ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Поэтому резкий сигнал локатора был настоящей сенсацией. Булль, обслуживавший локатор, доложил: «Неизвестный объект у фи ноль-пять, тета три-три-шесть. Движения нет».

Родан по сообщенным Буллем координатам нашел на телеэкране это место. Объект оказался крошечным — светящееся пятнышко в центре лунной пустыни.

Родан выключил устройство автоматического управления и взял управление кораблем на себя. Не глядя туда, он нажал на выключателя интеркома, ожидая, пока не послышится голос доктора Маноли.

«Мы что-то обнаружили, Маноли, — объяснил Родан. — Свяжитесь по радио и послушайте, будет ли ответ! Булли сообщит Вам координаты».

«Будет исполнено».

«Булли, говори ты!»

«Сейчас».

Пока «Добрая надежда» с огромной скоростью облетела по кругу над грудой развалин и над маленькой, светящейся точкой, Булли бормотал себе под нос постоянно изменяющиеся координаты. Доктор Маноли работал с излучателем направленного луча и широким углом раствора.

Через некоторое время он доложил:

«Я не получаю ответа!»

Родан приказал:

«Все равно оставайтесь у прибора, я снижаюсь».

Сделав большую петлю и приближаясь к груде развалин, «Добрая надежда» теряла высоту. Расстояние от поверхности составляло все еще восемьдесят километров. Родан подумал, что телескопы, используемые на борту, могли бы теперь идентифицировать светящийся предмет. Он сомневался, что обнаружит здесь следы деформаторов личности. Для таких сомнений не было оснований, кроме, пожалуй, того, что это противоречило нечеловеческой изворотливости ДЛ-ов — оставить настолько приметную вещь в том районе, который корабль людей рано или поздно снова найдет. Или это ловушка?

Родан обернулся. Тора сидела рядом с Крэстом на одном из кресел, стоявших по стенам круглого помещения центрального поста управления.

«Тора, не смогли бы Вы взять на себя командный пост?»

Тора сделала скучающее лицо. Коротко кивнув, она встала и подошла к распределительному щиту площадью менее одного квадратного метра, на котором к кнопкам были подключены подводящие линии управления всем находящимся на борту «Доброй надежды» оружием.

Родан держал корабль вертикально над светящейся точкой.

«Булли, что это?»

Булль настроил телескоп и спроецировал его изображение на один из экранов.

«Боже мой, — простонал он, — земная ракета, такая же, как „Стардаст“!»

Родан кивнул. Одним рывком он повернулся в своем кресле.

«Посадка!» — приказал он.

Крик Булля остановил движение его руки.

«Подожди!»

Все взоры обратились на микроволновый экран локатора, на котором чужая ракета виднелась в виде яркого пятна света. От пятна отделились две белые точки меньшего размера и с удивительной быстротой устремились к центру экрана.

Булль повернул голову, широко раскрыв глаза от безграничного удивления.

«Этого не может быть! — тихо сказал он. — Они стреляют в нас!»

За несколько часов до этого произошло следующее:

«Грэйхаунд», корабль класса «Стардаст», последняя попытка Великих держав сокрушить силовую и научную монополию Третьей власти за ее спиной, незаметно добрался до Луны. Согласно указаниям, у границы местности с грудой развалин был найден мнимый пункт посадки, в которой экипаж надеялся найти оставшиеся чудеса техники арконидов, приготовившись к окончательному прилунению.

Для «Грэйхаунда» прилунение было самым трудным маневром. Полет прошел без происшествий, с помощью автоматики, руководимой сигналами управления с Земли. Но точка прилунения находилась вне зоны досягаемости земной радиотехники и во время процесса посадки необходима была хорошая сноровка двух тренировавшихся в течение месяцев пилотов.

Пилотами были подполковник Майкл Фрейт и лейтенант Конрад Дерингхаус. Они осуществляли все действия, выполняемые ракетой во время посадки. Капитан Род Ниссен, войсковой офицер, и майор Уильям Шелдон, специалист по эвакуации трофейного имущества, были в данный момент свободны. Они лежали на надувных матрацах, отдыхая от напряжения.

Дерингхаус доложил хриплым голосом:

«Все скорости нуль до вертикального движения!»

Подполковник Фрейт ответил:

«Вертикально десять метров в секунду, постоянно. Можно сказать: мы опускаемся плавно, словно листочек!»

Фрейт год тому назад окончил ту же школу, что и майор Перри Родан. Казалось, он был такого же типа, как Родан — высокий, строгий, но с морщинками в уголках глаз, которые время от времени лишали по-военному строгое лицо его суровости.

Оба пилота были одеты в комбинезоны и открыли свои шлемы настолько, что могли без помощи микрофона переговариваться друг с другом через отверстия между стойкой комбинезона и краем шлема.

Ниссен и Шелдон, напротив, были одеты, как и полагается в космосе.

«Удаление от поверхности сорок тысяч!» — доложил Дерингхаус.

Он в первый раз посмотрел на Фрейта, позволив себе усмехнуться. Со сдвинутым на затылок шлемом тот выглядел, как школьник, собравшийся без билета проехать на автобусе.

«Тормози дальше!» — сказал Фрейт.

Корабль ощутил толчок небольшого ускорения. Несколько секунд спустя слабая гравитация Луны снова усилилась.

«Вертикально шесть в секунду. Удаление?»

«Удаление три тысячи триста, сэр».

Фрейт удовлетворенно кивнул. Посадка проходила планомерно.

«Грэйхаунду» потребовалось бы десять минут, чтобы преодолеть оставшееся расстояние в три тысячи триста километров, а для его экипажа это было бесконечно долго. Но до сих пор не было ни одной неполадки, и по мнению Фрейта, было бы странно, если бы и посадка не прошла так же успешно.

Фрейт всем сердцем желал этого, хотя и не одобрял мотива своего задания. В первые дни существования Третьей власти он участвовал в активном обстреле энергетического купола, но за последнее время он убедился, что прошло то время, когда силы Земли могли бы с надеждой на успех попытаться за спиной у Родана захватить себе часть наследия арконидов.

Несмотря на это, он приступил к выполнению задания, так как от него ни в коем случае не требовалось действовать враждебно по отношению к Родану, если он встретится с ним.

Шелдон перевалил свое бесформенное тело в сторону, насколько позволяли ему ремни безопасности, и прохрипел в шлемопередатчик:

«Долго еще? Я умру от волнения!»

Фрейт отрицательно покачал головой.

«Еще несколько минут. Удаление?»

Тысяча восемьсот, сэр».

«Хорошо».

Поверхность Луны казалась плоской тарелкой, в которую «Грэйхаунд» медленно опускался. Там, где «Грэйхаунд» должен был прилуниться, почва выглядела гладкой и ровной.

Фрейт не полагался, однако, на поверхностные оценки. Наряду с задачей по контролю удаления от поверхности, Дерингхаус следил еще за одним прибором, который мог на расстоянии ста метров вперед обнаружить неровности грунта до сантиметра высотой и менее.

«Грэйхаунд», так же, как и «Стардаст», был оснащен гидромеханическими посадочными опорами, которые могли без труда компенсировать неровности до трех метров и с некоторым трудом — до семи метров.

«Как выглядит грунт?» — спросил Фрейт.

«Пока неплохо, сэр. Никаких неровностей более четырех метров».

«Удаление?»

«Девятьсот, сэр».

«Скажите мне, когда будет четыреста. Мы притормозим еще раз».

Дерингхаус кивнул. Взгляд Фрейта скользил по приборам.

Показания топлива: резервуар полон на шестьдесят процентов, даже немного меньше.

Это было нормально. «Грэйхаунд» осуществит конечную посадку на Земле с аэродинамическим торможением и с минимальной помощью ракеты. Почти весь водород, находящийся сейчас в резервуаре, Фрейт мог использовать до старта с Луны.

«Ну хорошо, — думал он, — пока мы внизу, указатель стоит примерно на пятидесяти процентах, но этого в любом случае более, чем достаточно».

«Четыреста метров, сэр!» — сказал наконец Дерингхаус. Начался маневр торможения.

Корабль ощутил новый толчок.

Дерингхаус возился со своим шлемом. Фрейт посмотрел на него и кивнул головой.

39
{"b":"6414","o":1}