ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Черная точка оказалась бескрылой и безвинтовой машиной, которая держалась в воздухе, очевидно, по принципу искусственно создаваемой гравитации. По сравнению с арконической, гравитационная техника топсидиан была еще все-таки на уровне детского сада. Шум, издаваемый мотором машины, был почти непереносимым вблизи. Планер, или как бы ни назвать эту машину, остановился над скалой, когда его экипаж обнаружил трех мужчин. Затем он опустился у скалы и сел не далее, чем в десяти шагах от Родана.

Родан заметил, что в машине сидели два топсидианина. Он уже несколько раз видел топсидиан вблизи, но каждый раз, когда он встречал их, его снова охватывала дрожь.

Вышедший топсидианин был примерно такого же роста, как Родан. Его череп был широким и лысым, губы узкими, а рот в три раза шире, чем у человека, что в какой-то мере делало топсидианина похожим на лягушку. Это впечатление еще более усиливали круглые, сильно выступающими вперед глазные яблоки, невероятно подвижные. Кожа была покрыта черно-коричневой чешуей. Короче говоря, топсидианин был существом, производящим пугающее впечатление абсолютного своеобразия, хотя и не был отвратительным в прямом смысле этого слова.

Родан отметил, что пронзительно гудевший мотор не был отключен. Топсидианин, оставшийся сидеть в планере, видимо, считал необходимым в любую минуту быть готовым к взлету.

Второй остановился перед Роданом, держа оружие у него перед грудью. Свободной рукой он сделал повелительное жест и прохрипел:

«Здесь граница! Вон отсюда! Иначе буду стрелять!»

Ферронский язык, на котором он говорил, едва можно было понять.

«Что он хочет?» — бесцеремонно спросил Булль.

Родан не ответил. Вместо этого он сказал громко и отчетливо:

«Тако!»

Топсидианин с оружием снова сделал движение рукой, желая еще что-то сказать.

Однако, в этот момент по другую сторону планера появился Тако. Он ничем не рисковал, как и приказал ему Родан. Луч термо-импульсного оружия настиг второго пилота и убил его.

Другой же, который как раз хотел сказать еще что-то, вздрогнул. Родан ждал этого момента. Двух секунд безмерного удивления было для него достаточно, чтобы достать нейтронный излучатель и убить топсидианина.

«Готово!» — сухо сказал Булли, но лицо его было бледным. Родан кивнул, собрал свою команду и отправился с ней в путь.

Через несколько минут они снова были в Сик-Хоруме. Кекелер позаботился о том, чтобы охрана заняла пост на самой высокой башне города с целью обследования местности с помощью мощного телескопа. Было видно, что ферронец рад удачному проведению операции, но он не проронил об этом ни слова.

Через четверть часа наблюдательный пост сообщил, что местность обследуется несколькими планерами. Спустя некоторое время место нападения и двое убитых, похоже, были найдены. Планеры на некоторое время исчезли. Потом они появились снова и приблизились к городу.

«Теперь будет не до шуток, — сказал Родан. — Что они сделают?»

Кекелер вытянул правую руку вперед, ладонью вверх.

«Это неизвестно. Они не смогут найти нас, а оружия, такого, от которого погибли оба топсидианина, у нас нет. Будет хорошо, если Вы со своими людьми спрячетесь на то время, пока поисковый отряд находится в городе».

Родан спрятался так, что мог хорошо видеть сцену, разыгравшуюся вскоре после этого на самой большой площади города.

Топсидиане приземлились на трех планерах, в то время, как три других постоянно оставались в воздухе, кружа над городом. После того, как вызвали Кекелера, завязался разговор, из которого Родан все же понял то, что каркающе, лающе говорил топсидианин. Кекелер же сохранял спокойствие. Сначала он, кажется, утверждал, что вообще ничего об этом не знает. Через некоторое время дело дошло до того, что ему показали обоих убитых. Родан видел, как он показывает на раны и предположил, что тот бросил на чашу весов аргумент о неизвестном оружии.

Топсидиан, это, видимо, впечатлило. Их голоса стали громче. Родан понял, что по подсказкам Кекелера они пытались догадаться, где мог спрятаться убийца. Кекелер подробно отвечал. Судя по его жестам, он описывал дорогу или местность. После этого патрульные снова заняли свои машины. Планеры взлетели с ревущими генераторами, поднялись вверх у стен домов и присоединились к трем кружащим сторожевым постам. Через несколько секунд они исчезли.

Родан и Булль вышли из своего укрытия. Кекелер рассмеялся навстречу им. Он смеялся впервые.

«Неплохо сделано!» — похвалил его Родан.

«Вы все поняли?»

«Основное. Теперь мы знаем, что топсидиане на самом деле не находятся в постоянной связи со своими постами. Неважно, как мы это сделаем: у нас всегда будет достаточно времени, чтобы исчезнуть после ликвидации патруля. Между прочим: куда Вы их направили?»

Кекелер усмехнулся.

«На юго-восток, в чащу. На тысячи квадратных километров ничего, кроме терновника. Им придется искать несколько дней».

Талико была чрезвычайно привлекательной девушкой. Она была немного выше, чем ее брат Тэель, но зато не такой худой. У нее было приятное лицо. Все настолько гармонировало друг с другом, что этому не мешали даже глубоко посаженные глаза.

Талико была важным членом заговора постольку, поскольку жила по соседству с Гоптером, где имелся военный пост топсидиан. Дерингхаус еще не сумел узнать, была ли Талико замужем или нет или почему она жила отдельно от семьи. Во всяком случае, она довольно часто имела в Гоптере дело с топсидианами и считалась среди них чем-то вроде доверенного лица. Это было странно; топсидиане были людьми, полагавшимися в большинстве случаев только на самих себя.

«Я думаю, это вызовет большое волнение, если мы ликвидируем все посты в Гоптере, не так ли?» — спросил Дерингхаус.

Талико покачала головой.

«Конечно, но топсидиане очень странные в этом отношении. Они придут в Гоптер и устроят длительный опрос. Они настолько убеждены, что убийца не сможет уйти от них, что в большинстве случаев не торопятся. Они принимаются за дело только тогда, когда имеют достаточно доказательств или думают, что имеют. За это время мы уже давно успели бы быть в Торте».

«Хм!»

Совещание окончилось принятием решения о том, чтобы перебросить всю группу в Торту на глазах у постов топсидиан. С оружием Дерингхауса там можно было бы проводить куда более важную работу, чем это было возможно в маленькой деревне.

Талико и Дерингхаусу было поручено выступить первыми. Тэель с остальной группой пойдет за ними спустя определенный благоприятный промежуток времени. Этот благоприятный промежуток был рассчитан таким образом, чтобы между нападением на слишком любопытный патруль топсидиан и тем моментом, когда начнет спадать вызванное этим замешательство, у людей Тэеля осталось максимум времени для дальнейшего передвижения в направлении Торты.

У Талико имелись заслуживающие доверия предположения о том, что в Торте имеются такие же группы сопротивления, какую организовал Тэель. Если удастся связаться с одной из них, тогда незаметное нахождение в городе, может быть, уже не составило бы трудностей.

Однако, план Талико о ликвидации всех постов в Гоптере не понравился Дерингхаусу. Он считал, что это вызовет слишком много шума и только создаст для них дополнительные трудности при пересечении на пути в Торту района двух последующих постов.

Они сошлись на том, что попытаются пройти мимо Гоптера и устранят патруль только в том случае, если он встанет им поперек пути.

«Мы можем выступить завтра утром», — сказал в конце Дерингхаус.

Первый удар чуть не стал ошибкой, но после этого они поняли, на что должны обращать внимание в следующий раз.

Талико и Дерингхаус вышли из деревни пешком. Личных автомобилей на дорогах Центрального континента практически не было, и если бы такой появился, можно было быть уверенным, что патрули топсидиан проверяли бы его каждые два или три километра.

Они держались немного в стороне от шоссе и около полудня увидели Гоптер. Они вошли в город и провели ночь в доме, в котором обычно жила Талико.

85
{"b":"6414","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Лидерство и самообман. Жизнь, свободная от шор
#черные_дельфины
По кому Мендельсон плачет
Не сдохни! Еда в борьбе за жизнь
Царство мертвых
Принц Дома Ночи
Три версии нас
Подрывные инновации. Как выйти на новых потребителей за счет упрощения и удешевления продукта
Борис Сичкин: Я – Буба Касторский