ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Свобода от контроля. Как выйти за рамки внутренних ограничений
Укрощение строптивой
Дочь лучшего друга
Максимальная энергия. От вечной усталости к приливу сил
Иди на мой голос
Трансляция
Неприкаянные души
Сила Instagram. Простой путь к миллиону подписчиков
Французские дети не плюются едой. Секреты воспитания из Парижа
A
A

Он обернулся и увидел, что Тора возится у орудийного пульта.

«Тора!» — в ужасе крикнул Родан.

Тора ладонью нажала на тумблер. Родан подскочил к ней слишком поздно. Он грубо схватил ее за плечи и отбросил в сторону. Она с гневным криком упала на пол.

Родан отключил тумблер.

«Булли!»

«Да, шеф! Она выстрелила из дезинтегратора».

Маноли доложил: «Внимание, защита!»

Приблизились обе боевые ракеты. Защитный экран «Доброй надежды» изменил их курс. Они безопасно для корабля прошли мимо него и исчезли в космосе.

Тора выпрямилась.

«Теперь Вы никогда больше не забудете, — сказал Родан, — что должны ждать моего приказа стрелять. Я привлеку Вас к ответственности, если с людьми там, внизу, что-нибудь случится».

Тора стояла напротив него.

«Вы ничего не сделаете! — прошипела она. — На нас напали, а я защищаюсь всякий раз, когда на меня нападают!»

«Вы называете это нападением? С тех пор, как я Вас знаю, Вы смеетесь над немощной земной техникой, а теперь Вам вдруг кажется, что эта самая техника угрожает Вам?»

«Вы уничтожили мой крейсер!»

«Потому что Вы были не в состоянии защитить его! — сказал Родан. — Этот корабль без труда отражает любое земное оружие, и Вы знали это!»

Тора молчала. Сквозь почти закрытые веки сверкала краснота ее глаз.

«Хорошо, — сказал Родан с усталостью в голосе, — мы садимся! Может быть, еще можно что-то спасти».

Крик Ниссена заставил их насторожиться.

«Боже мой, что это?»

Они следили за полетом ракет, чтобы увидеть взрыв. Теперь они повернули головы, уставившись на обломки своего корабля.

Фрейт увидел, как с обломков облезает внешняя обшивка, как они медленно падают на землю и, падая, становятся пылью. Прежде, чем он понял, что происходит, в пыль превратилось уже более половины обломков. Дерингхаус застонал, и это вернуло Фрейта в сознание.

«Не двигайтесь!»

Ниссен ответил: «Хорошо, шеф. Я жду».

«Боже мой, — в ошеломлении думал Фрейт, — мы напали не на тех!»

Земля была настолько хорошо информирована об оружии, находившемся в распоряжении арконидов, что Фрейт мог распознать вид разрушений, происшедших с его кораблем. Действие электрического поля, сходного по своей микроструктуре с полями, удерживающими молекулы твердого вещества в кристаллическом соединении, разлагало кристалл и освобождало молекулы. То, что оставалось после этого, было легким газом, состоящим из тех же составных частей, из которых перед этим состояла твердая материя.

Дерингхаус, вытянув голову далеко вправо, смотрел на итог разрушения. Стенки «Грэйхаунда» распадались, пока, наконец, от них ничего не осталось. Все это продолжалось четыре или пять секунд. Реактор, сопла и резервуары, лишенные своей опоры, соскользнули и обрушились на землю.

Фрейт почти не дыша увидел, что ни одну из обрушивающихся частей уже нельзя задержать. Когда тяжелый реактор, пошатнувшись, остановился, Фрейт начал верить в чудеса. Обстрел прекратился!

«Ниссен! — сказал он, и голос его был настолько слаб, что капитан едва мог его слышать. — Сюда!»

В этот момент на освещенную солнцем поверхность легла черная тень. Лейтенант испуганно вздрогнул и застыл на месте от ужаса.

Но это был всего лишь шаровидный корабль, идущий на посадку.

Ниссен уже однажды видел его, девять месяцев тому назад, когда он вместе с Фрейтом летел в атаку на крейсер, обломки которого лежали перед ними.

«Он просто гигантский!» — в потрясении произнес он.

Фрейт посмотрел на него. Кажется, тот снова обрел спокойствие.

«Хорошо, идем туда и извинимся!»

Родан видел, как по разрушенной равнине идут трое. Удаление было настолько невелико, что с ними можно было переговариваться через шлемовые радиоприемники.

«Будьте благоразумны, — твердо приказал Родан, — не делайте глупостей!»

«Хорошо, Родан, — послышался через некоторое время ответ Фрейта. — Мы настолько благоразумны, как только можно ожидать от трех потерпевших крушение космонавтов».

Родан оторопел, услышав этот голос.

«Кто это? Это Вы, Фрейт?»

«Да, это я», — покорно вздохнул Фрейт.

«А кто с Вами?»

«Капитан Ниссен и лейтенант Дерингхаус».

«Хорошо. Идите сюда!»

Родан знал Ниссена; о Дерингхаусе он никогда не слышал.

Он обернулся, услышав позади себя какой-то шум. Это была Тора. Ее губы были плотно сжаты от возбуждения.

«Фрейт! — прошипела она, когда Родан увидел ее. — Человек, который уничтожил мой крейсер!»

Родан не дал ей говорить дальше.

«Фрейт был не один. Не на нем одном лежит вина, совсем нет, если вспомнить, что он всего лишь выполнял приказ».

Глаза Торы сверкали огнем.

«Что Вы собираетесь делать с этими людьми?»

«Взять их на борт, а Вы как думали?» — сухо сказал Родан.

«Исключено! Я не потерплю этого! Это Я командир крейсера!»

«Крейсера больше не существует!»

«Эта вспомогательная лодка является частью крейсера. Мы не возьмем этих людей на борт!»

В своем гневе она, кажется, не сомневалась в том, что в данной ситуации это было последним словом.

Но этим дело не кончилось, и все, кто видели это, не могли отделаться от ощущения, что становятся свидетелями чрезвычайно странного поединка.

Родан повернулся к Булли.

«Булли, открой шлюз А!»

«Момент!»

Тора отвернулась. Услышав приказ Родана, она вздрогнула.

«Я сказала…»

«Меня не интересует, что ВЫ сказали», — ответил Родан.

«Эти трое мужчин не войдут на борт моего корабля, — поспешно выпалила Тора. — Я думаю, что выразилась достаточно ясно. Я запрещаю…»

«Вы не имеете права ничего запрещать», — мягко предупредил ее Родан.

Все остальное, что хотела сказать Тора, стало бормотанием. Ее плечи вяло опустились. Крэст встал, взял ее за руку и вывел из помещения центрального поста управления.

Родан потер лоб. Из коридора снаружи раздался стук шагов. Под переборкой показалась высокая фигура Фрейта.

«Вы видите перед собой искренне раскаивающегося человека, сэр, — сказал он Родану, — который просит прощения за недоразумение».

«Какое недоразумение?» — спросил Перри.

«Мы посчитали Вас за корабль ДЛ-ов и попытались уничтожить его».

«Почему Вы не отвечали на наши вызовы?» — поинтересовался Родан.

«Мы вообще не знали, что Вы вышли с нами на связь. Наша ракета при посадке потерпела крушение, а вместе с ней все передающие и принимающие устройства».

«А что Вы искали на Луне?»

Фрейт опустил взгляд.

«Вам придется ответить, — раздраженно продолжал Родан. — Вы хотели покопаться в обломках крейсера и посмотреть, нельзя ли подыскать для Генерального штаба НАТО какого-нибудь подходящего оружия, так?»

Фрейт не ответил. Вместо этого капитан Ниссен обошел его и встал напротив Родана.

«Майор Родан, — сказал он. — Вы сами были когда-то одним из нас. Вы окончили кадетское училище, когда я был еще капитаном. Вы знаете порядки в космическом отряде. Мы получили приказ полететь на Луну и обследовать обломки. Вы так же хорошо, как и я, знаете, что бы с нами сделали, если бы мы тотчас же не сели в корабль и не полетели».

«Вы могли бы известить об этом меня», — возразил Родан.

Ниссен вдруг посерьезнел. Немного тише, чем раньше, он ответил:

«Не каждый это может, майор, оставить свою Родину и создать собственный союз».

Все поняли, что имел в виду Ниссен, все ждали реакции Родана.

Родан стоял неподвижно, как статуя.

По нему было незаметно, произвел ли на него вообще впечатление этот упрек.

Наконец, он вытянул руку, подавая ее Ниссену.

«Хорошо, капитан, — улыбаясь, сказал он. — Вы победили».

Он повернулся и вышел из помещения центрального поста управления. Навстречу ему по коридору шел Крэст.

«Как она себя чувствует?» — спросил Родан.

«Она в порядке, — ответил Крэст. — На ее месте я бы не решился еще раз повторить такое».

41
{"b":"6414","o":1}