ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Родан прислушивался к непонятным словам. При этом он старался лучше разобраться в охвативших его чувствах. Это ему не удавалось. Промелькнула мысль, оставившая у него впечатление непосредственной близкой опасности.

Джон Маршалл быстро подошел к креслу управления командира. Ферронец следил за ним взглядом. Когда Родан обернулся, инопланетянин застыл и положил правую руку на грудь. Родан кратко кивнул. Космический костюм ферронца был отличного качества, к тому настолько точно продуман до мельчайших деталей, что из этого можно было сделать вывод об уровне технике этих существ. Для Родана было тяжело сознавать, что человечество стоит по уровню развития ниже этих инопланетян. Видимо, спасенный все больше понимал, что имеет дело с превосходящими его по уровню развития живыми существами.

«Что случилось? — неторопливо спросил Родан. — Какие-нибудь трудности? Мне не нравится Ваше выражение лица».

Телепат раздосадованно улыбнулся.

«Крэст рассказывает им жуткие истории о мощи Великой Империи», — пожаловался он.

«Я знаю. Он действует по моему указанию. Еще что-нибудь?»

«Прекрасно, по Вашему указанию! А Вы попросили его отказаться от всех важных вопросов, чтобы вместо этого разузнавать о так называемой планете Вечной жизни? Сейчас меня куда больше интересовали бы другие вещи».

«Он не сдается, да? — пробормотал Родан. — Удается понимать друг друга?»

«Отлично. Машина просто феноменальна, а Крэст уже освоил целую уйму слов».

«Это его фотографическая память. Ничего удивительного. Что рассказывает ферронец о нападении?»

Джон Маршалл взглянул в сторону инопланетянина. Хаггард делал ему второй укол, который тот терпеливо сносил.

«Он называет себя Хактором, он был командиром небольшого корабля, уничтоженного двадцать четыре часа тому назад. Здесь, около Четырнадцатой планеты, был создан оборонный фронт. Вторая линия также разбита. Мы видели это. Третий фронт находится прямо у главной планеты, то есть планеты номер Восемь. Примерно неделю тому назад появились первые вражеские корабли. Этого никто не ожидал. На Ферроле уже воцарилась паника, а космический флот был обречен на гибель. Хактор умоляет о помощи, особенно настойчиво, конечно, после безмерных преувеличений Крэста».

Маршалл прикусил губы. Он казался обеспокоенным до глубины души.

«Что еще есть у ферронцев?» — осведомился Родан.

«Вряд ли еще что-нибудь. О сверхсветовых космических полетах они не имеют ни малейшего представления. Отсюда и уважение к нам. Хактор считает Вас как каким-то сказочным животным. Защитных экранов у них нет. Если их корабли подвергаются обстрелу энергетическим лучом, они погибают. У них есть огромный космический флот, однако, в большинстве своем это торговые корабли. Энергетических орудий у них нет. Они используют в основном некий тип ракетной артиллерии с атомными взрывными головками. Сначала это помогало им достигать успеха».

«Крэст говорил, что у нападавших топсидиан было жалкое оборонительное оружие. Сто их защитные экраны никуда не годились».

«Это утверждает и ферронец, только топсидиане научились тем временем уходить от ракетных снарядов. Эти штуки достигают только тридцать процентов скорости света, к тому же они очень долго используются. Если знать это, то можно как-то защититься от этого. Чаще всего приближающиеся снаряды задолго до достижения ими цели перехватываются топсидианами и заблаговременно взрываются. Мы хотели…»

Родан перебил его коротким движением руки.

«Подождите, Джон! Каким образом ферронцы имеют космический флот? Здесь есть другие разумные существа?»

«Слаборазвитые. Ферронцы плотно заселяют кроме своей главной планеты только планеты номер Семь и Девять. Они дышат кислородом, хотя и привыкли к более высоким температурам, чем мы. Номер Восемь, видимо, достаточно жаркая. Номер Девять можно считать довольно приятной. Ферронец просит высадить его на этой планете. Номер Девять называется Рофус».

Родан узнал достаточно. Он задумчиво посмотрел на Булли, внешне безучастно сидевшего в соседнем кресле.

«Ну? Твое мнение?»

Булли позволил себе слегка усмехнуться. Однако, ему было не до смеха.

«Большое спасибо за вопрос, — сказал он. — Мы не можем исчезнуть просто так. Пока здесь не воцарится порядка, Земля тоже не будет в безопасности. Что такое для топсидиан двадцать семь световых лет? Я хотел бы осмотреться получше, чтобы обнаружить слабые стороны противника. В данных обстоятельствах можно заключить с ферронцами соглашение. У них, кажется есть много такого, что пригодилось бы человечеству. Я восхищен их производственными методами. С нами вряд ли может что-нибудь случиться. „Добрая надежда“ превосходит корабли топсидиан по скорости и вооружению. Мы можем в любой момент погрузиться в гиперпространство».

Родан медленно поднялся.

«Я тоже так считаю. Запеленгуй Восьмую планету и введи данные в позитронику броска. Я не хочу терять времени. Неприятное чувство, когда тебе напоминают, что топсидиане нацелились на нас. Передай указания по интеркому».

Всего через несколько секунд Родан стоял перед коренастым инопланетянином. Хактор смиренно склонил голову, а потом начал быстро говорить. Синхронный автомат передавал точный смысл слов. Крэст при этом торопливо шептал:

«Я обнаружил удивительные противоречия. У этих существ есть так называемые трансмиттеры материи, которые могут работать только с пятимерным структурным полем. Но они не могли сами изобрести такие приборы для передачи со скоростью света разметариализованной материи. Это признаки существования более высокоразвитого вида. Хактор сказал также что-то насчет установления связей невероятное количество времени тому назад. Вы должны в любом случае отыскать главную планету ферронцев. Я уверен, что планету Вечной жизни можно найти в Системе Веги. Видимо, оттуда и происходят трансмиттеры».

«Они могли бы заинтересовать меня», — сухо сказал Родан.

«Как хорошо нам известна Ваша точка зрения! — иронически заметила Тора. — Все для человечества, не правда ли?»

Родан обратился к Хактору, поза которого была чуть ли не торжественной. Родана охватило странное чувство. Еще неполных четыре года тому назад он знал значительно меньше, чем этот космический командир ферронцев. Тогда он, Родан, во многом уступал бы ему. Тора, видимо, догадывалась, что происходит с Роданом. Она насмешливо улыбнулась.

«Я доставлю Вас на Девятую планету Вашей Системы, — сказал Перри в записывающее устройство синхронного переводчика. — Можете ли Вы позаботиться о том, чтобы на нас не напали Ваши собственные корабли?»

Хактор дождался перевода. Потом его плоское лицо просияло.

«Расстояние до номера Девять составляет свыше одиннадцати световых часов», — подсказал Булль.

Хактор подтвердил эту цифру. При этом ему понадобились обозначения, уже известные транслятору. Ферронец растерянно уставился на относительно небольшой прибор. Он постепенно начинал считать людей Богами. Потом он ответил. Да, он мог бы передать действующие кодовые сигналы, если ему предоставят соответствующую радиоустановку.

«Итак, нам пришел конец», — скептически заметил капитан Клейн.

«Ознакомьте его с нашими земными приборами! — приказал Родан. — Мы вмонтировали некоторые из них. Он сможет поговорить на обычных ультракоротких волнах. У них наверняка нет гиперрадио».

Эксперимент был закончен через три последующих часа бортового времени. Хактор освоил устройство, которое, кажется, не доставило ему никаких сложностей.

Бетти Тауфри, телепатка, сообщила Родану:

«Хактор спрашивает, где Вы раздобыли этот страшно примитивный и нескладный прибор».

Тора громко рассмеялась. Родан смущенно посмотрел на инопланетянина, а Булли тихо выругался:

«Черт возьми, это самый лучший, самый современный и самый сложный передатчик, когда-либо созданный на Земле! Что он сказал? Примитивный и нескладный?»

Капитан Клейн усмехнулся, когда Родан, глубоко вздохнув, дипломатично ответил:

«Бетти, передай ему, что этот прибор был взят нами у недоразвитых дикарей на далекой планете как наглядное пособие. Мы собирались выставить этот передатчик в музее».

71
{"b":"6414","o":1}