ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Давайте на другую сторону! — приказал он. — Они явно не имеют ничего против этого».

На другой стороне проход был пуст.

«Кто знает, в какую ловушку они нас заманят», — зло пробурчал Булль.

«Что ты собирался делать? — спросил его Родан. — Перестреливаться здесь с ними? У нас нет прикрытия даже шириной с ладонь».

«Как это? А лифт…» — Булль внезапно замолчал и обернулся. Стена снова была такой же гладкой, как все стены этого сооружения.

«Черт возьми!» — выругался Булль.

Они пошли вправо. Неизвестные тоже двинулись с места и последовали за ними.

Родан начал ощущать беспокойство. Проход тянулся далеко вперед, насколько хватало взгляда. Нигде не было даже намека на укрытие. Если жуткие неизвестные не имели в виду ничего другого, как заманить поисковую группу в ловушку, им это не трудно было бы сделать. Родан согласился бы лучше быть без сопротивления пойманным, чем рисковать жизнью своих спутников в безысходной борьбе.

Может быть, крепость была полна этими неизвестными.

Анне начала сдавать. Продолжительное напряжение лишило ее сил. Родан оберегал ее, чтобы воспользоваться потом ее помощью, если это потребуется.

Поскольку Родан шел вперед нерешительно, у командира было время пополнить свои знания выуженными из головы Тако Какуты сведениями.

Было ясно, что головной мозг Тако содержал знание двух различных языков в полной мере и нескольких других — отрывочно. Он попытался соотнести между собой два языка, которыми тот владел в совершенстве, чтобы докопаться до общего корня, но это ему не удалось. Это его потрясло.

Он передал полученные языковые сведения двум офицерам полиции и послал их навстречу пришельцам.

«Стоп!» — приказал Родан, увидев две появившиеся из прохода фигуры.

Оба незнакомца подошли с поднятыми руками. Родан ждал их впереди своей группы с оружием наготове. Он видел, что цвет кожи у обоих был светлым и что они, в отличие от отряда дальше по проходу, имели нечто вроде одежды. Кроме того, на их лицах не было следов от оспы.

Он попытался определить выражение их лиц, но увидел только ничего не выражающую улыбку, не позволяющую разгадать подлинных намерений. Оба были безбородыми. Их лоб был несколько выше, чем того требовали признаки человеческой расы, будь это европейцы, американцы или австралийцы. В нескольких метрах от Родана они остановились. Один из них сказал что-то на звонко, мелодично звучащем языке. Потом он замолчал, явно ожидая ответа Родана.

Но Родан ничего не понял. Он подумал, что язык фонетически звучит так же, как японский или корейский, но, во-первых, он не знал ни одного из этих языков, а во-вторых, считал невероятным, чтобы кто-то в этой горной крепости мог говорить по-японски или по-корейски.

Поскольку он достаточно долго молчал, начал говорить другой неизвестный.

«Командир просит Вас пройти к нему. Он велел сообщить Вам, что рад принять Вас, как гостей. Вам нечего бояться».

Родан растерялся. В то время, как за его спиной удивление выражалось испуганными возгласами, он понял, что произошло: они поймали Тако и выудили из его головного мозга знание обеих языков, которыми он владел, то есть английского и японского.

Родан лихорадочно соображал. У него не было оснований с этой минуты быть уверенным в том, что у обитателей горной крепости не было враждебных намерений. Приглашение войти в ловушку вполне могло быть выражено в вежливых словах. Если это так, они избавили бы противника от целого ряда усилий, согласившись на его предложение.

Несмотря на это, Родан ответил:

«Мы благодарны Вашему командиру. Вы проведете нас к нему?»

«Следуйте, пожалуйста, за нами!» — сказал тот из двух неизвестных, который говорил по-английски.

Он повернулся и пошел со своим спутником обратно туда, откуда пришел. Родан и остальные последовали за ним. Родан повернул голову в сторону и тихо сказал:

«Будьте наготове! Я не уверен, что они не решили перехитрить нас».

Рассеянный свет прохода затруднял правильный подсчет расстояний. Какое-то время все это выглядело так, будто проход тянется километрами и без перерыва. Несколько мгновений спустя проход окончился чем-то вроде площадки, форма которой была несколько необычной.

На первый взгляд казалось, что она простирается в форме квадрата по меньшей мере на пятьсот метров вправо и влево и примерно на двести метров в ширину. Но потом становилось ясно, что площадка была в действительности ничем иным, как огромным коридором круглой формы, тянувшимся вокруг строения также круглой формы, стоящего в центре.

Оба неизвестных перешли через площадку, а поисковая группа следовала за ними. Родан огляделся и с удивлением обнаружил, что высота площадки, или кругового коридора, составляла как минимум пятьдесят метров, что от его стен на определенном расстоянии друг от друга, примерно через каждые двенадцать метров, отходили галереи, огибающие его и примыкающие к проходам других этажей.

Они, видимо, приближались к центру горной крепости, и Родан спросил себя, что они могут обнаружить в круглом здании в центре площадки. Оно было таким же высоким, как вся площадка и казалось, уходило вверх через крышу. Его стена была гладкой, как все стены этой крепости, но когда оба неизвестных дошли до здания, стена перед ними раздвинулась и открыла вид на огромный зал, который был освещен значительно ярче, чем помещения, которые до сих пор видел Родан.

Несмотря на свою величину, зал занимал в действительности только малую часть всего здания. Когда Родан вошел в отверстие, открытое перед ним обоими неизвестными, он с первого взгляда понял, какой цели служила остальная часть здания.

Задняя стена зала — около тридцати метров шириной и пятнадцати высотой — была единственным распределительным щитом, какие Родан знал в значительно меньшем исполнении по центральному посту управления «Доброй надежды». Из стены на один или два метра выступало что-то вроде пульта управления, а справа и слева от него находился ряд небольших подвесных платформ — предназначенный, видимо, для того, чтобы легко и удобно переносить тех, кто работал на этой установке, к любому месту огромного щита.

Родан сразу же понял, что этот зал управления является позитронным мозгом, одним из самых больших, когда-либо созданных в Галактике.

Оба неизвестных остановились, дойдя примерно до середины зала. Они ждали, пока подойдут Родан и его друзья, потом один из них с широким жестом повернулся к большому распределительному щиту и сказал:

«Это командир. Он рад видеть Вас».

Остальное было продолжавшимся беспрерывно в течение дня восхищением техническими чудесами, скрытыми внутри горы.

Родан и Булль, прошедшие обучение арконидов, удивлялись не столько чудесам, как в большей степени тому, что обнаружили их именно на Венере.

Командир, представлявший такой же интерес, как и сообщенные им сведения, дал понять, что его конструкторами могли бы быть такие же аркониды, как Крэст и Тора, которые сразу после того, как Родан сообщил им о своем открытии, беспрепятственно стартовали на «Доброй надежде» и сели на плато перед пещерой.

Для Родана это было событием — впервые с тех пор, как он знал Крэста, видеть его смущенным. Крэст никак не мог понять, что какая-то часть колониального развития арконидов, пусть даже столь незначительная и давно прошедшая, не была зафиксирована в истории. Ироническое замечание Родана о том, что даже самая точная машина может иногда сделать ошибку, слишком соответствовало способу мышления земных людей, чтобы Крэст мог его понять. Родан усердно погрузился в изучение исторических сведений, которые командир — а для Крэста это был самый большой позитронный мозг, увиденный им после большого центрального мозга на Арконе — охотно предоставил в его распоряжение.

После той информации, которую Крэст дал людям, они осмотрели этаж за этажом, сектор за сектором, проход за проходом мощной горной крепости и составили опись. Уже через несколько часов они смогли в общих чертах понять, что здесь всюду было достаточно необходимого материала, чтобы помочь Третьей власти преодолеть все трудности начальной стадии.

57
{"b":"6414","o":1}