прикрыть задницы – так утверждают израильтяне. Можно только гадать, но есть предположение, что были подделаны документы, искажающие оперативную задачу, поставленную перед подводным ракетоносцем, а затем послано письмо с поддельной подписью его капитана, угрожающего пуском баллистических ракет. Самое поразительное, что Советы поддались на провокацию. – Риттер нахмурился. – Впрочем, не исключена возможность, что все эти сведения перепутаны. Нам точно известно лишь то, что кто-то, скорее всего поляки, сыграл фантастически грязную шутку с русскими.

– Но не мы? – спросил Доналдсон, не скрывая подозрения.

– Нет, сэр, ни в коем случае не мы. Если бы мы попробовали такой трюк – даже если бы нам это удалось, что маловероятно, – русские могли бы попытаться устроить что-нибудь подобное с нами. Вот так начинаются войны, и вы знаете, что президент никогда не даст своего разрешения на подобную операцию.

– Но кому-нибудь в ЦРУ может оказаться безразличным мнение президента.

– Только не в моём управлении! С меня снимут голову. Неужели вы думаете, что мы сможем провести такую операцию и затем успешно скрыть её? Черт побери, сенатор, мне хотелось бы, чтобы у нас были такие огромные возможности.

– Но почему именно поляки и почему им удалось это?

– В течение некоторого времени до нас доходили слухи о том, что в их разведывательном сообществе существует группа инакомыслящих, которые испытывают чувство вражды по отношению к Советскому Союзу. У них может быть сколько угодно на то причин. Между поляками и русскими издавна существует глубокая ненависть, а русские склонны забывать о том, что поляки – прежде всего поляки, а уже потом коммунисты. Лично я считаю, что все это связано не столько с введением военного положения, сколько с тем, что произошло с папой. Нам известно, что наш старый друг Андропов разработал план, повторяющий дело Генриха Второго и Бекета[34]. Избрание польского кардинала папой чрезвычайно повысило престиж Польши, даже члены партии испытывают удовлетворение от этого. А Иван взял и наплевал на всю их страну, когда Войтыла стал папой, – возникает вопрос, у русских поехала крыша или что-то ещё? Что касается способностей польской разведывательной службы, не следует забывать, какой высокой репутацией она всегда пользовалась. Именно поляки сумели раскрыть тайну «Энигмы»[35] в 1939 году – поляки, а не англичане. У них исключительно эффективный разведывательный аппарат, причём по той же причине, что и у Израиля. У поляков враги на западе и враги на востоке. В такой обстановке и появляются прекрасные агенты. Нам точно известно, что у них масса своих людей в России, рабочих – «гастарбайтеров», – которыми Польша расплачивается с Нармоновым за экономическую помощь. Мы также хорошо знаем, что на советских верфях трудится немало польских инженеров. Согласен, это может показаться забавным – ни у одной из этих стран нет морских традиций, – но поляки построили много торговых судов для Советского Союза. Их верфи производительней русских, а за последнее время они стали оказывать техническую помощь – главным образом в области контроля за качеством – и на верфях, строящих боевые корабли для военно-морского флота.

– Таким образом, польские спецслужбы подложили Советам свинью, – подвёл итог Доналдсон. – Горшков был одним из тех, кто решительно выступали за военное вмешательство в события, происходившие в Польше?

– Это верно, однако в данном случае он оказался, скорее всего, случайной жертвой. Дело в том, что вмешательство поляков в деятельность советского военно-морского флота само по себе не имеет особого значения. Цель операции заключалась, по-видимому, в том, чтобы вызвать панику в высших военных кругах, а все они сосредоточены в Москве. Боже, как бы мне хотелось знать, что там происходит в действительности! Из тех пяти процентов информации, которые нам известны, эта операция является настоящим шедевром, именно о таких операциях потом рассказывают легенды. Мы работаем над этим, стараемся узнать как можно больше. Этим же занимаются англичане, французы, израильтяне – Бенни Херцог из Моссада, говорят, прямо из кожи вон лезет. Израильтяне любят устраивать подобные фокусы соседним странам, причём довольно часто. Официально они заявляют, что им ничего не известно, кроме тех сведений, которыми они поделились с нами. Может быть. Впрочем, вполне возможно, что они оказали полякам техническую помощь. Трудно сказать. Можно не сомневаться, что советский флот представляет стратегическую угрозу для Израиля. Однако нам требуется время, чтобы разобраться во всём. Информация, которую нам подсовывают израильтяне, кажется полученной слишком уж своевременно.

вернуться

34

Томас Бекет (1118—1170) – архиепископ Кентерберийский, который ограничил королевскую юрисдикцию в пользу церкви, и был убит по приказу короля Генриха II в Кентерберийском соборе.

вернуться

35

«Энигма» – немецкое шифровальное устройство. Раскрытие его секрета позволило союзникам длительное время читать тайные донесения германских агентов.

90
{"b":"641","o":1}