ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Меркант видел, что этот человек находится еще под впечатлением пережитого им. Но не задавал вопросов, ожидая, пока Циммерманн начнет говорить.

«Видимо, я попал в воздушную дыру. Во всяком случае, произошло непредвиденное увеличение скорости, так что меня отбросило головой назад. Наверное, я некоторое время был без сознания».

Меркант осмотрел рану.

«Это выглядит очень неприятно, капитан. Вам нужно пойти в санчасть. Но пока Вы не ушли, скажите мне, что это было за открытие, о котором Вы сообщили О'Хилэю».

Произнося эти слова, Меркант старался побороть сильный шок. При осмотре раны он стоял прямо позади Циммерманна, но его не очень сильно развитые телепатические способности уловили мысль, которая объяла его ужасом. Меркант не потерял присутствия духа. Не случайно за несколько лет он стал ведущей фигурой Международной разведывательной службы.

Несмотря на угрожающие сигналы, Меркант продолжал говорить, не подавая виду. Он посмотрел на офицера и спросил себя, что же в действительности могло с ним произойти.

«Что за открытие, сэр? — спросил Циммерманн и улыбнулся. — Это была шутка».

«Вы позволяете себе шутить с нами?» — спросил Меркант, все еще стоя позади сидящего капитана и не собираясь сдавать этой выгодной при данных обстоятельствах позиции.

Циммерманн медленно сказал: «Шутка была предназначена для сержанта, сэр. Я не мог предположить, что он передаст ее Вам в такой форме».

Чувство опасности у Мерканта еще усилилось.

«Странные у Вас представления о нашей службе, Циммерманн. Вы совершаете патрульные полеты для защиты нашей базы и отпускаете по поводу этой работы неудачные шутки. Так что же Вы видели?»

«Ничего, сэр!»

«Сидеть, капитан!» — резко приказал Меркант, когда Циммерманн хотел встать.

Несколько недель тому назад Меркант прочел об одном австралийском банковском служащем, предотвратившем благодаря своим телепатическим способностям ограбление. Меркант уже давно чувствовал за собой подобный талант, постепенно понимая, что это означает. Он отдал бы сейчас десять лет своей жизни, если бы стал настоящим телепатом. Он был дилетантом в этой области! Он не мог полностью реконструировать мысленную фразу, а всего лишь уловить ее главный смысл.

Разве при этом не могло произойти недоразумений? Как Циммерманну могло придти в голову захотеть его убить? Капитан, без сомнения, думал об убийстве. И это желание было направлена на него, Аллана Д. Мерканта, шефа Международной разведывательной службы.

Меркант через плечо посмотрел на мужчину и увидел на поясном ремне оружие. Мысль о том, чтобы неожиданным движением отобрать его, он тут же отбросил. Потому что Циммерманн, думающий об убийстве, уже давно сконцентрировал свое внимание на пистолете и опередил бы уступавшего ему в физическом отношении полковника. Мерканту нужно было собственное оружие, которое лежало в письменном столе.

Капитан не мог догадываться, что его противник предупрежден. Это было преимуществом Мерканта. Мерканту пришлось покинуть свое место позади Циммерманна, чтобы добраться до своего оружия. Он сделал это со словами, которые удивили того и заставили его помедлить.

«Я хотел кое-что сказать Вам, капитан. Я слышал Ваш разговор с О'Хилэем и записал его. Кроме этого, я слышал еще кое-что, что Вы, может быть, сможете объяснить мне. Во всяком случае, у меня нет впечатления, что Ваше сообщение было шуткой».

«Что Вы имеете ввиду?»

Меркант начал обходить вокруг письменного стола. Циммерманн вслед за ним медленно поворачивался в своем кресле, и вот, наконец, оба мужчины сидели друг против друга, а между ними был массивный письменный стол. В Циммерманне победило любопытство. Он не стрелял, выжидая.

Меркант включил магнитофон, достав одновременно свой пистолет, сразу же почувствовав себя абсолютно уверенно.

Он спокойно спросил: «Что Вы выиграете от того, что убьете меня?»

На этой фразе беседа закончилась.

Меркант ощутил эмоциональный взрыв другого. Его воздействие было таинственным и жестоким, Мерканта охватил ужас.

Циммерманн протянул руку к бедру и выхватил пистолет.

Хотя Меркант был готов к нападению, отреагировал он чуть ли не слишком поздно. Он еще не полностью осознал, что произошло с Циммерманном. Но, прежде, чем тот сумел выстрелить, Меркант нажал на курок своего оружия.

Капитан рухнул на пол. Меркант сидел, словно парализованный. Гром выстрела эхом отдавался в его ушах.

Сейчас произошло то, чего еще ни разу не случалось за все время существования МРА. В комнату без вызова ворвался сержант О'Хилэй. Увидев перед собой целого и невредимого полковника, он весь внутренне сжался и уставился на лежащего в кресле убитого.

«Сэр! Что случилось?» — выпалил он.

«Я застрелил капитана Циммерманна. Немедленно объявите тревогу! О мерах безопасности я распоряжусь сам».

О'Хилэй исчез, и вскоре взвыли сирены. Меркант достал микрофон из радиоящика.

«Говорит Меркант. С этой минуты на станции вводится чрезвычайное положение. Приказ сторожевому отделу, лейтенанту Хаусману: перекрыть все выходы. Особенно строго охранять лифтовую шахту. Всем лицам немедленно занять свои рабочие или личные помещения. Членов делегаций дружественных стран просьба собраться в Трансфер-отеле, на верхнем этаже. Более подробные объяснения я дам позже. Полковника Кретчера и доктора Куртиса прошу к себе. Благодарю Вас!»

Немного спустя вошли вместе полковник и врач. Доктор Куртис склонился над Циммерманном.

«Да, доктор, пожалуйста, осмотрите его и скажите мне, мертв ли он», — сказал Меркант.

«Вам нужно заключение?»

Меркант кивнул. — «В любом случае, док!»

«Это Вы застрелили капитана?» — растерянно спросил Кретчер.

«Я не хотел, чтобы получилось наоборот», — тихо ответил Меркант.

«Тем самым Вы утверждаете, что капитан Циммерманн напал на Вас. Простите, сэр, что я выражаюсь так прямо. У Вас есть свидетельства того, что это было необходимо?»

Мерканта не обидела подобная реакция.

«Циммерманн хотел выстрелить, и я опередил его. Таковы факты. Я должен узнать причины, которые приводят наших пользующихся доверием людей к подобного рода нападениям. Поведение Циммерманна настолько абсурдно, что вполне наводит на подозрение о заговоре. Только по одной этой причине я объявил о чрезвычайном положении. Нашей задачей будет быстро и радикально принять решительные меры, если подтвердится, что в нашей штаб-квартире есть еще и другие лица, кроме Циммерманна, которые ополчились на меня и на нашу организацию».

Затем Меркант повернулся к врачу. — «Вы установили смерть Циммерманна, доктор Куртис. Относительно ее причин у нас нет сомнений. Но несмотря на это, я хотел бы просить Вас осмотреть голову убитого. Я нашел там рану, относительно происхождения которой капитан дал мне довольно странное объяснение».

Куртис осмотрел рану, а затем объявил: «Кто-то нанес Циммерманну тяжелый удар по черепу. А точнее — видимо, справа и сверху. Черт возьми, сэр! Вы же ЗАСТРЕЛИЛИ его!»

«Что Вы хотите этим сказать?»

«Вы застрелили его, но не убили ударом по голове!»

«Насколько стара рана, доктор? — спросил Меркант. — Определите это точно».

«С полчаса», — ответил врач.

«Полчаса тому назад капитан еще находился вне станции, в своем самолете. У нас есть достаточно свидетелей этого».

«Хм, ничего не понимаю. У Циммерманна не было признаков слабости? Удар по затылку мог быть смертельным».

«В этом отношении Вы можете ошибаться. Циммерманн не был мертв, войдя сюда. Во всяком случае, его диагноз крайне интересен. Меня интересует, как и где получил капитан эту рану и как ему удалось выжить, несмотря на такое тяжелое ранение. Мы должны подробно осмотреть его самолет. Пойдемте, пожалуйста, вместе со мной наверх».

Мужчины отправились на посадочную площадку.

Машина была закрытым самолетом с кабиной на четыре человека, так что Меркант, Куртис и Кретчер удобно разместились в ней.

«Это место пилота, — сказал Меркант и сел в него. — Капитан утверждал, что попал в воздушную дыру. Его голова якобы откинулась назад».

15
{"b":"6414","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Шкатулка Судного дня
Форма воды
Generation «П»
Мысли парадоксально. Как дурацкие идеи меняют жизнь
451 градус по Фаренгейту
Раунд. Оптический роман
Шаман. В шаге от дома
Динозавры и другие пресмыкающиеся
Собибор. Восстание в лагере смерти