ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Достаточно, — тихо сказал Крэст. — Тама, этого действительно достаточно. Я думаю, мы можем на сегодня окончить занятия».

Крэст хотел сказать что-то еще, когда его прервало тихое гудение. Он поднял руку с универсальным прибором и ответил.

«Да, здесь Крэст!»

Это был доктор Франк М. Хаггард, специалист-медик из Австралии и создатель антилейкемической сыворотки, с помощью которой был вылечен Крэст. Он говорил из «Стардаста».

«Крэст, неприятные сообщения от Мерканта. ДЛ-ы снова зашевелились».

«Я так и думал. Где?»

«В США. Должен был быть захвачен министр обороны. В последний момент Мерканту удалось предотвратить худшее, но он не в силах противостоять всем случаям, которые останутся неизвестными. Он спрашивает, не можем ли мы ему помочь».

Крэст нахмурился.

«Конечно, мы поможем. Жаль только, что Перри еще не вернулся. У Вас есть связь с ним?»

«Со времени последней радиограммы уже нет. Они должны быть на пути сюда».

«Попытайтесь связаться с „Доброй надеждой“ и оповестить Родана. Может быть, он обнаружит овальный корабль ДЛ-ов и сможет его уничтожить. С ним Тако Какута».

«Я постоянно нахожусь у приемника, — ответил Хаггард. — Я пошлю через передатчик позывные. Но пока мы должны что-то предпринять».

Крэст бросил взгляд на Анне Слоан.

«Да, мы должны это сделать. Для чего же тогда Корпус мутантов? Боюсь, что ему предстоит первое большое испытание».

Пронизанные испарениями джунгли Венеры осели, и планета стала огромным серебряным серпом, блеск которого превосходил солнечный. Разумеется, это впечатление было обманчивым, потому что в действительности солнце было ярче. Но плотный облачный покров отражал ее свет с такой интенсивностью, что было почти невозможно смотреть невооруженным глазом на вторую планету Солнечной системы.

Сухопарая фигура мужчины у телеэкрана была неподвижной. С мечтательным выражением серых глаз наблюдал он за перемещающейся планетой, которую включил теперь в свои далеко идущие планы. Перри Родан знал, что Земля стала слишком мала для человечества.

Постоянно молчаливый доктор Эрик Маноли сидел рядом с Перри в своем кресле. Его небольшая фигура была почти не видна за массивной спинкой. Маноли тоже посвятил все свое внимание бесконечности оседающей планеты, которая была так похожа на ту Землю, какой она могла быть тысячу миллионов лет тому назад.

Меньшее впечатление это произвело на третьего мужчину, находящегося в помещении центрального поста управления «Доброй надежды». На своей койке лежал Реджинальд Булль, небольшой, коренастый, инженер списанного «Стардаста». Его взгляд скользил по строчкам какой-то книги. Иногда по его широкому лицу пробегала усмешка. Венера на телеэкране, казалось, абсолютно его не интересовала.

Но он же был тем, кто нарушил благоговейное молчание. Покачав головой, он захлопнул книгу, и лег на живот. Теперь можно было увидеть обложку. На ней были изображены джунгли. В центре из трясины торчал тонкий космический корабль, наполовину увязший. В открытом шлюзовом отсеке стоял мужчина и с помощью оружия-излучателя защищал свою жизнь от чудовищ, которые выглядели, как ящеры.

«Парня следовало бы посадить в тюрьму, — сказал он. — Утверждаю, что подобные фантазии вредны».

Перри Родан не отрывал взгляд от телеэкрана. Не поворачивая головы, он спросил:

«Кого надо посадить в тюрьму?»

«Парня, виновного в написании этого романа».

«Какого романа?»

Булли вздохнул.

«До вот — „База Венера“ — утопический роман. Представь себе, ему уже десять лет. Ни один человек тогда и не думал лететь на Венеру. Парень бодро опережает время, заставляет кого-то строить корабль и по-хозяйски направляет его на Венеру, после чего тот увязает в трясине. Героическая борьба с ящерами и жара, пока наконец его друг не прилетает на втором космическом корабле и не освобождает его. Поистине невероятно».

Перри Родан опустил кресло и посмотрел Булли в глаза. Он все еще продолжал удивляться, как безобидно выглядел этот Булли. И это при том, что кроме него и Булли не было ни одного человека, обладавшего таким высоким уровнем интеллекта. Этим они были обязаны гипнообучению арконидов, которое в течение нескольких дней дало им столько знаний, сколькими не располагало все человечество, вместе взятое. В головном мозге обоих мужчин были сосредоточены знания тысячелетней культуры и цивилизации. Но этого нельзя было сказать по виду Булли, наоборот, даже Перри зачастую недооценивал своего друга, глядя в его безобидное лицо. Однако, он слишком хорошо знал, что скрывалось за взглядом синих глаз.

«А что в этом невероятного? Разве автор не оказался прав? Разве на Венере нет трясин и ящеров? Разве там не жарко?»

Булли еще раз вздохнул.

«В том-то и дело! Все, о чем парень пишет, правда. Венера точно такая, как он ее изображает. Можно подумать, что он уже был там раньше нас. — Он приподнялся, опершись на правый локоть. — Это подлость!»

Булли снисходительно улыбнулся.

«Ты просто завидуешь. Ты не можешь простить автору, что он в своем воображении еще десять лет тому назад пережил то, что нам удалось только сегодня. Он опередил свое время, и потому ты злишься».

«Но оружие-излучатель — какая чушь. Десять лет тому назад не было даже теоретических основ для подобного оружия».

«И тем не менее, мы используем его».

На лице Булли отразилось смущение.

«Дорогой друг, МЫ еще не открыли законов излучения!»

«Какое это имеет значение? У нас ЕСТЬ это, пусть даже от арконидов. Без них мы не были бы сейчас здесь, потому что тогда у нас не было бы „Доброй надежды“.

Булли сдался.

«Не хочу спорить. Писатель — гений, он опередил свое время, создал бессмертные творения и даже перегнал нас. Если бы он хоть немного ошибся и изобразил Венеру как пыльную планету! Но нет, его описания точны до мелочей! Черт возьми, я не могу успокоиться. Мы не сможем рассказать людям ничего нового».

Родан весело посмотрел на него.

«Если тебя это так злит, зачем ты тогда вообще читаешь эту писанину?»

На этот вопрос у Булли не было ответа. Он и не успел бы дать его, так как воздух между ним и Перри начал вдруг мерцать, и в том месте, где до этого ничего не было, появился человек. Японский мутант Тако Какута материализовался без предупреждения, потому что был слишком ленив, чтобы, как нормальный человек, пройти несколько шагов, отделявших радиорубку от центрального поста управления.

«Добрая надежда» была вспомогательной лодкой огромного крейсера арконидов, уничтоженного на Луне. Эта вспомогательная лодка была по земным понятиям необычайно велика. Ее диаметр составлял 60 метров, она имела форму шара и развивала сверхсветовую скорость. Гравитационные нейтрализаторы вызывали снижение любого прижимающего усилия, так что в случае необходимости скорость могла быть еще увеличена. Вооружение превосходило все земные представления. Радиус действия, как объяснил Крэст, составлял около пятисот световых лет. Крэст и Тора не могли поэтому с помощью данного корабля добраться ни до своей родины, ни до базы Империи.

Радиорубка этого корабля была настоящим центральным постом управления. Какута довольствовался тем, что использовал свой маленький радиоаппарат, который генерировал обычные радиоволны, а также принимал их. С его помощью можно было установить связь с Землей. Могли пройти еще месяцы, пока он понял бы назначение других устройств и приборов на базе в Гоби.

Некоторое время связь с базой в Гоби была прервана. Расстояние между Землей и Венерой стало слишком большим. Но теперь, когда они с невероятной скоростью летели обратно к третьей планете, позывных доктора Хаггарда нельзя было не услышать.

Булли, так и не привыкший к паранормальным способностям японца, вздрогнул при неожиданной материализации Какуты. Не каждому дано вот так неожиданно вдруг увидеть перед собой возникшего из ничего человека.

«Нельзя ли что-нибудь сделать, чтобы этот парень не появлялся везде без предупреждения?» — сердито спросил он.

25
{"b":"6414","o":1}