ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Выброси его!» — крикнул Родан.

«Ну и штучка!» — зло проворчал Булль.

Ему казалось, что лучше всего будет удержать хвост и потянуть за него. Но маленькая обезьянка увеличила силу свих челюстей, ухватившись сильнее прежнего. Как только Булль отпустил хвост, тот снова пришел в движение, поцарапав костюм Булля.

Булль испробовал множество других способов, но ему ничего не удавалось сделать, пока, наконец, он не догадался до тех пор бить «обезьяну» кулаком по голове, пока она не потеряла сознание и не разжала зубы. Она неподвижно упала на землю.

Булль снова поднял ее и рассмотрел. К нему подошла Анне.

«Она жива, — успокоил Булль девушку. — Вот, видите? Она снова приходит в себя».

С шипением животное снова вцепилось Буллю в руку. Но Булль реагировал своевременно и, широко размахнувшись, бросил его в море.

С этих пор он стал несколько осторожнее очищать робота.

Наконец, тот был приведен в порядок. Булль посветил фонарем в каждую щель, потом громко похлопал рукой это похожее не башню создание и сердито сказал:

«В следующий раз я лучше понесу тебя на спине».

Родан коротко переговорил с Крэстом, а потом дал сигнал к отправлению. Борьба с джунглями началась.

Робот — они тем временем назвали его Томом — превзошел все их ожидания. Он валил подлесок в сторону, словно соломинки. Одновременно он производил столько шума, что все, что, может быть, могло бы испугать людей за спиной Тома из-за своего непривычного вида, в панике убегало вглубь леса.

Большие деревья Том обходил. Он обладал способностью решать, какое препятствие можно было взять, а какое нет. Уже через полчаса пришлось сделать остановку, потому что рука Булля начала болеть. Анне осмотрела ее и установила, что подводная обезьяна прокусила перчатку. После обработки средством из аптеки арконидов прошло всего несколько минут, пока Булль перестал чувствовать боль.

«Надеюсь, это послужит вам всем предупреждением, — сказал Родан. — Мы должны придерживаться правила: ничего не трогать! Пока мы не знаем этой планеты, следует быть осторожными».

Затем они двинулись дальше, все еще за широкой спиной Тома. Проход, который он прокладывал для них, был достаточно широким, чтобы рядом могли спокойно идти два человека. Родан время от времени смотрел наверх, освещая фонарем лиственный покров, но там ничего нельзя было увидеть.

После трех часов хода они остановились и разбили временный лагерь. В надувных палатках арконидов, которые в сдутом и сложенном виде помещались в обычном кармане брюк, разместилось по два человека в каждой.

Родан остался дежурить. Он не чувствовал себя усталым и использовал эту возможность, чтобы поговорить по радио с Торой. Таким образом он узнал, что маленькие робото-шпионы появились во второй раз, но опять-таки исчезли, ничего не сделав. Других действий противника замечено не было.

В течение следующих двух часов не произошло ничего существенного. Родан был рад, когда они, наконец, снова тронулись в путь. Он горел нетерпением, желая, наконец, узнать кто приготовил им такой недружелюбный прием.

Они наметили для себя тридцатичасовые отрезки и прошли по первым двум из этих отрезков почти восемьдесят километров. Это было значительным достижением, если принять во внимание, что они пробирались сквозь непроходимые джунгли.

Когда они в конце второго тридцатичасового отрезка разбили свои палатки на сделанной Томом в страшной спешке поляне, над лиственным покровом уже всходил новый день. Родан послал Тако наверх, на верхушку дерева, чтобы посмотреть, можно ли было уже увидеть их цель.

Через несколько минут Тако вернулся и доложил:

«Примерно в ста пятидесяти километрах к северу начинаются сами горы. Их мощные склоны можно видеть на этом расстоянии даже в темноте. Нам будет трудно взобраться на них».

Тем временем Булль с помощью Дерингхауса приготовил еду. Они с некоторой усталостью поглотили ее и забрались в свои палатки.

Капитан Ниссен нес первое дежурство, но оно прошло без каких бы то ни было происшествий. Животные Венеры, видимо, боялись чужих незваных гостей.

Но через несколько часов на них со всей силой обрушилась беда.

Дежурил доктор Маноли. Он сидел у своей палатки, которую занимал вместе с Тако, выключив лампу, хотя Родан запретил это. Ему доставляло удовольствие видеть, как этот плотный лиственный покров джунглей оказывал все меньшее сопротивление свету нового дня и постепенно сам начинал светиться по низу леса.

Был семьдесят один час и, собственно, только второй день их пребывания на Венере, если считать по дням Венеры.

Лес был наполнен звуками; но вдруг Маноли услышал один, который, по-видимому был близко. Быстрым движением он снова зажег лампу и прислушался.

Услышав отчетливое шарканье, он встал, чтобы понять, откуда этот звук исходит. Он обводил лучом своей лампы вокруг, но нигде не было видно ничего подозрительного.

Потом он услышал пронзительный крик — настолько жуткий, что у него мурашки по спине побежали. Это был голос Анне. Сделав три-четыре быстрых прыжка, Маноли оказался у ее палатки, разорвал полог и посветил лампой внутрь.

Анне здесь уже не было, а то, что вместо нее двигалось по палатке, было настолько ужасным и отвратительным, что Маноли не решался пошевельнуться.

Он не мог обнаружить у этого ни начала, ни конца. Это был дергающийся, извивающийся кусок белого мяса толщиной с бедро, со скользким покровом, который, казалось, выползал из земли. Кроме неравномерного ряда слегка вдавленных колец мясо не имело сегментации. Маноли был уверен, что оно само проделало дыру, из которой вылезло. Другой конец этого уже покинул палатку Анне. Из дыры постоянно появлялось все новое продолжение, выползая к палатке с другой стороны. Это был тот шаркающий звук, который слышал Маноли.

Неожиданно рядом с ним появился Родан. Крик поднял его на ноги.

«Что случилось?» — подбежал он, едва дыша.

Маноли не нужно было что-то объяснять ему. Немым жестом, дрожащей рукой он показал на белый предмет.

Родан повернул голову. Он, видимо, сразу же оценил ситуацию.

«Булли! Дезинтегратор!»

Снаружи послышался ответ. Родан поднял свой игольчатый излучатель, направил его на дергающееся белое тело и включил. Он не отпускал пальца с кнопки до тех пор, пока поперек толстого тела животного не прошел дымящийся, издающий зловоние, шов.

Результат был ошеломляющим. Передняя часть, казалось, не заботилась о том, что случилось с ее концом. Она ползла дальше и через несколько мгновений полностью исчезла из палатки. Между тем задняя часть с опаленным краем некоторое время нерешительно покачивалась туда-сюда над краем дыры. Потом она начала неожиданно деформироваться. Подгоревшие частички с тихим хрустом отваливались. Плоский конец вытянулся в длину, образовав похожий на голову кончик. Затем остаток животного снова пришел в движение — из дыры, сквозь палатку, наружу из палатки. Вторая часть последовала за первой.

Представление длилось всего несколько секунд. За это время Родан понял, что таким способом он не сможет помочь Анне Слоан. Он выскочил из палатки и позвал Булля.

«Я здесь!» — отозвался Булль.

«Нечто вроде червя унесло Анне, — поспешно объяснил Родан. — Мы должны нагнать его!»

Вдвоем они обошли вокруг палатки Анны и обнаружили вторую половину животного, которая ползла по скользкому следу первой. Булль сжал зубы, потом высоко поднял дезинтегратор, высвечивая в джунглях полосу в направлении движения червя. Он понял, в чем было дело. Они должны были обогнать животное и добежать до головы первой части. По дороге они где-нибудь найдут Анне.

Родан на какую-то секунду подумал о том, чтобы выслать вперед Тако. Но цель была слишком неопределенной, а опасность слишком большой.

В пылу ярости они пробивались по полосе, высвечивали новую, спотыкались о вьющиеся растения, время от времени падали на мягкое тело червя и снова поднимались.

Родан видел, что они продвигаются слишком медленно. Они двигались примерно на метр в минуту медленнее, чем червь, а судя по всему, что Родан до сих пор видел, его длина превосходила все мыслимые представления об этом. Только, чтобы добраться до начала второй части червя, им потребовалось десять минут. Булль обернулся и направил уничтожающий луч дезинтегратора, так чтобы тот скользил по белому телу до тех пор, пока не растворится в пустоте.

49
{"b":"6414","o":1}