ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Искусство добывания огня. Для тех, кто предпочитает красоту природы городской повседневности
Икигай. Смысл жизни по-японски
Бэтмен. Ночной бродяга
Идеальных родителей не бывает! Почему иногда мы реагируем на шалости детей слишком эмоционально
Марта и фантастический дирижабль
Милая девочка
Бессмертники
Мужчины с Марса, женщины с Венеры… работают вместе!
Хороший плохой босс. Наиболее распространенные ошибки и заблуждения топ-менеджеров
A
A

25.

«Высота?»

«Постоянная».

«Скорость?»

«Постоянная, но малая», — пробормотал Булли.

«Удаление от цели?»

«Четыре тысячи сто».

«Курс?»

«В порядке».

«Ну, хорошо». — Перри Родан вздохнул и вытер пот со лба. Казалось, командному пункту «Доброй надежды» передалась часть того зноя, который излучал песок Великой Южной пустыни на глубине двух тысяч метров.

Это было неудивительно. Кондиционеры корабля не работали с тех пор, как вся энергия еще действующих генераторов была предназначена для привода.

Геклихара, однако, это, видимо, совсем не беспокоило. Своими темными, глубоко посаженными глазами он смотрел на единственный еще действующий телеэкран, обозревая красную песчаную пустыню.

Геклихар был ферронцем и техническим руководителем секретного пустынного форта. Торт поручил ему показать «Доброй надежде» дорогу. Геклихар был невысоким, как все его соплеменники. Его кожа отливала бирюзой, и он утверждал, что в этом виновато солнце пустыни. Со своими медного цвета, густыми волосами он, несмотря на свое серое одеяние, представлял собой яркое зрелище.

Третьим обитателем центрального поста управления был Реджинальд Булль, министр государственной безопасности Третьей власти, но в настоящий момент далекий от того, чтобы выглядеть, как министр или хотя бы чувствовать себя им. У него было полно работы: нужно было обслуживать свою половину приборов управления и считывать показания относящихся к ним устройств.

Время от времени он бросал быстрый взгляд на экран и когда он сделал это в десятый раз, по-прежнему не увидев никаких изменений в картине пустыни, он вздохнул:

«О, небо! Эту страну Бог, наверное, создал в гневе!»

Рофус, Девятая планета Системы Веги, была похожа на Землю. Но в отличие от богато наделенной поверхности Земли Рофус выглядел так, словно Создатель оставил его недоделанным.

Здесь было два больших континента и два тоже огромных моря. Горы были выше, чем на Земле, горные системы протяженнее и шире. Такой пустыни, как Великая Южная пустыня с ее красным песком, на Земле не было. Ее диаметр составлял шесть тысяч километров, и эти шесть тысяч километров можно было пройти, не увидев ни одного растения, ни одного животного или ни капли воды.

Пустынный форт, который Торт предоставил в распоряжение «Доброй надежды», находился в недоступном уголке пустыни. Родан просмотрел карты и понял, что он частично скрыт под Змеиными горами.

Геклихар не сообщал никаких сведений. Он был приучен ни слова не говорить о форте и по правилам ферронцев соблюдал эти правила также и здесь, где они уже не имели смысла. «Добрая надежда», с ее скоростью менее, чем Мах 1, достигла цели после семи часов полета.

После того, как Геклихар указал точку, к которой нужно было направить корабль, Реджинальд Булль от всего сердца сказал:

«Я предпочел бы пройти всю планету пешком, чем еще раз лететь на этом ящике».

Змеиные горы тянулись в северо-восточном и юго-западном направлении. Они были такими же голыми, как и пустыня, но благодаря своим вершинам высотой девять и десять тысяч метров они представляли собой величественную картину.

Родан недоверчиво смотрел на то место, которое обозначил Геклихар. Это была похожая на ущелье впадина в предгорье холмов Змеиных гор, и никто не мог заметить, чем это место отличается от остальных.

Родан обернулся к Геклихару. Тот заметил взгляд и вытянул руки вперед, что означало у ферронцев подтверждение.

«Жми дальше!» — приказал Родан.

Булль пробурчал что-то нечленораздельное. Змеиные горы исчезли за краем экрана. В середине осталось широкое ущелье, на которое указывал Геклихар.

«Пятьсот метров!» — сказал Булль.

Родан смотрел вниз, в ущелье. Яркий свет Веги не достигал его дна, а тень была такой темной, что ничего нельзя было рассмотреть отчетливо.

«Триста!»

Родан повернулся к механизму, который должен был позволить оптическим приборам увеличить телеизображение в разрезе. Он нажал на выключатель и услышал странный звук. Ему пришло в голову, что энергию, обеспечивающую точность оптических устройств, можно было бы с большей пользой употребить в другом месте.

Когда «Добрая надежда» опускалась меж стен ущелья, он вдруг увидел, что никакого дна, собственно, не было. Было место, в котором неправильной формы стены ущелья переходили в соразмерные поверхности, и неожиданно можно было увидеть, что со дна шахты, которую покрывали гладкие поверхности, поднимался слабый свет.

Родан с восхищением смотрел на это грандиозное сооружение, которое наверняка могло одновременно принять три корабля величиной с «Добрую надежду». Шахта оказалась довольно глубокой. При квадратном поперечнике боковой длины около двухсот метров она достигала почти полкилометра в глубину.

Геклихар заметил удивление Родана, и его глаза засияли.

«Большая, правда?» — спросил он своим гортанным голосом.

Родан покачал головой.

«Лучше сказать: грандиозная», — ответил он на языке ферронцев, которым овладел за это время с помощью гипнообучения.

Глаза Геклихара засияли еще больше. Как и все ферронцы, он был особенно чувствителен к комплиментам, а замечание Родана было комплиментом.

«Добрая надежда» села посреди огромного ангара, перекрытие шахты которого высотой в сто пятьдесят метров опускалось сверху вниз.

«Корабль стоит прочно!» — доложил Булль.

Геклихар, кажется, понял смысл слов. Он встал и сказал на языке ферронцев:

«Идемте! Гоптмар будет ждать нас».

Родан понятия не имел, кто такой Гоптмар, но на всякий случай позволил ему ждать себя.

Торт дал мало разъяснений. Родану пришлось узнавать все, что можно было узнать о форте, на месте.

Они вышли. Родан оставил Булля распоряжаться на борту и известил Крэста о том, что он вместе с Геклихаром навестит кого-то по имени Гоптмар; может быть, это командир крепости.

Следуя за Геклихаром, он поражался огромным размерам ангара. Стены уходили далеко ввысь, а равномерно распределенное освещение способствовало тому, что различить его было нельзя.

Покрытие было построено как свободнонесущая конструкция; это было чудо, которого никто на Земле не решился бы выполнить. Опор не было, и здесь хватило бы места для целой эскадрильи истребителей. Но при тех обстоятельствах, которые царили сейчас на Рофусе и во всей Системе Веги, у Торта было не много кораблей, которые он мог где-либо ставить.

Ангар был пуст.

У одной из канавок в полу Геклихар остановился. Он постучал мыском ноги о край канавки. Через несколько секунд слева донеслось тихое гудение, и с молниеносной быстротой появился небольшой, низкий автомобиль, остановившись точно у того места, в котором Геклихар постучал по полу ногой, и автоматически раздвинул обе свои боковые дверцы, чтобы пассажиры могли войти. В автомобиле было восемь сидений, две широких, расположенных друг за другом скамьи. Имелся несложный, легко распознаваемый механизм, с помощью которого можно было направлять автомобиль в нужном направлении или останавливать его. Канавка служила чем-то вроде направляющей. Родан увидел, что такие канавки идут вдоль и поперек по полу ангара, а Геклихар объяснил ему, что каждый перекресток можно использовать как стрелочный перевод.

Через несколько минут перед автомобилем возникала стена ангара. Он въехал в широкий, хорошо освещенный коридор, по стенам которого по обеим сторонам было множество дверей.

«Это бюро и лаборатории», — объяснил Геклихар.

Недалеко от конца коридора он остановил автомобиль. На последней двери по левой стороне была табличка с надписью, но Геклихар так спешил, что у Родана не осталось времени прочитать ее. Дверь отъехала в сторону. За ней находилось большое, богато обставленное, как принято у ферронцев, помещение, а за предметом мебели, напоминающим письменный стол, сидел коренастый мужчина, форма которого была значительно пестрее, чем у Геклихара.

«Командир, представляю Вам арконида Родана!» — торжественно сказал Геклихар.

78
{"b":"6414","o":1}