ЛитМир - Электронная Библиотека

Каникулы в добром лесу

Леса бывают разные – тайга для зверей, лесопарки для людей, и еще есть сказочные леса, где звери ведут себя, как люди – взрослые ходят на работу и смотрят телевизор, а детеныши ходят в школу и с нетерпением ждут каникул.

Однажды в таком лесу, на пляже возле речки, встретились три одноклассника – Тетерев Володя, бобр Игорек и выхухоль Антон. Когда он только пришел в класс, все думали, что выхухоль – это птица, но на самом деле это оказался маленький зверек, который живет по соседству с бобрами, в норках по берегам рек и озер. Понятно, что Антон хорошо плавал и глубоко нырял – не хуже, чем его друг Игорек.

Каникулы уже начались, можно было отдыхать и дурачиться, животные плескались в воде возле берега, а тетерев Володя сидел на сосне и бросал в них шишки. Устав и проголодавшись, друзья собрались на песочке – бобр быстро-быстро жевал траву, выхухоль обгрызал пойманную ракушку, а тетерев выклевывал из песка камушки побольше – ведь все знают, что птицам камушки очень нужны для пищеварения.

– Друзья, – лениво протянул Игорек, похлопывая по воде плоским широким хвостом, – а когда уроки делать будем?

Антон и Володя встрепенулись, но сразу же расслабились – каникулы начались!

– А таблица умножения?– вдруг вспомнил Володя и растопырил крылья.

– А что таблица? Успеем, целое лето впереди, – Антон ковырялся в своей ракушке.

– Марк Волосанович сказал, чтобы выучили ее назубок, – напомнил Володя.

Ребята посерьезнели – Марк Волосанович, пожилой серьезный еж, работал учителем в их младшем классе. Хоть он часто приходил в школу обвешенный грибами и листьями, почему выглядел смешно, но на самом деле был требовательным и серьезным учителем.

– А как это назубок? И на чей зубок?– Игорек потрогал лапой свои огромные и острые передние резцы. – Если на мой, то учить долго придется. Тем более у меня их целых двадцать, попробуй столько выучи.

– Ха, двадцать! У меня их целых сорок четыре!– воскликнул Антон, – вот где учить долго!

Володя и Игорек посмотрели на него с уважением– надо же, такой маленький, а зубов как у двух бобров и еще немножко!

– А мне, получается, вообще учить не надо!– вдруг сообразил Володя и распушил хвост, – у меня и зубов– то нет!

– А двойку Марк Волосанович все равно поставит, и зубы считать не будет, – рассудительно сказал серьезный Игорек,– вот ему и будешь потом клювом щелкать.

– А может, Володе засчитаем два зуба?– предложил Антон, – верхний и нижний, а то ведь без зубов и чистить нечего будет?

– А зачем их чистить?– Игорек ловко перекусил толстую ивовую ветку, – если дерево грызть, то они всегда сами чистятся.

– Ну да, тебе хорошо, – обиделся Антон, – а мне червячками и козявками чистить прикажешь? Нет уж, я по старинке, щеткой и пастой чищу.

– А мне и чистить нечего, – расстроился Володя, – эх, были бы у меня зубы, я бы за ними ухаживал и таблицу умножения бы учил.

– Так тебе же два зуба засчитали, – Антон улыбался во все свои сорок четыре, – вот и чисти себе. А таблицу и так выучим.

– А я тебе красивую щетку выгрызу, – предложил Володе Игорек, – а Антон пастой поделится.

– Нет, два зуба мало, – Володя нахохлился, – у вас вон сколько, а у меня… как у птенца малого.

Антон подобрал палку и пытался выковырять из нее червячка. Тот ловко прятался в дырке и не давался. А сам был таким красивым, розовым, аппетитным – так и хотелось его съесть!

Володя палку отобрал, приступил ногой и клювом ловко вытащил хитреца, осмотрел обоими глазами и отдал Антону.

– Ух ты, – завистливо проговорил тот, – всего два зуба, а какие ловкие! А почему сам не съел?

– Я лучше ягодок поклюю, – признался Володя, – или хвои сосновой. Ну или почек березовых. Полезно, витаминов много.

– И для зубов полезно, – Игорек, рассмеявшись, протянул пернатому другу свежевыточенную из веточки щетку, расщепленную на конце.

– Тебе бы тоже не мешало пастой зубы чистить, – заметил ему Антон, – хоть у тебя зубы и большие, но какие-то черные.

– Они всегда такие, – признался, смутившись, Игорек, – я как-то один сломал, он и внутри черный.

– И что, вырос?– заинтересовался Володя.

– Конечно, еще лучше стал,– похвастался юный бобр.

– Ну тогда отбеливающую пасту попробуй, – посоветовал Антон, – самый красивый бобр в лесу будешь.

Игорек задумался. Он представил, как сверкает белоснежными зубами, а все бобры смотрят на него с завистью и восхищением.

– Так на чей зубок будем таблицу умножения учить? – напомнил Володя.

– На твой, – засмеялся маленький Антон, – получим по двоечке и красота будет.

– Нет уж, давай лучше на твой, – закудахтал от смеха Володя, – на сорокчетверочку.

В конце концов друзья придумали так– выучить быстро, чтобы Володя не успел клюв почистить, крепко, как двадцать зубов Игорька, и отвечать остро, как сорок четыре маленьких зубика хищного Антона.

Спешащий по своим делам Марк Волосанович удивленно приостановился– каникулы еще только начались, а со стороны речки звучало: дважды два– четыре, дважды три– шесть, дважды четыре– восемь. Мудрый еж усмехнулся, фыркнул и осторожно, чтобы не хрустнуть ни одной веточкой, побежал дальше.

Марк Волосанович

Леса бывают разные – тайга для зверей, лесопарки для людей, а еще бывают леса, где звери ведут себя словно люди – взрослые ходят на работу, по вечерам смотрят телевизор, а детеныши бегают в школу и ждут каникул.

В одном таком лесу каникулы уже начались, но старый учитель – еж Марк Волосанович – так же каждый день ходил в школу. Оказывается, взрослые в школах работают даже на каникулах. Вот и Марк Волосанович спешил в свои начальные классы – нужно было покрасить полы, помыть окна, да и еще много чего сделать.

Он бежал по тропинке, сверкая блестящими пряжками на сандаликах – он специально их носил, чтобы быть издалека заметным, ведь обычно он одевался в лесной зеленый камуфляж с сетчатой спиной. Вернее, куртка сначала была нормальная, матерчатая, но как только пожилой еж ее надевал – сразу же делалась сетчатая, из-за иголок. На голове у него тоже всегда была камуфляжная шапочка из свежих земляничных листьев – просто он любил ночевать на природе, вот во сне листочки на иголки и налипали. Зато удобно – каждое утро цветочки и ягодки брошками на новых местах висят. И детям обрывать их нравится. В общем, без блестящих пряжек на сандаликах было никак– его хоть в лесу уважали, но могли случайно наступить. А так – бежит, блестит, фырчит – сразу видно, что зверь уважаемый.

И уважать было за что – наверное, весь лес у него в начальных классах учился. Ему даже звание присвоили – "Отличник зеленого просвещения".

А однажды он даже медаль получил – "За спасение в лесу". И вот как дело было. Одна коза – из деревни – вроде бы и с людьми жила, а ума не набралась, вздумала весной в лесу поиграть. И двоих котят с собой сманила. Пока до опушки шла – храбрилась, а как под деревья в тень попала – испугалась сразу и побежала куда глаза глядят. В яму они у нее глядели. Туда и провалилась. Ну и начала орать по-своему. Лесные звери сначала смотреть приходили, ну а потом надоело – орет и пусть себе, свои дела у всех есть. А котята к классу Марка Волосановича прибились, на уроках посидели и в столовую сходили на переменке. Ну а уж как ночь пришла – тут-то и поняли все, что коза в яме куда хуже, чем та же коза в деревне. Всем спать надо , а она орет. Час, два– всё орет, не умолкает. И котята пищат, ее жалеют. Пошел с ними еж на козу посмотреть, да не удержался, упал к ней в яму. И так удачно – всю исколол. Она от боли кааак прыгнет, кааак выскочит, и в деревню бегом! Ну и котята за ней ускакали. А Марку Волосановичу медаль дали – за спасение леса от козы.

А тут вот случай приключился. Бежал он по тропинке, пряжками сверкал, ягодками кивал, да вдруг треск вверху услышал – что-то в дерево врезалось и в озеро рядом с тропинкой упало. Посмотреть же надо – вдруг кто в беду попал? И точно – Гертруда Алефтиновна! Сова старая, слепая, наверное, в лесу всех дольше жила. Ночью-то летать боялась – вдруг кто обидит, а днем совы ведь не видят ничего. Вот она и приспособилась – утром, в сумерках, крылья разомнет, да до вечерних сумерек и дремлет. А тут, видимо, утро проспала, вылетела по привычке да со слепу в старую елку и врезалась. И сама в воду упала, да еще трое бельчат в первый раз из дупла вылезли – и их сбила.

1
{"b":"641393","o":1}