ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Выйдя на своей вспомогательной лодке из материнского корабля, Тако Какута, маленький японский телепортант, с той же скоростью приближался к кораблю ДЛ-ов. А космический корабль-шар после попытки световой атаки с безуспешным лучевым обстрелом отошел, направившись в обратный полет к Земле.

Первая часть плана Родана удалась. ДЛ-ы на сей раз не посчитали энергетический обстрел поводом для того, чтобы поспешно исчезнуть. Они вели психическую атаку на Реджинальда Булля прямо над Гоби и потому должны были удерживать свою теперешнюю позицию.

Это был момент для телепортации Тако!

Как только корабль арконидов исчез из непосредственной близости ДЛ-ов, их бдительность ослабла. Лодка Тако была слишком мала, чтобы можно было сразу определить ее местонахождение.

Инопланетяне чувствовали себя уверенно и отключили поглощающий энергию защитный экран своего корабля.

Японцу потребовалось четверть минуты, чтобы окончательно выровнять свою скорость. Удаление от корабля ДЛ-ов составляло семь тысяч километров.

Затем Тако Какута прыгнул и приземлился точно в помещении центрального поста управления противника.

Одной секунды ужаса находившихся там пяти деформаторов личности было достаточно для Тако, чтобы поджечь бомбу. После чего он телепортировался обратно в свою лодку, услышав в тот же момент взрыв овального корабля.

Вместе с ним это услышали многие другие: экипаж корабля-шара, наземная станция в Гоби и Реджинальд Булль, который словно чудом вдруг снова почувствовал себя свободным от какой бы то ни было опасности.

Сообщение о новой победе Перри Родана над вражеским космическим кораблем появилось на Земле на первых страницах газет. Симпатии к Третьей власти, до сих пор все еще считавшейся чем-то сомнительным, моментально возросли во всех странах.

Тем временем в Гоби подходил к концу один из самых необычных в истории человечества курс обучения. В уже построенном роботами зале заседаний собрались все одаренные с точки зрения парапсихологии люди, находящиеся в закрытой зоне Третьей власти.

Перри Родан сказал несколько слов по случаю завершения курса обучения.

«Вы все оказали мне такое доверие, на какое я не решался и надеяться. Я гарантировал Вам свободное возвращение домой. После того, как все Вы без исключения решили поступить на службу к Третьей власти, Вы конечно, через определенные промежутки времени, будете получать отпуск. Гипноблок никогда не заставит Вас выдавать какие-либо секреты во внеслужебное время. Теперь Вы члены Корпуса мутантов Третьей власти, который сегодня, в день своего официального создания, состоит пока еще из восемнадцати человек. Все Вы во время предыдущих бесед доказали, что Вам ясно историческое значение нашей новой организации с точки зрения космических связей. Вам известны пределы возможностей человечества, которые мы немного расширили первым полетом „Стардаста“. Но Вам известны также большие надежды, которые питает человечество в связи с распахнутыми воротами во Вселенную. Вы знаете, что скоро мы уже проникнем в самые глубокие тайны, о которых еще несколько лет тому назад ни один житель этой планеты не мог и мечтать. От Вас будет зависеть, как скоро мы проникнем в Космос».

Все разошлись. Перри Родан с огорчением увидел, что Тора ушла одной из первых. Он вообще-то был удивлен, увидев ее на этом собрании.

«Что с ней? — обратился он к Кресту. — Я хотел сблизиться с ней. В последнее время с ней все-таки уже можно было нормально поговорить, а кроме того, она сама сказала мне, что у нее есть даже чувства. Но вот уже почти неделю она не разговаривает со мной и постоянно меня избегает».

«Может быть, Вы слишком заботитесь об Анне Слоан», — сказал арконид.

Родан только посмотрел на него. У него было ощущение, что Крэст на сей раз ошибается, так как гордая арконидка не была ревнива.

Крэст тоже ушел, и Родан остался один. Но потом он вдруг почувствовал присутствие в помещении человека и обернулся. Далеко позади, в углу комнаты, стоял Хоумер Дж. Адамс. Со своей почти карликовой фигурой и большой головой, наклоненной вперед, словно под тяжким грузом, министр финансов Третьей власти выглядел почти застенчиво.

«Ну, Адамс, устал от поездки?» — приветливо спросил Родан.

Невысокий человечек подошел ближе и покачал головой.

«Что значит поездка из Нью-Йорка в Гоби на Ваших машинах, Родан? Меня беспокоит другое. Я не хочу скрывать своих талантов, но хороший министр финансов еще далеко не мутант. Тем не менее, Вы приняли меня в Корпус. Не было ли это ошибкой?»

Перри задумчиво улыбнулся. — «Скажите, Адамс, сколько будет 2.369,7 в третьей степени?»

«13.306.998,873.»

«Вы так быстро это сосчитали?»

«Нет, конечно, нет. Но Вы уже задавали мне этот вопрос несколько дней тому назад».

«И Вы запомнили результат?»

«Разумеется», — ответил Адамс.

«Ну хорошо, — сказал Родан. — Ни один нормальный человек не запомнит такого числа, о котором мы мимоходом упомянули в споре. Ни один человек с пятью органами чувств! Но Вы запомнили. У Вас фотографическая память».

Адамс задумался на минуту, потом его лицо озарила улыбка. Он выглядел очень довольным — собой и целым светом.

7.

Глаза мужчины вдруг расширились от ужаса, словно он увидел нечто невероятное. Но они смотрели в пустоту, в бесконечность синего неба над небольшим лесным озером. Потом они застыли, уже ничего не выражая.

Его рука, в которой он держал удочку, не дрожала. Она будто окаменела и не никак не отреагировала, когда пловца резко потянуло в глубину.

Если бы кто-нибудь мог всмотреться в черты лица мужчины, то в ужасе отпрянул бы. Страх смешался в нем с огромным удивлением — в течение пяти секунд. В эти пять секунд никто не узнал бы в мужчине обычного служащего Сэмми Дерринга, который уже в течение нескольких лет, к удовольствию своего начальства, исполнял свои обязанности в Министерстве обороны Западного блока. Он был холостяком и регулярно ездил на выходные на маленькое лесное озеро, чтобы наловить для своей хозяйки форелей. Сам он не очень любил рыбу, но придерживался мнения, что рыбная ловля успокаивает нервы. Свой небольшой спортивный автомобиль, второе хобби Сэмми, он припарковал на лесной дороге.

Сэмми Дерринг в эти пять секунд был почти мертв.

Его сознание, его рассудок или его душа — можно называть это как угодно — покинули тело.

Не добровольно. Его вынудили к этому. Нечто более сильное, непостижимое захватило его мозг, попросту проникло в него и вытеснило оттуда то, что в нем было.

В эти пять невероятных секунд Сэмми Дерринг мог сам себя видеть сидящим на берегу озера. Он незримо поднялся в виде голого сознания на несколько метров в высоту, глядя оттуда на себя. Он не понимал, что он видит. Собственно говоря, он — или скорее, его тело — должно было упасть. Но он продолжал сидеть, даже не заботясь о попавшейся на крючок рыбе.

В сознании Сэмми шевельнулась необходимость вытащить удочку, но застывшее под ним тело уже не слушалось его приказов. Кроме того, у него не хватило времени. Пять секунд прошли. Перед глазами Сэмми — хотя были ли у него еще глаза? — проплыла картина мирного лесного озера и исчезла. Невидимая сила унесла его с собой. На мгновение ему показалось, что он видит под собой огромный, выпуклый шар, а потом стало абсолютно темно. Он чувствовал, что его куда-то затягивает; затем неожиданно снова появились двигательные рефлексы. Он ощущал свои конечности, мог ими двигать.

Несмотря на темноту, он опять мог видеть. Он понял, что это не абсолютный мрак; помещение, в котором он находился, было слабо освещено. И тут ему в голову пришел вопрос о том, как он попал сюда, но ответ вдруг стал ему безразличен. Он пережил приступ слабости и находился в больнице. Другого объяснения не было.

Он был болен. Его охватила усталость. Почему никто не заботится о нем? Он догадывался, что кто-то находится совсем рядом. Он попытался подняться, но ему это не удалось. Значит, они нашли его на озере и принесли сюда? Как долго он был без сознания? Разве он не видел себя самого, сидящего там на озере? Его глаза привыкли к темноте, но свет стал еще более тусклым. Он почувствовал, что засыпает. Но опять было что-то, что не давало ему успокоиться. Какой-то сделанный им вывод. Прошло много секунд, пока он достиг его сознания.

20
{"b":"6414","o":1}